Национальная модернизация: к феноменологии проблемы

Россия – страна незавершенной буржуазной революции, страна «усеченной модернизации» и «перманентно отсутствующего» гражданского общества. Но что будет означать «национальная модернизация» применительно к России и возможна ли она в принципе в стране, знавшей только «революции сверху», расходовавшие потенциал «государствообразующей нации» без создания политических форм, интересы этой самой нации выражающих? Преодолима ли ситуация, в рамках которой русские оставались в роли пасынка у собственного государства, не проявляя стремления стать полноценной политической нацией? И могут ли русские стать нацией в рамках существующей государственной формы? Особенно с учетом того обстоятельства, что крушение «номинально русской» имперской либо квазиимперской государственности дважды делало главной жертвой и «козлом отпущения» именно русских.

На взгляд автора, Россия исчерпала все возможности для «половинчатой» и «верхушечной» модернизации, ибо разрушен ключевой ресурс для модернизаций подобного вида – русский патриархальный уклад, традиционно отождествляемый с деревней и крестьянством. Любые же косметические реформы существующего «государственного фасада» в условиях углубляющейся деградации общества изначально бесполезны и контрпродуктивны.

Остается только национальная модернизация – то есть процесс создания социальных, политических, экономических и идеологических форм, позволяющих русским обрести форму политической нации и дать достойный ответ на современные вызовы. Все остальные варианты означают упадок, угасание и итоговый распад исторической России.

Что же даст искомая «национальная модернизация» проваливающийся в «постмодернистское болото» стране?

1. Только пройдя через процесс национальной модернизации, Россия может стать полноценным национальным государством, а не постимперским конгломератом, и, избавившись от лишних иллюзий, определиться во времени и пространстве.

2. Только пройдя через подобную модернизацию, русские смогут создать политическую систему и власть, отвечающую их интересам, сумеют в кои то веки воплотить на практике национальную модель гражданского общества. Национальная модернизация означает преодоление раскола на элиту-народ и комплекса «отстающей» страны по отношению к Западу.

3. Без национальной модернизации русские всегда будут иметь вместо национальной элиты касту манипуляторов, навязывающую им очередные идеологические симулякры, и «национальная» либо «суверенная» демократия останутся профанацией либо несбыточной мечтой. Национальная модернизация означает эмансипацию укрепляющегося гражданского общества из-под спуда безнационально-бюрократического государства.

4. Без национальной модернизации русские никогда не смогут создать последовательно ориентированной на национальное развитие (и при этом не изолированной) модели экономики, в рамках которой они не были бы объектами неслыханных эксплуатации либо ограбления в рамках той или иной версии «колониального уклада».

5. Без прохождения через горнило национальной модернизации «русская идея» никогда не воплотиться в политическую форму, оставаясь фантомом, а русская культура и цивилизация будут обречены на исчезновение и распад. При этом, начиная разговор о национальной модернизации применительно к России, следует помнить о многочисленных «исторических ловушках», которые могут привести к ее итоговой неудаче.

Во-первых, все предыдущие модернизации были квазинациональными по форме и антинациональными по содержанию – то есть осуществлялись за счет русского большинства, мало что дав государствообразующему народу.

Во-вторых, если модернизация будет заменена имитацией и валотекущей деграда-цией русские могут сойти с исторической сцены как полноценная нация.

В-третьих, коммунистический проект, при всем его провиденциализме, оказался тупиковым вариантом вненациональной модернизации, создав в итоге общество, не способное к национальной рефлексии и саморазвитию.

В-четвертых, либеральная модернизация, несмотря на одержимость модернизаторов, провалилась из-за неприятия большинством нации проекта либералов-космополитов.

Наконец, следует сказать и о многочисленных «противопоказаниях» проведению в жизнь национальной модернизации, существующих в современной российской действительности.

В России из-за системной деградации общества отсутствует устойчивый слой или класс, заинтересованный в национальной модернизации.

Российская элита, столь страстно мечтавшая интегрироваться в «западное сообщество» ценой сложного «торга» и уступок, после знаковой даты «8.8.8» оказалась на распутье, и лишь пытается имитировать некое подобие «политической мобилизации», продолжая при этом уповать на «российскую инерцию» как главный залог прочности ее позиций.

Российская интеллигенция, пережив «идеологическое банкротство» в свете вдохновленных ею же «проклятых 90-х», все более активно обслуживает власть, будучи неспособной дать стране и народу новые смыслы и ориентиры, не говоря уже о полноценной стратегии национального развития.

«Техноструктура» (те самые «космополитические менеджеры» времен СССР) едва ли не ликвидирована как класс прогрессирующей деиндустриализаций.

«Российские олигархи» в свете кризиса оказались на распутье, являя собой все более комичное зрелище.

В то же время, у российской власти в ситуации растерянности элиты и углубляю-щегося кризиса есть уникальная возможность переструктурировать общество и элиту, задав им новый вектор – вектор национальной модернизации. Но «окно возможностей» необратимо сужается. И диалог с элитой и обществом об условиях и формах национальной модернизации нужно начинать уже сейчас.

В противном случае, все стратегии и планы будут все дальше заходить в тупик, не оставляя России сколько-нибудь сносного (не говоря о достойном) исторического будущего.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter