Прокуророво ложе

Харакири по собственному желанию

Скоропостижный уход Владимира Устинова из Генпрокуратуры РФ — событие, которое потрясло в первую очередь своей рутинностью.

Прежде попытка заменить генерального прокурора стоила главе государства массы испорченных нервных клеток. И сам увольняемый с заявлением не спешил, и те, кто по закону должен этот вопрос решать, брать под козырек не торопились. Интеллигентнейший Михаил Ефимович Швыдкой (тогда директор РТР) развлекал страну порно. Совфед освистывал заику-Волошина. Одним словом, в стране наличествовала политическая жизнь. Нынче этот вопрос решается ровно за пять минут, и мнение сенаторов по этому вопросу, похоже, не интересует даже их самих.

Между тем, уход Владимира Устинова ознаменовал собой завершение важнейшего этапа в новейшей истории России. Его семь лет прокурорства — это семь "путинских лет". В любом сколько-нибудь значимом эпизоде этого периода неизменно присутствовала громоздкая фигура Устинова: изгнание из страны Гусинского и Березовского, трагедия АПЛ "Курск", "Норд-Ост" и Беслан, "дело Радуева" и "дело ЮКОСа".

Герой России, дважды (2002 г. и 2003 г.) лауреат премии Русского биографического института "Человек года" в номинации "Государственная деятельность"…

Смотришь на его мясистый торс, как будто сошедший со страниц произведений Гоголя или Салтыкова-Щедрина, слушаешь по-черномырдински ядреные афоризмы (по "про грех и стыд", про умение "прокурорить" и готовность "отдаться этой работе" и пр.) и как-то не получается принимать его всерьез… Вот, скажем, я — сочинец (прожил там полжизни). Три года у нас в городе Устинов пропрокурорствовал, пока его Ельцин не приметил. Что могу о его "сочинском периоде" сказать? Ничего. Было кресло. Он на нем сидел. Все.

Та же характеристика подойдет и "докремлевскому" Путину. Так что в ельцинский "кадровый резерв" Устинов и Путин попали отнюдь не случайно. Несмотря на внешнюю разницу, это — один и тот же "самурайский" тип чиновника.

Как известно, основа самурайской этики — принцип верности господину. Всякий чиновник может совершать подлости, лгать, ломать судьбы, доводить до сумы и тюрьмы. Но только чиновник-самурай путинско-устиновского типа может при этом искренне считать себя человеком высоконравственным, ибо все, что он делает, имеет "высокий мотив" — верность господину. У чиновника-самурая не бегают глаза, как у какого-нибудь Грефа, щеки его не пунцовеют по-степашински, он не вздрагивает от всякого шевеления под ковром. Чего ему бояться? Смерти-отставки? Для самурая смерть — это уникальный шанс продемонстрировать господину абсолютную преданость. Делая себе харакири (подписывая заявление "по собственному желанию"), он твердо знает, что на новом витке колеса жизни верность его обязательно будет вознаграждена. А потому спокоен. По крайней мере, внешне.

Помните, как упразднили Налоговую полицию, а ее руководителя Михаила Ефимовича Фрадкова отправили просиживать штаны в Брюссель? Он тогда даже не пискнул.

Помню, как через пару месяцев после его отставки в Санкт-Петербурге Путин представлял своего представителя в ЕС собравшимся на саммит еврочиновникам... По драгоценному паркету склонившись в почтительном полупоклоне, робко семенил человек-тень в мешковатом сером костюме. Помню, как меня обожгло исходящее от него "чувство собственного ничтожества перед лицом господина". Путин этого тоже не забыл.

Нынешняя отставка Устинова — "из той же оперы". Тут соболезнования неуместны. Для Устинова, семь лет рвавшего на части врагов своего господина, отставка — это не крушение карьеры, а головокружительный взлет. Сегодня многие с улыбкой говорят о его президентских амбициях, считая, что отставка поставила на них крест.

"Глупые белые люди!" — как говорил индеец в фильме Джима Джармуша "Мертвец". Политическая карьера Владимира Устинова только-только по-настоящему началась (как, в свое время, с отставки она начиналось у Михаила Фрадкова). Недаром источники в Администрации президента РФ сразу же начали сливать информацию о новом назначении — в Брюссель, на фрадковское место. Если такое назначение состоится — это будет более, чем прозрачный намек. Возможно, даже слишком прозрачный. Во всяком случае, параллельный "страховочный слух" о кресле главы Совбеза тоже появился не случайно.

С точностью до акции

Как вы уже, наверное, догадались, наиболее ярко выраженные чиновники-самураи в путинском окружении это — "сечинские". Сам Игорь Сечин — классический образец чиновника-самурая… Помню, как на заре его кремлевской карьеры ходили слухи о его удивительном бессребреничестве. Якобы он не мог собрать какие-то несчастные $100 тыс., чтобы купить квартиру для родителей. Коллеги скинулись — помогли. Не знаю, правда это или "чекистские народные сказки". Так или иначе, сегодня Сечин "сидит" на "Роснефти" — то есть, мягко говоря, не бедствует. Однако, это — все тот же Сечин, которого Сергей Доренко в своем романе "2008" метко сравнил с овчаркой.

Не секрет, что Фрадков — креатура Сечина, а Устинов — и вовсе Сечину свояк (более того, Инга Игоревна Сечина недавно родила Дмитрию Владимировичу Устинову наследника). Принято считать, что отставка Устинова — удар по "сечинским". Мол, после зачистки таможни и прочих "силовиков" позиции "сечинских" слишком укрепились — Путин решил восстановить баланс. Что-то в этом, безусловно, есть. Вот только миф о единоборстве "кремлевских башен" — любимая игрушка самодеятельных конспирологов — мешает в этой шахматной партии рассмотреть главное — того, кто передвигает фигуры.

Как мы уже говорили, Путин — классический чиновник-самурай. Обыватель привык считать, что господствовать — удовольствие, а подчиняться господину — тяжкий труд. У самурая — все наоборот. Взгляните на Фрадкова — с каким упоением он берет под козырек, озвучивая путинскую белиберду про удвоение ВВП или "материнский капитал", и как тяжело ему бодаться с подчиненными из "экономического блока". А Устинов, самозабвенно выполнявший любую волю президента, и пасовавший перед вызывающе самостоятельной военной прокуратурой.

Чиновники-самураи без колебаний оторвут голову любому, на кого укажет господин (или хотя бы намекнет), но кровожадничать по собственному почину они не привычны. "Не такое у них воспитание", — как говаривала Манька-Облигация.

…Счастье Путина закончилось в 2000 году, когда он выполнил поручение Бориса Ельцина и Бориса Березовского — стал президентом. Путин задрал голову, увидел синее небо и никаких признаков господина. Как быть? Строить "властную вертикаль"!

Путинская "вертикаль", строительству которой он посвятил семь лет своей (и нашей) жизни — это отчаянная попытка подарить людям то, чего он сам трагически лишился, — возможность служить своему господину. Неиерархический "сетевой" мир, в котором действует целый набор различных критериев, определяющих место индивидуума в социуме, для самурая невыносим. Равенство и свобода выбора для него — нечто противоестественное. А "основные демократические права" — вообще, полный абсурд. Пестрый и лохматый мир, доставшийся Путину в наследство от Ельцина, нужно было "гармонизировать" — то есть, максимально упростить. И вот после "семилетней войны" стране вроде бы удалось навязать более менее самурайский порядок.

Власть, некогда разделенная между олигархами, чиновничеством, парламентом и политическими партиями, СМИ, судами, региональными администрациями, влиятельными общественными организациями и пр., медленно, но верно перетекла в "президентскую вертикаль". А благополучие ее прежних обладателей стало определяться одним — готовностью и способностью в сию "вертикаль" вписаться.

Вот, скажем, Алексей Мордашев, недавно передавший Arcelor одно из крупнейших металлургических предприятий России (плюс его добывающие активы) — олигарх, идеально вписавшийся в путинскую вертикаль. Почему? Потому что он, в полном соответствии с этикетом, бил челом. Потому что 32% акций объединенного предприятия (доля в нем "Северстали") на словах будет принадлежать целиком ему лично, на бумаге — оффшорной кампании, а на деле — Бог весть кому.

С другой стороны, есть Роман Абрамович, распоряжающийся средствами и активами загадочной оффшорной компании Millhouse Capital (именно она выгодно продала "Сибнефть" "Газпрому" и вот-вот купит пол-"Евраза", а также металлургические активы "газпромовского" зампреда Алишера Усманова). Вы видели реестр акционеров Millhouse Capital? Знаете от чьего имени Роман Абрамович совершает многомиллиардные сделки? Вот и я не знаю. Хотя догадываюсь…

Однако, Мордашев с Абрамовичем — это "уходящая натура". Так сказать, временный компромисс. Венец творения — это, разумеется "Газпром" (и его пока не созданные подобия в других отраслях — нефтянке, атомной энергетике и пр.). "Хозяйственная заинтересованность" главы государства во всем этом деле очевидна, но не это главное. Доведя свой замысел до логического конца, Путин-самурай наконец получит подлинную "вертикаль", не нуждающуюся более ни в каких компромиссах, а новый "табель о рангах" получит четкое коммерческое обоснование. Место в строю можно будет определить с точностью до акции. Где-то в заоблачных высях будет витать Крупнейший Акционер, у самого подножья толпиться какие-нибудь "нашысты"-стажеры, отгоняющие мух от младших менеджеров региональных офисов. И у каждого будет свой господин. Даже у Путина...

Не футболом единым…

Нетрудно заметить, что в отношении обеспечения суверенитета России в современном политическом пространстве озвучиваются два взаимоисключающих подхода. Первый — пропагандистский мусор (о " России в существующих границах" и т.п.), который каждый день вываливают нам на головы разнокалиберные "говорящие головы". Суда же истошные вопли о том, что за Уралом катастрофически уменьшилось народонаселение, что якобы стимулирует аппетиты "китайской военщины".

Второй подход озвучивает сам президент в своих многочисленных публичных выступлениях. Его ключевой момент — "интернационализация" стратегических отраслей российской экономики.

В переводе на русский язык это означает:

· берем базовые отрасли российской экономики (в первую очередь, ТЭК);

· консолидируем наиболее привлекательные активы;

· создаем гигантские монополии (образец — "Газпром");

· любыми средствами накачиваем их капитализацию;

· продаем крупные пакеты их акций иностранцам.

Фиговый листик контрольного госпакета в собственности Росимущества уже сегодня ничего не закрывает. Скажем, в новом законе "О газоснабжении РФ", якобы постулирующем этот самый контрольный госпакет, тщательно прописана лазейка для вполне законного перехвата контроля над "Газпромом" иностранцами (за счет расширения присутствия в госкомпаних-держателях "газпромовских" акций). В отношении других госкомпаний никаких ограничений вообще не предусмотрено — контрольный пакет той же "Роснефти" может быть продан иностранцам хоть завтра. С другой слияние аналогичное ТНК-ВР давно уже объявлено Путиным образцом для подражания.

Единственный недостаток этой сделки — доля иностранных партнеров недотягивает до контрольного пакета — блестяще преодолел поставщик труб для Северо-европейского газопровода (СЕГ) придворный кремлевский олигарх Алексей Мордашев.

Напоминаю, недавняя сделка "Северсталь"—Arcelor, оцененная путинским агитпропом как "образцовая", подразумевает полный переход российских активов в собственность совместной (считай иностранной) компании. При этом доля российских акционеров в этой совместной компании едва превышает блок-пакет и ни при каких обстоятельствах (даже с учетом обещанной допэмиссии) ни увеличится до контрольного. Более того, Мордашев, будучи крупнейшим акционером, взял на себя целый букет унизительных обязательств: 4-летний мораторий на приобретение акций Arcelor, 5-летний запрет на их продажу. Более того, он отказался от права голосовать своими акциями самостоятельно (то есть его акциями будет распоряжаться совет директоров совместной компании).

"…Тем самым сделка означает безоговорочное поглощение "Северстали" ее европейским коллегой", — подытоживает журнал "Эксперт".

А что взамен? Загадочные акционеры мордашевского оффшора теперь — международные бизнесмены, участвующие в капитале не иллюзорной, а всамделишной ТНК. Это их — в лице Мордашева — глава совместной компании Ги Долли назвал "настоящими европейцами".

Так сбывается Большая Олигархо-Кремлевская Мечта, с бритвенной точностью сформулированная Константином Крыловым: "Хоть тушкой хоть чучелком пролезть в мировую элиту".

Это вам не деньги на банковских счетах, которые в любой момент могут быть арестованы, не постылая российская "серая" собственность с которой в любой момент можно расстаться. Ходорковский потратил сотни миллионов и годы на то, чтобы мировая элита признала его хоть чуть-чуть своим. А вместо этого попал за решетку. Абрамович (а значит и те, в чьих интересах он действует) занялся английским футболом. Но для местных он — все равно сомнительный нувориш…

Как вы думаете, почему Абрамович (т.е. акционеры Millhouse Capital), все последние годы избавлявшийся от своих активов в России, резко изменил тактику? Почему только что вывезенная из страны многомиллиардная выручка от продажи "Сибнефти" идет сегодня на закупку металлургических активов у Абрамова-Усманова (по явно завышенной цене)? Если верить слухам, циркулирующим на рынке, Абрамович готовит слияние с британской компанией Corus (второй по размеру после Arcelor в Европе) по "мордашевской схеме". У уважаемых белых господ нынче проблемы с сырьем — так что абрамовско-усмановские активы (в основном ГОКи) им будут весьма кстати. Не футболом, как говориться единым.

Если у Абрамовича все получится, то он (а значит и загадочные акционеры компании Millhouse Capital) пойдет по стопам Мордашева (и акционеров его офшора) — станет уважаемым акционерам ТНК. Главное, чтобы наши акционеры при этом не отдавили свои собственные пятки…

В поисках "русского Саакашвили"

Как известно, именно ставка на ТНК, как новые субъекты глобальной политики, идущие на смену государственно-территориальным образованиям — отличительная черта программной статьи "Стратегия "глобализационного лидерства" для России", опубликованной еще в 2000-м году — на заре путинского правления. Тогда она воспринималась как наивная утопия. Сегодня, когда изложенные в ней подходы стали государственной политикой, уже не до шуток.

Не знаю как вы, а я ни на секунду не сомневаюсь в том, что реализация именно "северсталевской" модели в масштабах страны является конечной целью путинской "энергетической империи". В итоге, он лично и тесно связанный с ним слой олигархов и чиновничества должны стать крупными акционерами международных компаний, закрепившись в верхней части такой властной "вертикали", которой уже не страшны ни выборы, ни чемоданы компромата, ни голодные бунты. Против законных владельцев-иностранцев особенно не побунтуешь — у них на этот случай НАТО есть (то самое НАТО с которым так нежно воркует Сергей Иванов и так трогательно борются наивные крымчане).

И самое главное: Путин, наконец, получит господина, которому сможет по-самурайски служить — уважаемых западных партнеров, держателей контрольного пакета.

…Вернемся к самураю-Устинову. В том, что будущее его светло, на мой взгляд, можно не сомневаться. Генпрокуратура — место хлопотное. Работа грязная. Между тем, времена, когда нужно было перегрызать желтым клыком сонную артерию какого-нибудь Ходорковского безвозвратно уходят. Все основные угрозы ликвидированы. Покрытые шрамами бойцы могут, наконец, извлечь запекшуюся кровь из под ногтей.

После непродолжительного "карантина" в каком-нибудь Брюсселе Владимир Васильевич, судя по всему, получит совсем другое назначение. На этот раз на какую-нибудь непубличную должность. Например, к свояку — в "Роснефть" (для которой в свое время добывал "Юганскнефтеганск" и кое-какое другое барахлишко). Но дальнейшая судьба Устинова — тема гораздо менее интересная, нежели дальнейшая судьба его кресла…

Повторюсь: Устинов ушел не потому, что проштрафился. Просто завершился определенный этап в новейшей истории России. Начался новый. И персона нового генерального прокурора должна ему соответствовать. Имена Козака и Коновалова в устах "говорящих голов" федеральных каналов недвусмысленно указывают на то, какой именно генеральный прокурор сегодня нужен Путину и зачем.

"Устиновский период" — это, в первую очередь, олигархомахия и теракты (от взрывов в Москве и Волгодонске до Беслана). Все это следует сдать в архив. Новое время актуализирует совсем другую тему — тему коррупции, по которой Путин вывел Россию в мировые лидеры. И Генпрокуратуре предстоит стать флагманом "борьбы" с этой напастью.

Известно, что тема "борьбы с коррупцией" зачастую оказывается фатальной для руководства страны, если за нее берется, извините за выражение, оппозиция (или амбициозный чиновник, готовый, если что, уйти в оппозицию). Так было в Беларуси (Лукашенко), так было в Грузии (Саакашвили). Конечно, в сегодняшней России, благополучно лишенной последних намеков на политическую конкуренцию, с задавленными НКО и деморализованным населением угроза эта имеет скорее виртуальный характер. Тем не менее, застолбить за собой эту тему — лучший способ избежать возможных проблем в будущем.

Как известно, новый "сезон охоты" на коррупционеров открыл лично президент, именно с этой темы начав свое ежегодное послание. Самурай-Устинов немедленно взял под козырек и заявил, что полностью "отдался" этой теме. В сточную канаву полетели головы ненецкого губернатора, челябинского вице-губернатора и волгоградского мэра. В Совфеде немедленно обнаружились сенаторы-коррупционеры (представляю, как были разочарованы их коллеги)…

Все это происходило у нас на глазах. Давайте спросим себя: похоже это на "борьбу с коррупцией"? На мой взгляд, не очень. Всем известно, что ненецкий губернатор конфликтовал с "Роснефтью" и отказывался влиться в Архангельскую область, а 30 миллионов якобы украденных им когда-то рублей выглядят форменной насмешкой на фоне нынешних масштабов воровства и злоупотреблений. То же самое можно сказать и о челябинских квартирах, и об амбициозном волгоградском мэре, воевавшем с губернатором Максютой и "ЛУКОЙЛом".

С другой стороны, именно сейчас стало особенно очевидно, что доводить уголовные дела до обвинительного приговора прокуратура может только в условиях "басманного правосудия". Громкие дела с участием присяжных, как правило, заканчиваются оправдательным вердиктом: и "дело Холодова", и "дело Ульмана", и "дело Аракчеева" и "дело Иванькова" ("Япончика"), и "дело таджикской девочки". Фантазии Генпрокуратуры хватает лишь на то, чтобы, придравшись к какой-нибудь процессуальной мелочи, добиться нового рассмотрения. А значит, очередного проигрыша.

Возможно, последней каплей стало оправдание обвиняемых по "делу Хлебникова". Напоминаю, прокуратура пыталась "повесить" убийство американского журналиста на более-менее подходящую группу чеченцев — якобы руками земляков-киллеров Хлебникову "мстит" разрекламированный им философ-боевик Хож-Ахмед Нухаев. За что именно "мстит" — не понятно (в своей книге Хлебников абсолютно корректно изложил его реальные взгляды и высказывания). Оправдание чеченцев вернуло право на существование рабочей версии о связи трагической гибели журналиста с его скандальным материалом о том, как Алексей Мордашев стал собственником "Северстали". Понятно, что, в контексте международных "успехов" "путинского металлурга", такая "реанимация", мягко говоря, несвоевременна.

Столь же устаревшей на сегодняшний день выглядит и чисто пиаровская составляющая в деятельности Генпрокуратуры. Рассуждающий "о божественном" Устинов, брутальный шоумен Колесников, откалывающий уже порядком надоевшие антиолигархические номера, терминатор-пресс-секретарь-Вишнякова — все это трупа давно уехавшего шапито. Чтобы не потерять эту тему Путин должен срочно найти человека, способного работать в стилистике молодого Саакашвили или молодого Лукашенко. И, вместе с тем, не опасного.

Подчеркиваю, речь идет не о реальной борьбе с коррупцией, которая в путинской РФ — ключевой институт, цементирующий государство. Нужна кампания. Но кампания масштабная и "похожая на правду". Фуфло типа грызловской охоты "на оборотней" здесь не пройдет. Ивановские сказки про "возрождающуюся армию" или медведевские "нацпроекты" — тоже дурной пример. Нужно что-то настоящее.

И это настоящее Путину может обеспечить только Козак. Не самурай.

Человек-кодекс

Крайне показательно то, что Дмитрий Козак, уже названый центральным телевидением и другими СМИ главным претендентом на пост генерального прокурора, изо всех сих опровергает возможность такого кадрового перемещения. В 1999 году его условием было реформирование Генпрокуратуры (в частности, он собирался разделить следствие и надзор). Путин козаковское условие вроде бы принял и даже отправил представление в Совфед, но вовремя одумался — отозвал. Утвердили тогдашнего и.о. — Устинова. Прошло семь лет... Рискну предположить, что на этот раз Козаку все-таки придется согласиться — Путину на этом посту сейчас нужен именно он. Другие варианты не рассматриваются…

Как я уже сказал, Козак — не самурай. Это — человек-кодекс. Первый путинский срок весь прошел под знаком его запредельной активности. Чего тут только не было: судебная реформа, скандальные предложения по изменению принципов недропользования (отказ от лицензий в пользу концессий), реформа местного самоуправления, меморандум по решению приднестровской проблемы, административная реформа.

Скажу честно, большая часть козаковских инициатив мне лично была по душе. Я их искренне поддерживал, а вместе с ними и президента (самостоятельной фигурой Козак не был и никогда не пытался ею казаться)… А потом все козаковские инициативы провалились (за исключением судебной реформы — присяжные у нас все-таки есть). Одна за другой.

В данный момент на Юге России Козак тоже все, вроде бы, делает правильно: пытается хоть как-то урезонить Рамзана Кадырова, борется с президентом Адыгеи Совменом, злит ингушей, пытаясь навязать компромиссный вариант решения осетино-ингушского конфликта. Что-то у него даже получилось: обеспечил смену власти в Дагестане и Кабардино-Балкарии, успокоил Карачаево-Черкесию, вернул датчан в Чечню.

Налицо едва ли не единственный работоспособный путинский чиновник, к содержательной стороне деятельности которого трудно предъявить хоть сколько-нибудь обоснованные претензии. Вот только все его лучшие начинания обычно заканчиваются провалом.

Дело в том, что человек-кодекс "ни одного раза" не человек-политик. А для того, чтобы хоть одно благое начинание в стране реализовать, мало придумать правильный план и подложить под него грамотную нормативно-правовую базу. Нужно, чтобы политическому руководству страны "оно было надо". А "оно" ему не надо. Ему надо того же, что и Мордашеву-Абрамовичу — "Хоть тушкой, хоть чучелком…"

Те проблемы страны, которые нам кажутся первостепенными, для "газпромовско-кремлевской бизнес-группы" — прыщи, которые лень выдавливать, достаточно слегка смазать пиаровской крем-пудрой. Но прыщ растет, декоративная косметика облетает. И тогда приходит трудоголик-Козак и хватается за предложенные ему "мелочи" так, будто они — дело всей его жизни.

Козак очень нужен Путину. В строго определенное время в строго определенном месте. За долгие годы совместной работы Путин научился виртуозно им манипулировать. Козак в его руках всегда оказывался крайне эффективным тараном. Именно козаковскими руками он ломал касьяновское правительство, именно Козак играл роль "злого следователя" в "диалоге" с сырьевыми олигархами.

Какого эффекта можно ожидать от его назначения генеральным прокурором? Во-первых, обновление ее устиновско-колесниковского имиджа (Колесникову, похоже, придется искать другую работу). Все, что относилось к эпохе катастроф и олигархомахии, уйдет в прошлое. "Борьба с коррупцией" в исполнении Козака будет выглядеть вполне убедительно — собственных скелетов в шкафу у него нет, от "кремлевских башен" и основных бизнес-групп он надежно "равноудален". Ему выдадут список "коррупционеров" — слишком самостоятельные регионалы плюс "списанные в утиль" федералы (вроде давешних таможенников и ФСБешников) — и он доведет каждого из них до нар, чего бы ему это не стоило. "Рыть" он будет исключительно в указанном направлении. Ни в бок, ни вверх он не сдвинется ни на миллиметр. При этом Генпрокуратура начнет в массовом порядке выигрывать дела в суде. Возможно, также, что, в качестве отступного, Козак получит добро на ее реформирование. Думаю, что санкция на это — будет тем самым медом, которым намажут для него устиновское кресло, чтобы Козак не смог от него отказаться. Хотел (семь лет назад) — получай.

Локти

Побочный эффект, которого можно ожидать от такого назначения, — Козак идеально дополнит тандем Иванов-Медведев, создав иллюзию "единой команды". На самом деле, чисто типологически Козак с Ивановым-Медведевым несовместим.

В книге "От первого лица" будущий президент Путин сообщил, что у него с Ивановым и Медведевым есть " чувство локтя". Это иной — не самурайский — тип отношений, который идеально описывается словом "подельники". Здесь нет место преданности — отношения цементирует общий интерес. Он же диктует распределение ролей.

Сечину и "сечинцам" такие отношения непонятны (собственно, в этом истоки их взаимной неприязни с "медведевцами"). Между тем, для определенных функций человек-овчарка, единственная добродетель которой — преданность, не годится. Ему нужно постоянно отдавать приказы, а повелевать тяжело. Между тем, на "подельника" можно положиться даже в большей степени, чем на самурая. Самурай, в конце концов, может сменить хозяина (тот же Коржаков), "подельник" — никогда, ибо он — продолжение тебя самого. А еще с ним можно посовещаться. А еще у него широкий кругозор и собственное "видение"… Короче, с ним есть "чувство локтя".

В книге "От первого лица" в списке носителей этого самого "чувства локтя" фамилия "Козак" не значится. Что неудивительно, если вспомнить его линию поведения после провала Собчака на губернаторских выборах 1996 года. Путин, как известно, уволился и вскоре начал свое стремительное восхождение в Москве, а Козак… спокойно перешел в команду Яковлева. Если бы он там остался, было бы еще полбеды. Но он оттуда ушел со скандалом в результате чисто профессиональных разногласий с супругой губернатора.

Такое поведение немыслимо для Путина и его "подельников" (о "самураях" я, вообще, молчу!) Какие еще "профессиональные разногласия"? Вы можете себе представить отставку главы ФСБ Путина в виду "профессиональных разногласий" с Ельциным? Человек, способный на такое, никогда не станет своим. Зато с его стороны не будет никакого подвоха — в худшем случае он просто уйдет "с высоко поднятой головой". Туда ему и дорога!..

Еще раз повторю: Козак — трудоголик. Причем для того, чтобы пахать "как папа Карла" ему совершенно необязательно иметь личный материальный интерес. Ровно поэтому Путин сначала свалил на Козака всю черновую работу (когда за нее на голову летели шишки, а не лавры), а потом благоразумно сослал на Кавказ дабы избежать чисто профессиональных разногласий в ходе устино-басманных спецмероприятий. И вот Козак снова нужен в Москве...

Человек, похожий на генерального прокурора

Честно говоря, дилема Козак-Коновалов, над которой нынче бьются эксперты, мне представляется надуманной. Путину в кресле генпрокурора нужен именно Козак. И если тот окончательно не "упрется рогом", он там будет. Молодой да ранний Коновалов на эту роль не годится. В список претендентов (из двух человек) он привлечен для создания иллюзии "альтернативности". Ее он и создает.

Коновалов только-только пересел в полпредское кресло из башкирской прокуратуры. Никак еще себя там не проявил (в то время как его коллега Камиль Исхаков не сходит с телеэкранов). Неожиданный прыжок в кресло генерального прокурора, в таких условиях, будет выглядеть противоестественно. Да и плотность одноклассников Дмитрия Медведева на один квадратный метр московской земли в этом случае станет совсем уж скандальной.

Однако, продемонстрированная стране "короткая скамейка" — не только "средство убеждения" упрямого Козака. У Путина на это место, действительно, нет подходящих кандидатур. А потому спрогнозировать последствия козаковского упрямства (если он его продемонстрирует в полной мере) довольно сложно. Ясно одно — кандидат должен быть не из "прокурорских", его имя не должно ассоциироваться с "устиновским периодом".

Но, на мой взгляд, Козака, все-таки, уломают. А раз так, Козак автоматически становится кандидатом в преемники...

Эта версия неоднократно озвучивалась в прошлом году Станиславом Белковским.  Назвал Козака преемником и Сергей Доренко в своем романе "2008". Пару месяцев назад она мне казалась чистой фантастикой. Но сегодня, на фоне пустующего кресла генерального прокурора, она уже выглядит вполне "рабочей". Не думаю, что преемничество — основной мотив нового назначения Козака (если оно состоится). Но вариант этот наверняка просчитывался. Действительно, было бы нелепым вручить одному из наиболее раскрученных госчиновников золотой "антикоррупционный ключик" и удивляться, когда он станет одним из главных претендентов на Кремль.

Как мы уже выяснили, Козак для Путина — не свой. Почему же тогда он так настойчиво толкает его на "президентский трамплин"?

Вообще-то, путинская политика последнего времени и без Козака выглядит довольно противоречиво. С одной стороны, существует тысяча прямых и косвенных доказательств того, что на будущее он "не закладывается". Все ключевые операции с собственностью (по "мордашевской схеме") должны успешно завершиться как раз в "проблемном" 2008 году. А после того, как авангард нынешней элиты превратится в дружное сообщество акционеров крупнейших мировых ТНК, на эту страну нынешняя власть может смело "положить с прибором". С другой стороны, налицо поощрение ряда долгосрочных тенденций, обеспечивающих стране "черное нигерийское завтра" — а, значит, объективно относящихся скорее долгосрочной перспективе.

Полагаю, что Путин рассматривает сразу два варианта. Власть для него — чемодан без ручки. Нести не хочется, а бросить жалко. Не исключено, что в 2008 году Путину придется решать вопрос: на кого оставить страну — на своего или на того, кого не жалко? А раз так, нужно уже сегодня иметь преемников "на все случаи жизни". Определяющим для окончательного решения станет состояние общества. Если в течение ближайших полутора лет страна будет обреченно ходить по кругу, добросовестно "африканизируясь", нынешняя власть не станет торопиться паковать чемоданы, а президентом объявят "человека с правильными локтями". Если же будущее будет пугать своей непредсказуемостью — оставят "человека похожего на генерального прокурора".

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter