Иран: предвоенная пора

Начнется ли война в Иране? Можно сказать, что, скорее всего, она начнется. Когда именно — это сказать достаточно трудно, поскольку начало ее зависит от множества факторов и воли американского руководства. Трудно предсказать ее возможный характер, размах боевых действий. Единственное, о чем можно говорить определенно — итог войны будет не таким, какого ожидают в Вашингтоне.

Для такого рода утверждений есть множество оснований, и укажем лишь на наиболее очевидные. Ни в Афганистане, ни в Ираке американцам не удалось достичь своих целей — свержения старой власти, создание новых властных структур, прекращения вооруженного сопротивления и разоружения вооруженных формирований. В самом лучшем случае, достигнуты только две цели, да и то, частично.

Причина этих неудач лежит на поверхности. У американских политиков, а также аналитиков американской администрации, чрезмерно догматичное мышление. Оно мешает им понимать простую вещь — политически все эти страны: Афганистан, Ирак, а теперь и Иран, очень сложные страны-цивилизации, с собственными принципами развития и собственными проблемами. Трудно понять, как можно было не заметить жестокую борьбу за власть внутри Ирака при Саддаме Хусейне,. Но еще труднее понять, почему американцы не задались вопросом о том, на чьей же стороне будут эти антиправительственные силы. Теория "плохой правитель — хороший народ", при всей ее привлекательности, оказалась очень грубой, и по сути, дезориентировала американское руководство в Ираке.

Вот теперь и в Иране они пытаются применить тот же подход: ударим здесь, нажмем вот здесь, вон там нас поддержат… Неужели двух раз недостаточно, чтобы понять — такой подход не работает!

Допустим, что американцам удалось добраться до Тегерана и объявить правительство Исламской Республики Иран низложенным. Но это означает, что низложенным окажется только президент ИРИ Сайяд Моххамад Хатами — глава правительства, и еще депутаты Маджлиса. А лидер Ирана, то есть великий аятолла Хаменеи останется. Это потому, что "рахбар", в отличие от президентов и премьер-министров не является формальным главой государства. Кстати, на фарси эта должность называется "рахбар", то есть  "предводитель" (дословно "знающий путь"). Это глава Ирана перед Аллахом.

Допустим, даже американцам удалось захватить великого аятоллу Сеида Али Хаменеи, который сейчас "рахбар". Но и это не значит, что власть останется без присмотра. Совет (Маджлис-е расанджани), который выбирает "рахбара", может выполнять его функции, а также формально имеет право отправить "рахбара" в отставку, и выбрать нового.

Кроме того, аятолла является духовным авторитетом, могущим выносить суждения по тем или иным вопросам, то есть фетвы. Но это еще полдела. Аятолла имеет свой круг учеников и сторонников, и в Иране большая честь принадлежать к числу учеников того или иного аятоллы. С формальной точки зрения аятоллы никакой угрозы не представляют и формальных властных функций не выполняют. Но при этом вполне могут направить энергию своих сторонников в определенное (антиамериканское) русло.

Так что, американские надежды на то, что они смогут одним вооруженным наскоком сломать структуру иранского общества и заставить его "демократизироваться", более чем иллюзорны. Они могут сломать государственные структуры ИРИ, но вот структуру исламского общества в Иране им поломать не получиться. Многие пытались, но ни у кого не вышло.

Я уже не говорю об иранской разведке, возможности которой в десятки раз превосходят возможности иракских спецслужб при Хусейне, фундаменталистских организаций и партий, мощного молодежного резерва (Иран — это очень молодая страна по составу населения), и афганских беженцев, среди которых много опытных "джангсаларан" (профессиональных бойцов на фарси) и полевых командиров из Афганистана. Сам Иран по своим условиям живо напоминает Афганистан: горы, убийственная жара летом и холод зимой, кяризы, мины и полчища моджахедов.

Собственно, единственное, чего смогут американцы добиться в Иране, это разгромить иранскую армию, занять Тегеран и крупные города. Американцы, конечно, могут объявить о низложении правительства, посадить своих марионеток. Но на этом успехи с гарантией кончатся. А дальше начнется именно то, что мы уже видели в Афганистане и Ираке. Тем более, что военные эксперты сообщают, что иранские военные оттачивают методику организованной партизанской войны.

В распоряжении Ирана, кроме регулярной армии численностью около 570 тысяч человек, имеется еще Элитная Революционная гвардия, численностью 120 тысяч человек, и ополчение "Басидж", численностью около 7 млн. человек. В распоряжении аятоллы Хаменеи, как сообщает портал Иран.руесть секретная организация "Кудс", готовая к операциям за пределами Ирана.

А теперь о непрямых последствиях войн. Для стран Ближнего Востока война имеет множество побочных эффектов. Например, в виде резкого повышения образования элиты, технологического уровня, особенно военного, появления жестких и решительных лидеров.

С первого взгляда может показаться, что это не так. Однако, 25 лет войны в Афганистане показали справедливость этого взгляда. Советский Союз из вполне прагматических соображений, просто завалил Афганистан техникой, как военной, так и гражданской. Это заставило готовить афганских специалистов, то есть везти их в СССР и учить, а также полностью задействовать Кабульский политехнический институт. В итоге, в Афганистане появилось значительное количество неплохо образованных инженеров, строителей, летчиков. Афганцы ознакомились и хорошо освоили новые виды техники и вооружения.

Война побочным образом привела и к появлению достаточно богатой и развитой афганской диаспоры, которая сейчас стала внешним источником финансирования и восстановления Афганистана. Афганские бизнесмены за рубежом прокладывают внешнеэкономические связи своей страны. Вслед за ними пошли банки и официальные органы правительства.

То же самое будет и с Ираком, и с Ираном в случае войны. Насколько бы США ни играли роль мирового гегемона, все равно найдутся люди и страны, которые будут оказывать помощь и поддержку Ирану, как теперь оказывается помощь и поддержка Ираку и Афганистану. Все равно, представители Ирана окажутся в очень многих странах, и получат доступ к очень многому.

Кроме того, война произведет отбор среди иранской элиты, и выдвинет на первый план наиболее дельных, толковых и решительных руководителей, как это произошло в России или в Китае после гражданских войн.

В конечном итоге, и эта намечаемая война, и весь американский план "Большого Ближнего Востока" - провальный, начиная с момента замысла. Он даст только очень небольшое и кратковременное преимущество США в доступе к нефти Персидского залива, но заставит тратить на поддержание своего господства в регионе материальные, людские и политические ресурсы. А вот страны региона за счет войны получат толчок к развитию. Иран, Ирак и Афганистан вынуждены будут развиваться, чтобы защитить свое существование и будущее.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter