Выборы в Афганистане: что дальше?

Итак, 9 октября, в субботу, в Афганистане прошли выборы президента. Это первые выборы за всю историю Афганистана, и они, даже если закончатся неудачей, станут историческим событием. До этого афганские лидеры брали власть силой.

Однако, эти выборы могут привести к обострению политической борьбы в Афганистане. Точные результаты голосования пока неизвестны , и вряд ли станут известны в ближайшие две-три недели. Пока мы можем располагать только предварительными подсчетами по Кабулу и крупным городам.

Но мы уже располагаем очень серьезным политическим заявлением 15 оппозиционных кандидатов, во главе с Юнусом Кануни, кандидатом от Северного альянса. Они заявляют, что не признают выборы президента, если Хамид Карзай победит в первом же туре. По их мнению, такая победа означает, что в ходе голосования произошли подтасовки.

Это недоверие вызвано политикой Карзая, который к выборам разорвал коалицию с таджикским Северным альянсом. Эта коалиция сформировалась сразу же после окончания операции 2001 года, когда Хамид Карзай возглавил Переходное правительство, а глава Северного альянса Моххамед Касым Фахим получил должность министра обороны, остальные силовые ведмоства достались другим таджикским командирам.

В 2002-2004 годах произошел ряд серьезных конфликтов между Северным альянсом и Карзаем, в результате чего коалиция распалась, а руководители Северного альянса вышли из правительства.

Отношения обострились до предела непосредственно перед выборами, когда Карзай инициировал отставку губернатора Герата Исмаил-хана, авторитетного командира, близкого к Северному альянсу. Исмаил-хан принял отставку, чтобы не спровоцировать вооруженный конфликт перед выборами, но руководство Северного альянса после этого стало относиться с крайним недоверием к Хамиду Карзаю.

Недоверие руководства Северного альянса к Карзаю — есть следствие политики, проводимой Карзаем в течение последних двух лет.

Поэтому, совершенно очевидно, что выборы президента не смогут разрешить политический конфликт, назревший в Афганистане за последние два года. Если в окончательном итоге победителем будет признан Карзай, то это означает, что оппозиция будет всеми силами препятствовать его политике. Если же победа достанется Кануни, то это будет означать противодействие афганскому правительству со стороны сторонников Карзая, а также со стороны США и Пакистана.

Есть небольшая надежда на парламентские выборы, которые намечается провести через полгода, после выборов президента, то есть в в марте-апреле 2005 года. Характер проведения и результаты парламентских выборов покажут, каким образом будет разрешен этот политический конфликт: политическими или же силовыми методами. Если на выборах в парламент одержат победу представители Северного альянса, то решение конфликта будет политическим, хотя и будет сопровождаться частыми обострениями борьбы.

Если же выборы будут перенесены, отменены, на них не будут допущены представители оппозиции (есть вероятность любого из этих сценариев), или же оппозиция проиграет, то политический конфликт будет решаться вооруженным путем, ибо других способов у оппозиции просто не останется. В Афганистане создается три законных политических структуры: Лойя Джирга, правительство и парламент. В силу слабого развития афганского общества, других легальных возможностей для политика нет. Партии развиты очень слабо, никак не встроены в политическую систему страны, и имеют тесные связи с отрядами полевых командиров. Неправительственных организаций нет вообще.

Поэтому, если представители Северного альянса не попадут ни в одну структуру, это вынудит их остаивать свои права старыми методами: создания вооруженной и независимой автономии на севере Афганистана. Альянс придерживается курса покойного Ахмад Шаха Масуда на достижение мира и стабильности, и потому не начнет вооруженного конфликта без особо веских причин.

По мнению американцев, в частности бывшего советника Карзая по вопросам безопасности генерала Джорджа Айкенберри, в Афганистане существует три угрозы: «Талибан», Северный альянс и полевые командиры. Главной линией, которую проводило Переходное правительство, было устранение Северного альянса и полевых командиров из политической жизни, разоружение и роспуск из отрядов.

Это опасная политика, ибо она не делает разницы между лояльным и нелояльным Кабулу командиром, и всех их толкает в стан оппозиции, что выразилось, в частности, в отставке Исмаил-хана. Страна прошла в шаге от войны. Только выдержка бывшего губернатора уберегла Афганистан от нового гератского мятежа.

Есть большая опасность для Афганистана в том, что после победы на выборах Карзай, под нажимом американцев , станет с удвоенной энергией проводить эту политику. Учитывая уже имеющуюся конфронтацию между ним и Северным альянсом, можно с уверенностью сказать, что страна в таком случае расколется на два противостоящих лагеря.

Опыт предыдущих событий показывает, что ни Карзай, ни его американские советники, в частности Залмай Халилзад, не обладают достаточной деликатностью, чтобы перевести этот конфликт в чисто политическую форму. Причиной тому жесткая установка на то, что полевые командиры и Северный альянс являются помехой и даже угрозой для афганского правительства. Эта установка не позволяет понять, что на данном этапе Северный альянс и часть полевых командиров из числа наиболее авторитетных, являются одной из опор мира и стабильности в Афганистане. Эта установка отрицает все достижения Северного альянса, который боролся за независимый, мирный и умеренно исламский Афганистан еще в то время, когда Карзай еще жил в США. Эта установка Карзая и его сторонников заставляет представителей Северного альянса становиться в оппозицию.

Второй причиной является то, что Карзай и Халилзад заранее уверены в своей победе и выступают с позиции сильной и правой стороны. По словам представителей американской администрации, Халилзад встретился с Кануни и попытался убедить его в том, что он может лучше всего обеспечить свое политическое будущее, если не будет мешать воле афганцев, которые, в неожиданно большом количестве, явились на выборы. Это, конечно, шапкозакидательское высказывание, в свете того, что результаты еще не подведены, а политическая борьба после выборов продолжится. Подобные представления ослепляют карзаевское правительство и являются самообманом.

Если Карзай считает Северный альянс угрозой, а себя победителем и правой стороной, то с оппозицией он никогда ни о чем не договорится.

Кто является источником возможного возникновения вооруженного конфликта и какова вероятность его начала? В силу того, что Северный альянс придерживается курса Масуда на мир и стабильность, за последние два года придерживался только политических методов и не совершил ни одной вооруженной вылазки против правительственных сил, то с этой стороны ждать начала конфликта не приходится. «Талибан» представляет собой определенную угрозу, но попытки сорвать выборы показали, что он не в состоянии внести существенных изменений в обстановку в стране. Остается только одна сила — Хамид Карзай, Залмай Халилзад и американский военных контингент.

Вероятность начала вооруженного конфликта зависит от степени жесткости политики, которую проводил Карзай до выборов, и станет очевидно проводить после них. Опираясь на опыт событий августа 2004 года и более ранних, можно определенно сказать, что эта вероятность остается высокой.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter