Создатель Третьего Рима

На протяжении последних четырех-пяти лет в России происходит разработка исторических и философских основ право-консервативной доктрины. Идет "отбор" фактов, личностей, интерпретаций, на которые предстоит опереться новой идеологии. Исторический период от Сергия Радонежского до Ивана IV обладает в этой связи наивысшей ценностью. Рождение Московского государства — как именовали в старинных документах Россию — является отправной точкой названного периода.

Противоречивая фигура Ивана IV отлично известна образованным людям нашей страны — правда, в основном по художественным произведениям. В тени Ивана IV Грозного менее заметен Иван III Великий. Между тем именно он был создателем Московского государства, именно с его правления началась Россия, как полноводная река начинается с малого ручья. Иван III был величайшим политиком русского средневековья, и для право-консервативной исторической мысли он должен стать культовой фигурой.

Территория Русской цивилизации

На протяжении нескольких десятилетий, примерно с 70-х годов XV столетия до 1503 года, происходило рождение Руси — из пестрых феодальных княжеств ковалось единое Московское государство, иначе говоря, Россия. До этого ее не существовало. За двадцать лет территория, подвластная государям московским, увеличилась в несколько раз. Произошел величайший перелом во всей русской истории.

Что представляло собой княжество Московское в 60-х годах XV в.? С запада и юго-запада к самой его столице подступали владения великих князей литовских, в том числе Дорогобуж и Вязьма — нынешнее дальнее Подмосковье, два часа на электричке из Москвы… На востоке простирались земли враждебного Казанского ханства. С юга угрожала вторжением Большая Орда — воинственный наследник Золотой Орды. Тверь, Новгород Великий, Псков, Полоцк Вятка, Смоленск, Чернигов, Новгород-Северский, Рязань, Брянск, Стародуб и, конечно, Киев, были иными, независимыми государствами. Земли Московской Руси в конце правления Василия II равнялись нынешней Московской области и трем-четырем соседним областям.

Иван III

На протяжении сорока трех лет Москвой правил великий князь Иван Васильевич или Иван III (1462–1505 гг.). Впрочем, он был объявлен соправителем Василия II еще в 1448 года, т.е. в восьмилетнем возрасте. А в 12 лет он уже возглавил военный поход. Бразды власти перешли к нему в руки еще при жизни отца, ослепленного политическими противниками.

Возглавив Московское княжество, одно из многих на Руси, Иван Васильевич оставил потомкам единую Россию. До него такого государства не существовало, да и вряд ли кто-нибудь мог вообразить саму возможность его возникновения в столь короткий срок и в столь впечатляющих границах. Вся деятельность великого князя московского подчинялась одной глобальной идее: созданию единой державы из "лоскутного одеяла" русских земель.

Это был политический гений, один из умнейших государственных деятелей во всей русской истории. С детства он оказался в гуще дворцовых интриг и беспощадной вооруженной борьбы за великокняжеский престол. Из этой страшной "купели" он вынес большую политическую мудрость.

Иван III обладал холодным прагматичным умом и твердой волей. Иногда он поступал жестоко и врагов своих либо приводил к покорству, либо уничтожал. Но не было случая, чтобы Иван Васильевич проявил беспричинную суровость, наказал невинного человека. Государь обладал ярким дипломатическим талантом. К войнам он относился без любви, и выводил полки в двух случаях: либо когда не сомневался в их полном превосходстве над силами неприятеля, либо когда не было другого выбора. Лавры великого полководца его не интересовали, и военную работу он предпочитал передоверять воеводам. Иван III в большей степени являлся "строителем дома", хозяином, стратегом, но только не князем-удальцом, ищущим боевой славы. Некоторые историки предполагают, что Иван Васильевич с детства был горбат, и это увечье, хоть и не стесняло его движений, но для удальства служило препятствием. По свидетельствам современников, великий князь, при всей суровости, с приближенными бывал "ласков", любил разговоры "встречь себя", т.е. терпеливо выслушивал собеседника, не согласного с его собственным мнением. Умел для всякого действия найти подходящее время. Годами высчитывая и готовил благоприятную ситуацию, но не медлил, если обстоятельства складывались благоприятным образом.

Еще одним достоинством государя считают его блистательное умение окружать себя талантливыми исполнителями — воеводами, администраторами, дипломатами. Среди ярчайших имен той поры — полководцы князь Даниил Холмский, князь Даниил Щеня, Юрий Захарьич, князь Иван Оболенский-Стрига, посольский дьяк Федор Курицын и многие другие.

По свидетельствам иностранцев, великий князь московский был высок, строен, обладал красивой наружностью. Подданные относились к нему с уважением и любовью.

При Иване III на Руси, особенно в Москве, много строили. В частности, воздвигли новые стены Кремля, новые храмы. К инженерной и другим службам широко привлекались европейцы, прежде всего, итальянцы.

По отношению к Церкви Иван III вел себя независимо. Но всегда находил взаимопонимание с высшим духовенством. Например, митрополит Геронтий, ведя полемику по вопросам веры с государем и некоторыми представителями духовенства, покинул митрополичью кафедру, и тем самым вынудил Ивана Васильевича покориться. В других спорных случаях уступал сам митрополит. Иван III, к сожалению, покровительствовал еретическим движениям, если видел в них государственную пользу. Так, под его влиянием в митрополиты Московские после Геронтия был поставлен Зосима, склонный к ереси жидовствующих. Суть ереси состояла в уклонении от православия в иудейское учение кабалистики и тайную науку чернокнижия. Однако через несколько лет религиозные пристрастия митрополита, а также его пьянство вызвали всеобщее возмущение в Церкви, и Зосиму свели с кафедры. Возведение на Московскую кафедру его преемника, Симона, было совершено с большой торжественностью. По словам церковного историка Е.Е. Голубинского, "…Иван Васильевич хотел придать чину поставления митрополитов тот вид, как в Константинополе совершалось поставление патриархов". В 1504 году церковный собор осудил жидовствующих и Церковь действовала в полном согласии с Иваном III. Главнейшие еретики отправились на костер, остальных разослали по монастырям.

В русскую историю Иван III вошел с почетным прозвищем "Великий". На всех отраслях политического и общественного устройства России лежит отпечаток его характера, его повелений и его таланта. В главных поражениях и триумфах Московского государства за все двести лет его существования видны следы деятельности государя Ивана Васильевича.

Внутренние войны конца XV — начала XVI в.

За время правления Ивана III Москве покорилось множество русских земель и княжеств, которые прежде были независимыми или почти независимыми государствами.

В 1463 г. под власть великого князя перешел Ярославль.

В 1471 г. началось последнее противоборство Новгорода Великого и Москвы. Еще при отце Ивана Васильевича, великом князе Василии II, новгородцы потерпели поражение в войне, признали старшинство Москвы, обязались выплачивать значительные пошлины и отдали победителям значительные области. В начале 70-х гг. XV в. они вновь вышли из московской воли и захватили старые свои владения. Новгородское боярство пыталось заключить союз с Великим княжеством Литовским. Это был худший из возможных вариантов: между Москвой и Литвой шла борьба за господство на Руси, и рождение единого русского государства никогда бы не произошло, если бы продолжалось соперничество этих двух центров.

Соответственно, государь Иван Васильевич давал отпор любому проявлению литовского влияния в русских землях. Объединенное войско многих земель вошло в пределы Новгородской республики. Нескольких сражений хватило московским воеводам, чтобы полностью сокрушить военную мощь неприятеля. Решающее столкновение произошло на реке Шелони. Лучшие полки Новгорода Великого были наголову разгромлены. После столь очевидного поражения новгородцам оставалось только признать власть Ивана III и отдать спорные земли. Великий князь московский получал контроль над внешней политикой Новгорода и высшую судебную власть. Сторонники Литвы были казнены. Однако в 1477 годы вольный город сделал последнюю попытку сохранить независимость. В ходе волнений погибло несколько сторонников Ивана III. Тогда великий князь вновь собрал армию и привел ее под самые стены Новгорода. Голод заставил горожан согласиться на гораздо более жесткие условия, чем в 1471 году. Новгород становился рядовой землей в составе Московского государства. В прошлое уходило новгородское вече, посадники и выборная администрация. Город сохранил незначительные остатки самоуправления, но все важнейшие дела решал теперь именем великого князя его наместник. Вечевой колокол — главный символ политической независимости Новгорода Великого — сняли и увезли в Москву. А чтобы уничтожить даже призрачную возможность нового мятежа, Иван III велел "вывести" новгородское боярство с земель, издревле ему принадлежавших, и поселить в иных областях державы. На их место пришли московские дворяне, составлявшие главную силу московского войска.

В 1485 г. большая московская рать отправилась к Твери. Древний, богатый город когда-то соперничал с Москвой за первенство на Руси. Тверской княжеский дом породил множеством ярких политиков, смелых борцов с ордынским игом. Однако во второй половине XV столетия Тверь уже не имела возможности противопоставить Москве равную силу. И тверской князь Михаил Борисович попытался договориться с литовцами, надеясь на их вооруженную поддержку против восточного соседа. Его надежды были тщетны: в разразившейся войне тверичи не получили помощи от Литвы. Напротив, политика Михаила Борисовича вызвала решительные ответные действия Ивана III: Тверь подверглась осаде. Михаил Борисович бежал, а горожане, видя безнадежность своего положения, присягнули на верность Ивану III. Независимое Тверское княжество исчезло с карты Руси.

В 70–80-х годах XV в. власть Москвы распространилась также на Пермскую и Вятскую земли, еще очень слабо заселенные русскими.

Василий III (1505—1533 гг.), унаследовавший престол от Ивана III, продолжил его курс на строительство единой русской державы. При нем потеряли независимость Псков (1510), а также Рязань (1521).

Противостояние Московского государства и Великого княжества Литовского

С XIII столетия к западу от русских земель и княжеств, объединенных сначала под властью тверских князей, а потом — московских, выросла Литовская Русь. Это были города и области, подчинявшиеся великим князьям литовским и не знавшие зависимости от ордынцев: Киев, Чернигов, Полоцк, Витебск, Мстиславль, Смоленск, Владимир-Волынский, Новгород-Северский. По обе стороны "литовского рубежа" жили единоплеменники и единоверцы. В XIII— начале XV столетия Великое княжество Литовское занимало огромную территорию и являлось одним из самых могущественных государств Европы. Однако при всей мощи княжества, оно имело крайне уязвимую политическую природу.

Литовские государи порой оказывались слабее собственных подданных: богатых и самовластных магнатов (богатейших аристократов), князей, шляхты (дворян). Кроме того, если северо-западные земли княжества тяготели к католицизму, то западные и южные (как раз Литовская Русь) хранили верность православию. В конце XIV в. великий князь литовский Ягайло одновременно занял польский престол и принял католичество. В течение нескольких последующих десятилетий предпринимались настойчивые попытки обратить население Литовской Руси в католицизм. С 1413 г. Великое княжество Литовское и Польша состояли в так называемой Городельской унии: у них был один государь, но Литва получала широкую автономию. По законам того времени русское православное дворянство имело меньше прав и привилегий, чем шляхта, принявшая католичество. Это не раз приводило к восстаниям. В 30-х годах по территории Великого княжества Литовского прокатилась страшная гражданская война, кровь лилась рекой… Смоленск, помня старинную независимость свою, время от времени отделялся от Литвы.

В 1449 году между Москвой и Литвой был заключен мирный договор. В нем была четко показана восточная граница земель, на которые распространяется власть великих князей литовских. Дальше этой границы Литве не суждено было продвинуться никогда. Наступательная энергия державы, в течение полутора веков наводившей ужас на монархов Восточной Европы, исчерпалась. Теперь ей с трудом хватало сил, чтобы обеспечить безопасность собственных границ. Можайск играл тогда роль западного форпоста Москвы против Литвы.

Через полвека Московское государство сделалось намного сильнее Великого княжества Литовского. К Москве тяготели православные князья и города Литвы. К тому же, неумение литовских государей оборонять южные рубежи от набегов татар заставляло их поданных во множестве склоняться мыслями к переходу под власть великих князей московских. По подсчетам современных историков, три из пяти набегов крымских татар на земли Литовской Руси оказывались успешными…

К большой войне требовался только повод. Литовско-польские монархи с тревогой смотрели на подчинение Москве Новгорода Великого и Твери, где в последние десятилетия литовское влияние было весьма сильным. В свою очередь, Иван III не видел оснований оставлять под властью западного соседа старинные русские земли и претендовал на возврат всей Литовской Руси. Чувствуя его силу, русские князья, подданные польско-литовского государя Казимира IV, начали в один за другим переходить с семьями и войсками на сторону Москвы. Масштабные боевые действия начались в 1492 году. С них началась долгая эра московско-литовских войн.

Жесточайшая борьба Москвы и Литвы — один из главных политических процессов в истории всей Восточной Европы. Уже и Великое княжество Литовское влилось в Речь Посполитую (Польско-литовское государство), уже и Московское государство превратилось в Российскую империю, а борьба все продолжалась, и ожесточение не стихало. Отголоски этого вооруженного противостояния звучали даже в XX веке, и нет гарантий, что в XXI столетии оно не возобновится.

Первая московско-литовская война окончилась оглушительным поражением Литвы. Множество городов было занято московскими воевода, притом в ряде случае население само открывало им ворота, ни оказывая ни малейшего сопротивления. По договору 1494 года Иван III получил Вязьму, иные земли, его дочь, княжна Елена Ивановна, вышла замуж на нового великого князя литовского Александра Ягеллона. Однако родственные связи, протянувшиеся между Москвой и Вильно (столицей Литвы), не предотвратили новой войны. Она обернулась для зятя Ивана III настоящей военной катастрофой.

В 1499 г. на территории Литовской Руси начался очередной конфликт между православными и католиками, связанный, предположительно, с передачей католическому духовенству православных храмов. Несколько русских князей перешло на сторону Московской державы. В 1500 г. войска Ивана III разгромили литовцев на реке Ведроше, а в 1501 г. вновь нанесли поражение под Мстиславлем. Пока Александр Ягеллон метался по своей стране, пытаясь наладить оборону, наши воеводы занимали города. В результате, Москва поставила под контроль огромную территорию. По перемирию 1503 года Великое княжество литовское отдало Торопец, Путивль, Брянск, Дорогобуж, Мосальск, Мценск, Новогород-Северский, Гомель, Стародуб и множество других городов. Это был самый крупный военный успех за всю жизнь Ивана III, наполненную громкими победами. Новорожденная Россия приобрела земли, превосходившие по площади огромную Новгородчину.

Василий III продолжил политику отца. Он упорно дрался с Литвой за Смоленск и Полоцк. В этой войне ему препятствовали пожалования Александра Ягеллона крупным городам Литовский Руси обширных прав на самоуправление. Горожане сомневались в том, что московские государи сохранят за ними эти права, и оказывали их войскам более упорное сопротивление, чем раньше. Но с другой стороны, Василий III обрел могучего союзника в лице князя Михаила Глинского. Будучи богатым и влиятельным магнатом, а также незаурядным полководцем, Глинский затеял восстание нового польско-литовского монарха — Сигизмунда I. Потерпев поражение, князь нашел прибежище в Москве. В 1514 году армия Василия III в очередной раз подошла к Смоленску. Артиллерийский обстрел произвел на горожан устрашающее впечатление. Тогда Глинский повел с осажденными переговоры через тайных своих сторонников. Ему удалось склонить растерявших боевой дух горожан к сдаче Смоленска. В честь этой победы Василий III основал Новодевичий монастырь.

Полоцк оказался более крепким орешком для московских воевод: при Василии III его так и не взяли.

После его кончины в Литве ожидали начала смуты в Московском государстве. Началась новая война. Она не дала решительного перевеса ни одной из сторон. На протяжении 1534—1537 гг. литовские и московские армии устраивали глубокие рейды на территорию противника, разоряли села и посады, жгли города, но настоящий большой успех не давался в руки военачальникам. В итоге сохранилось почти то же положение, что и до начала боевых действий. Россия потеряла Гомель, зато приобрела на литовском рубеже сильную крепость Себеж.

В целом, первые полвека противоборства Москвы и Литвы окончились в пользу московских государей "с разгромным счетом".

Софья Палеолог

Великий князь Иван III был женат дважды. Его первая жена, тверская княжна Мария Борисовна, скончалась в 1467 г. Она родила ему достойного наследника, способного полководца и политика Ивана Молодого. Он станет впоследствии соправителем государя, но умрет прежде его кончины. Сын Ивана Молодого от валашской принцессы Елены Стефановны, Дмитрий Жилка, некоторое время был претендентом на престол и даже успел покомандовать московскими армиями, однако в военных действиях он не проявил талантов отца, а в борьбе за власть уступил другому претенденту.

Им стал будущий государь Василий III, сын Ивана III от второй жены, Софьи Палеолог. Эта властная, гордая женщина принадлежала к византийскому императорскому дому и была племянницей последнего монарха Империи. После взятия Константинополя турками в 1453 году она переехала с родней в Италию. Там все семейство поселилось в Риме. Папа Римский, мечтая использовать Софью для утверждения католичества на Руси, оказал ей покровительство. В 1472 году она приехала на Русь и стала женой великого князя московского. Однако ее замужество привело к совершенно другим результатам. Иван III получил право на византийское во всех смыслах: культурном, религиозном и территориальном. В XV столетии у Москвы не было ни планов, ни возможностей воевать с могущественной турецкой державой за города и земли Византии. Но через два столетия столкновение произойдет… По словам современного историка, "…отблеск тысячелетней славы некогда могучей Империи озарил молодую Москву". Кроме того, Софья желала видеть в своем новом отечестве могучее православное царство, а не лесные задворки Европы. Поэтому она подталкивала Ивана III к освобождению от ордынского ига, монументальному строительству, решительной политике в отношении соседей. В то же время, планам папы Римского не суждено было осуществиться.

"Стояние" на Угре

В 1469 году московские воеводы принудили к покорности Казань и добились выдачи всех русских пленников.

В 70-х годах XV столетия отношения с Большой Ордой из года в год дышали большой войной. Ордынцы стремились вернуть полное подчинение Руси — как в старые времена, совершали набеги на русские земли и грозили масштабным вторжением. Великий князь колебался: мир на условиях дани мог уберечь страну от кровопролитного и разорительного столкновения. К тому же, ордынский хан по средневековым представлениям был монархом, имевшим право диктовать Москве свою волю. Но супруга, мать, бояре, митрополит Геронтий и архиепископ Ростовский Вассиан склоняли Ивана III к решительной борьбе против "басурманской" власти. Вассиан даже писал великому князю: "Дай мне, старику, войско в руки, увидишь, уклоню ли я лицо свое перед татарами". К тому же, союзником Москвы тогда был могущественный крымский хан.

В 1472 г. дело чуть не дошло до решительной битвы под городком Алексин. Но тогда хан Ахмат, владыка Большой Орды, не решился биться с объединенной русской армией. В 1480 г. он пришел на Русь с огромным войском и попытался перейти Оку. Но переправы надежно охранялись. Тогда ордынцы повернули к реке Угре, притоку Оки. Но и там они встретили мощный заслон. Попытки переправиться были отбиты, обстрел с русского берега причинял ордынцам тяжкие потери. Тогда Ахмат затеял переговоры, но все его требования покорности разбивались о твердость Ивана III.

Неделя уходила за неделей, войска по-прежнему стояли на противоположных берегах Угры без движения. Наступили зимние холода, и река замерзла. Государь принял решение отвести армию на более выгодную позицию у Боровска: атака татарской конной массы по идеально ровному ледяному мосту могла создать серьезные проблемы. Однако и Ахмат не рассчитывал на столь долгое "стояние", его войска были измотаны, потеряли боевой дух. Маневр Ивана III, напротив, был истолкован как предложение беспрепятственно перейти на русский берег и там сразиться. Эта инициатива встревожила ордынских стратегов. Хан Ахмат вместо решительного наступления скомандовал отход. Его полчища откатывались в голодную зимнюю степь, а легкие отряды русских воевод наносили удары по тылам.

Потерпевший поражение Ахмат был вскоре убит в Орде. Московские полки, "перестоявшие" врага, защитившие свою землю, с победой вернулись в столицу. Ордынское иго, продлившееся без малого два с половиной столетия, завершилось. Московскому государству, да и Российской империи еще предстояло неоднократно сталкиваться с проблемой татарских набегов, организовать оборону южных земель от вторжений бывшего союзника — крымцев, и даже оплакать сожжение столицы, но наша страна более никогда не подчинялась Орде.

Третий Рим и Второй Иерусалим. Византийское наследие

Когда Москва стала столицей объединенной Руси, ее государи стали смотреть и на главный город своей державы, и на самих себя совершенно иначе. Иван III величал себя "государем всея Руси", чего прежде не водилось на раздробленных русских землях. При нем введены были в дворцовый обиход пышные византийские ритуалы: вместе с Софией Палеолог в Московское государство приехали знатные люди, помнившие византийское великолепие и научившие ему подданных Ивана III. Великий князь завел печать с коронованным двуглавым орлом и всадником, поражающим змея.

На рубеже XV и XVI столетий появилось "Сказание о князьях Владимирских" — главное произведение того времени, служившее укреплению единовластного правления великих князей московских. Предположительно, его создал широко образованный дипломат Дмитрий Герасимов. "Сказание" вошло в русские летописи и получило в Московском государстве большую популярность. В нем история Московского княжеского дома связана с римским императором Августом: некий легендарный родственник Августа, Прус, был послан править северными землями Империи — на берега Вислы. Позднее потомок Пруса, Рюрик, был приглашен новгородцами на княжение, а от него уже пошел правящий род князей земли Русской. Следовательно, московские Рюриковичи, те же Иван III и Василий III, являются отдаленными потомками римских императоров, и власть их освящена древней традицией престолонаследия. Далее, как утверждает "Сказание", в XII столетии византийский император подтвердил особые царские права русских князей и отправил им крест, венец и чашу самого Августа. Следовательно, современным государям России можно принять царский титул, — как и произойдет в 1547 году.

Историки нашего времени сомневаются в достоверности многих пунктов "Сказания", но в XVI столетии воспринимали его серьезно. В нем сформулированы основные политические идеи молодой России.

Впрочем, чудесное превращение Московского княжества в единое общерусское государство вызвало у образованных "книжных" людей того времени немало оригинальных идей относительно самого смысла существования новой державы. Так, в переписке старца псковского Елеазарова монастыря Филофея с государем Василием III и дьяком Мисюрем Мунехиным была высказана концепция Москвы как "Третьего Рима", и через много веков тревожащая умы русских людей. Филофей рассматривал Москву как центр мирового христианства, единственное место, где оно сохранилось в чистом, незамутненном виде. Два прежних его центра — Рим и Константинополь ("Второй Рим") пали из-за вероотступничества. Филофей писал: "…все христианские царства пришли к концу и сошлись в едином царстве… и это — Российское царство...". В этой новой чистоте России предcтоит возвыситься, когда государи ее "урядят" страну, установив правление справедливое, милосердное, основанное на христианских заповедях.

Другая, более популярная тогда идея заключалась в сравнении Москвы со вторым Иерусалимом. Русские книжники и русские власти были твердо уверены: новая русская столица переняла особенную божественную благодать от Иерусалима, который был ею в древности щедро наделен, но впоследствии утратил. Теперь Москва — город городов, огромная чаша, где плещется эта благодать. Образ "Второго Иерусалима", города со множеством светлых храмов, отразился в особенном, необычном облике Троицкого собора что на рву — его позднее называли Покровским собором и собором Василия Блаженного. В середине XVII столетия патриарх Никон выстроит величественный Новоиерусалимский монастырь, все главные постройки которого символизируют места и здания в Иерусалиме-первом, связанные с евангельской историей.

Церковь и государство занялись созданием огромных летописных сводов, куда должна была войти вся история Руси, включенная во всемирную историю христианской общины. На митрополичьей кафедре в результате появился фундаментальный памятник русской истории: Никоновская летопись. Затем, при государе Иване IV родилось две огромных летописи, освещавших историческую судьбу Руси с точки зрения московского правительства: Воскресенская летопись и Лицевой летописный свод. Последний был украшен 16.000 цветных миниатюр! Таким образом, было построено величественное здание христианской "биографии" Руси, в котором Москва и ее государи заняли центральное место. Но основывались они на Московском летописном своде 70-х гг. XV в. — фундаментальном летописном памятнике, созданном книжниками по заказу все того же Ивана III. В начале XVI века возник так называемый Русский хронограф — масштабное летописное произведение, в котором излагалась история мира в рамках великой христианской мистерии; если прежние хронографы известий по собственно-русской истории содержали совсем немного, то на страницах Русского хронографа Русь играла полноправную роль в исторической судьбе всемирной христианской общины.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter