Пенсии, иллюзии и мифы

Происходящий последние дни шум вокруг известного высказывания Вячеслава Володина о возможности отмены пенсий остро демонстрирует, что российский политический процесс даже среди профессионалов в достаточной степени подвержен откровенному мифотворчеству.

Скажу сильнее. Основой массового восприятия российской политики среди широких масс комментаторов, готовых стать к рулю и сделать как надо лежит откровенное лицемерие.

Политикам, зачастую, вменяются требования небывалой, но сложно построенной политкорректности. Сколько лет вспоминала Путину оппозиция его известную фразу про подводную лодку. Кажется, можно найти всего лишь одну более знаменитую политическую фразу – "в СССР секса нет!". 

Эти фразы объединены общим принципом. Они вырваны из контекста и используются оппонентами по принципу "докопаться до столба".

О чём говорил спикер Госдумы?

О том, что если ничего не делать (не реализовать пенсионную реформу), то встанет проблема с выплатами населению. Эта идея сама по себе является достаточно проходной, в том числе и для оппозиции.

Вспоминают ли сегодняшние критики властей о том, с какой лютой яростью они выступали против предыдущей фазы пенсионной реформы, осуществлённый в период монетизации льгот? Как клеймили новую финансовую модель пенсионной системы, доказывая, что она несостоятельна и в долгосрочном плане не жизнеспособна?

Разумеется, никто в руководстве страны не обладал талантами пророка, чтобы в точности предсказать все перипетии и испытания, которые свалятся на хребет российской финансовой системе. Никто в 2001-2002 гг. и думать не думал о грядущих санкциях, резком падении стоимости нефти и последующем его постепенном подъёме. Никто не мог запланировать в точности финансовые параметры бюджета на 15-20 лет вперёд.

И тут мы приходим к печальному вопросу о том, что есть практики политической деятельности, а есть практики говорения.

По неизвестной причине, целый ряд "критиков" считает возможным и даже нормальным предъявлять претензии руководителям страны за слова, сказанные в полемике, в гипотетическом ключе… Так, как будто каждое их слово обретает силу закона, отливается не только в граните, но и в чугуне и, будучи отлитым, виснет на шее критика.

О, будет эти люди на месте Путина или Володина – они бы говорили веско, мало, и строго по делу. Впрочем, есть у меня подозрение, что до места Путина или Володина эти люди никакого шанса не имеют. Хотя бы по той причине, что, на самом то деле, им нечего сказать избирателю. Ведь болтовня о том, что тот же Володин допустил… ах всего лишь допустил гипотетическую возможность отмены пенсий, если государство ничего не будет делать – это не политическая платформа. Не программа действий. Не попытка критики.

Если ничего не делать, то не только пенсии придётся отменить, но и Россия довольно быстро погибнет. Но говорил то Володин как раз о действиях власти вокруг пенсионной полемики.

Всё ли правильно делается с пенсионной реформой с содержательной точки зрения?
 
Конечно нет. Предлагаемую схему реформы, конкретный способ её проведения можно и нужно критиковать и корректировать, чтобы привести эту реформу к рабочему состоянию. И именно этим, вполне открыто, вознамерились заняться депутаты возглавляемой В.В. Володиным Госдумы РФ на своей осенней сессии. Америк в том, что реформа, хотя и будет, но, скорее всего не совсем такой как объявлено, тут не открыть.

Текущий дисбаланс бюджета и вытекающие из него возможные решения никому не нравятся. Но речь то идёт не только о том, чтобы "отнять года", но и о том, что, в соответствии с конвенцией МОТ, ратифицированной той же Госдумой, пенсия составляла не менее 40% от утраченного заработка. А это уже не "отнять", а "дать".

Чтобы понять, что теряют страна и народ, а что приобретают в результате пенсионного манёвра, необходимо было бы хотя бы разобраться, как и за счёт чего пенсионная система работает. Может быть тогда техническое замечание того же Володина и не вызвало бы такого острого приступа.

Всё ли делается реформаторами правильно с коммуникативной точки зрения? Скажу прямо, то, как пенсионная реформа была подготовлена Правительством – не выдерживает никакой критики. Общество было поставлено перед фактом. Была предложена модель, которую пришлось разъяснять избирателям… и, внезапно, обнаружилось, что готовила проект реформы власть исполнительная, а доносить смысл происходящего до граждан вынуждены законодатели.

Володин говорил о неприятных вещах, которые не могут вызвать чувства эйфории. О том, что в стране сейчас не хватает денег и на повышение пенсий и, одновременно, на сохранение имеющейся планки пенсионного возраста.

Да, эти слова должен кто-то сказать, и, уже как минимум, к чести председателя ГД следовало бы заметить, что он пошёл и начал объяснять происходящее именно тем людям, которые лично его выбирали. Хорошо ли, плохо ли он это сделал – оценить могут, прежде всего, они.

Но являются ли его слова весомым поводом для того, чтобы создавать мифы о злодейской власти, пытающейся отобрать пенсии как таковые у граждан?  
Адекватным ли ответом является попытка сконструировать иллюзию того, что если ничего не менять – всё будет идти не хуже "само по себе"?

Мне кажется, что нет.
 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter