Откуда взялись дополнительные 40 000 смертей? Опубликовано экспертное исследование Лиги защитников пациентов

В июле 2020 года Общероссийская общественная организация «Лига защитников пациентов» публично обратилась с вопросами к специалистам, обладающим специальными познаниями в соответствующих областях науки и практики, для проведения экспертизы в отношении решений, принятых государственной властью в ходе вспышки коронавируса.

 

На обращение отозвался ряд специалистов (см. список)

 

 

Мы публикуем лишь выжимку из большого исследования; целиком, со всеми ссылками на источники, с ним можно ознакомиться здесь


Осенью-зимой 2019-20 в России уже имелись признаки массового заболевания ОРВИ; на первой неделе февраля 2020 года эпидемиологический порог заболеваемости гриппом и ОРВИ был превышенв 37 субъектах Российской Федерации, и ещё в ноябре-декабре 2019 года стационары были переполнены пневмониями, преимущественно вирусными. Однако эта ситуация оценивалась в пределах сезонного ОРВИ, никаких особенных ограничительных мер не применялось и не требовалось.


Включение коронавирусной инфекции (2019-nCoV) в перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих (Постановление Правительства РФ 31.01.2020 N 66) произошло 31 января 2020 года, при этом на территории РФ к 31.01.2020. было только два выявленных заболевших – оба граждане Китая, и далее до 02.03.2020. больные не выявлялись.

Однако есть основания полагать, что вирус всё это время находился на территории РФ: «Как уже было сказано ранее, осенью-зимой 2019-2020 года в России граждане массово переболели вирусной пневмонией, по всем симптомам схожей с симптоматикой COVID-19. Имеется сообщение руководства АО «Медицина» о том, что больные ковид-19 здесь были уже в ноябре 2019 года».


Таким образом, до марта речь шла фактически об обычном ОРВИ, с обычными показателями заразности, летальности, смертности. Это продолжалось до тех пор, пока не начали создаваться очаги инфекции в ЛПУ:


«В связи с объявлением инфекции 2019-nCoV - инфекцией, представляющей опасность для окружающих, произошло изменение обычного порядка медицинской помощи пациентам с ОРВИ. А именно, многие учреждения стали работать по следующим правилам:

1. Все случаи ОРВИ являются подозрительными на СОVID-19.

2. Обязательным условием ведения больных ОРВИ, COVID-19 является применение мер ограничительного характера, направленных на соблюдение режима изоляции на дому заболевшим и контактными с ним лицами.

3. При оказании медицинской помощи пациентам с ОРВИ при первичном обращении, вне зависимости от места приема (на дому или в медицинской организации), в обязательном порядке осуществляется забор биоматериала из носа и зева для проведения ПЦР диагностики на РНК коронавируса или венозной крови для диагностики методом ИФА.

4. В случае если пациент обращается в поликлинику самостоятельно, при первичном приеме выдается постановление санитарного врача о нахождении в режиме изоляции на дому в течение 14 дней, передается актив для посещения на дому в поликлинику по месту жительства пациента не позднее следующего дня после первичного обращения. При посещении на дому медицинским работником лицам, проживающим совместно с больным, выдаются постановления санитарного врача о нахождении в режиме изоляции на дому в течение 14 дней.

5. Пациенты с ОРВИ, получающие медицинскую помощь на дому, находятся под ежедневным аудиоконтролем сотрудников горячей линии комплекса социального развития. Информация об ухудшении состоянии здоровья пациента два раза в день передается в поликлинику.

6. При первичном осмотре на дому пациентов с лабораторно подтверждённым COVID-19 при отсутствии симптоматики ОРВИ присваивается соответствующий статус в планшете «бессимптомный пациент». Пациенту оформляется добровольное информированное согласие на получение медицинской помощи на дому и соблюдение режима изоляции в течение 14 дней; контактным с ним лицам, проживающим с больным в одном жилом помещении, выдается постановление санитарного врача о нахождении в режиме изоляции на дому в течение 14 дней с соответствующей регистрацией их в планшете. У лиц, проживающих в одном жилом помещении с больным, в обязательном порядке осуществляется забор биоматериала из носа и зева для проведения ПЦР диагностики на РНК коронавируса. (Приказ Департамента здравоохранения города Москвы №488 от 05.05.2020 г. «Об утверждении Временного порядка организации амбулаторной медицинской помощи (па дому) пациентам с острыми инфекционными респираторными заболеваниями новой коронавирусиой инфекцией (СОУID-19) с 5 мая 2020 года»)».

 


Эти меры не были оправданными, поскольку ковид-19 в действительности (по традиционной классификации) не является опасной инфекцией, и привели к необоснованному ограничению прав граждан.

В марте месяце эпидемиологическая ситуация в Москве была спокойной, число болеющих гриппом и ОРВИ уменьшается, показатели регистрируются ниже расчётных эпидемических величин: «в марте эпидемическая обстановка в Москве была спокойной, если оценивать инфекционную составляющую, и паническая, если давать оценку действиям властей и службам Роспотребнадзора». Оснований для ограничительных мероприятий не было.

Однако заточение граждан в их квартирах создало новые серьёзные угрозы, ограничило доступ граждан к обычной медицинской помощи.


На сегодня эпидемиологический порог по ковиду в действительности не превышен. На 1 сентября 2020 года в России он составлял 1 000 025 заражений, то есть около 0,7% населения России за полгода.

Сравните с тем, что, согласно сообщению Роспотребнадзора об итогах эпидсезона по гриппу и ОРВИ, в 2016-2017 гг. «число заболевших еженедельно удерживалось на уровне около 1 млн. чел…»


Оснований для госпитализации в ЛПУ граждан с подозрением на ковид не было, за исключением случаев с выраженной дыхательной или сердечной недостаточностью. Однако вследствие массовой госпитализации пациентов – как с ковидом, так и с подозрением на ковид – сортировка пациентов не обеспечивалась, в стационарах такие пациенты зачастую находились вместе, при этом риски для здоровья и жизни пациентов из-за гиподинамии, внутрибольничных инфекций, возрастания концентрации вируса, и также риски для здоровья и жизни медицинского персонала – возрастали.

Из-за повышенной госпитализации пациентов ЛПУ превратились в очаги инфекций. «С начала пандемии в России было выявлено 1 988 очагов инфекции COVID-19, причем около тысячи из них пришлись на медорганизации».


«Несмотря на отсутствие эпидемического порога по заболеваемости, 5 марта 2020 года по г. Москве, позже и в других регионах, вводятся меры, которые отчасти напоминают карантинные, при этом не вводится карантин или режим чрезвычайной ситуации. Появляется новый термин «режим самоизоляции». Самоизоляция, изоляция, невозможность работать, ухудшение финансовых условий, негативная информация, поступающая из средств медиа, угроза штрафных санкций, постоянные сообщения о заболевании и заболевших в СМИ – все это вызвало увеличение количества обращений с расстройствами психики различной степени.

Возросло количество кризисных ситуаций в межличностных отношениях, которые сопровождаются раздражением, конфликтами, растерянностью и непониманием. Весь мир оказался в травмирующей ситуации, по сути, все люди испытывали психоэмоциональную травму, которая вызывает у человека мощнейший психологический кризис, последствия которого могут тянуться годами. В начале самоизоляции у многих людей наблюдалось состояние близкое к панике. Паника считается особым психическим состоянием человека или группы людей, имеющих преувеличенный страх, неадекватные поведенческие реакции, утрату способности к критическому мышлению и трезвой оценке обстоятельств на фоне смятения чувств».

«Длительное нахождение в условиях «самоизоляции», стресс от домашнего насилия, постоянное поступление негативных новостей из СМИ – это факторы, значительно повышающие нагрузку на симпатоадреналовую систему. При этом увеличивается уровень катаболических гормонов, что приводит к увеличению в крови глюкозы, снижению синтеза белка, в совокупности уменьшая протекторные свойства иммунокомпетентных клеток. Это ведёт к снижению сопротивляемости организма любым инфекциям. Этиопатогенез многих заболеваний, особенно сердечно-сосудистой и эндокринной системы, напрямую зависит от состояния нервной системы, и соответственно психоэмоциональной сферы».

 


Интересно также, что стоимость лечения вирусной пневмонии зимой 2020 года была в 9 раз ниже, чем весной 2020 года. Почему это произошло – вопрос, требующий отдельного исследования, информации по этому поводу в открытом доступе нет. Однако усиленное материальное стимулирование борьбы с ковидом привело к увеличению госпитализаций, припискам больных с ковид-19 и незаинтересованности в борьбе с другими болезнями.

 

При этом ПЦР-тесты вообще нельзя использовать для диагностики вне симптомов, ПЦР-тесты разрабатывались для исследований, а не для диагностики, и могут быть как ложноположительными, так и ложноотрицательными. Однако в текущей ситуации они стали применяться для диагностики, что привело к массовым госпитализациям, изоляциям и нарушениям прав граждан.

В среднем у 50% инфицированных ковид протекает бессимптомно. У 80% пациентов с наличием клинических симптомов ковид протекает в лёгкой форме ОРВИ. ПЦР-диагностика и такая же неточная ИФА-диагностика должны проводиться только для людей, у которых ОРВИ протекает тяжело или со средней степенью тяжести.


На данный момент не существует исследований, доказывающих эффективность ношения масок без побочных эффектов. Вирусные частицы могут свободно проникать через любые маски. В некоторых случаях маски, напротив, повышали заболеваемость ОРВИ.

 

«Маски не только не защищают от респираторно-вирусных заболеваний, но и вредны для населения. Постоянное использование масок здоровыми людьми приводит к развитию головных болей, головокружений вследствие развития гипоксии головного мозга, вызывает нарушения сна, депрессивные расстройства, кожные заболевания и усиливает имеющиеся заболевания бронхолегочной системы. Доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач РФ, инфекционист, член РАЕН Толоконская Наталья Петровна заявила: «Мы боимся, что вирус поражает легкие, но при этом легкие оказываются под прицелом дезинфектантов и становятся еще при этом инкубатором инфекций и дыхательная система оказывается под прицелом еще дезинфектанта, маски становятся инкубатором инфекции и затрудняют дыхание. То есть получается именно дыхательная система оказывается под давлением». В 2020 г. специалисты Американского общества головной боли изучили последствия ношения медицинской маски и пришли к выводу, что оно может провоцировать головные боли и усиливать гипоксию. В группе из 159 работников здравоохранения от 21 года до 35 лет у 81% выявили эпизоды головной боли после ношения маски. Это было связано со снижением оксигенации крови и повышением уровня СО2 в крови».


Нарушение свободного потока воздуха при дыхании приводит к гиповентиляции и физиологической перегрузке сердечно-сосудистой системы и терморегуляции, нарушает нормальное функционирование организма. Маска сама по себе повышает риск смерти для людей с бронхо-лёгочными, сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Достоверно оценить уменьшение объёма медицинской помощи населению и смертность из-за уменьшения медпомощи из-за отсутствия полноты информации не представляется возможным, хотя можно сделать отдельные прикидки:


«В Санкт-Петербурге, большинство из 23 перепрофилированных стационаров города под инфекционные заболевания, имеют залповые перегрузки, но преимущественно работают на 60% от своей мощности за счет того, что была остановлена плановая госпитализация и резко сокращена экстренная помощь самими больными из-за опасения инфицирования. Это привело к росту убыли населения в Санкт-Петербурге за первую половину 2020 года в 5,5 раз по сравнению с аналогичным периодом 2019 года, при том, что смертность от пневмоний сократилась на 3,4%. За этот период в Санкт-Петербурге на 2,8 тысячи родов произошло меньше, и смертей на 4,0 тысячи больше. Что говорит о полном провале деятельности медицинской отрасли в период эпидемии, незначительной смертности от инфекционных болезней при общем резком ухудшении демографической ситуации на территории».


Летальность от ковида-19, по грубым подсчётам, составляет 0,43% (летальность – отношение числа умерших от заболевания к числу заразившихся данным заболеванием).

 

«В то же время в России возникла избыточная смертность, зарегистрированная Росстатом в период с мая по июль, которая более чем в три раза превысила официальные данные о смертности от коронавируса, а именно: данные, опубликованные Росстатом 4 сентября, показывают, что с мая по июль, на пике вспышки эпидемии, было зафиксировано 57 800 избыточных смертей. При этом, официальное число погибших в мае-июле от COVID-19 составляет 15 955 человек».


Откуда взялись дополнительные 40 с лишним тысяч смертей (только за май-июль) – не от коронавируса? Ведь, кроме коронавируса, не было иных новых факторов, кроме факторов управления – тех ограничительных мер, которые предприняло государство, включая обязательную изоляцию, отсутствие медицинской помощи, рост иных заболеваний, связанных с изоляцией и гиподинамией, а также обязательное ношение масок. Получается, что дополнительные смерти вызваны ошибками органов власти, совершёнными в ходе вспышки коронавируса.

 

Больше информации -- в том числе о вакцинации и экономических последствиях происходящего -- читайте здесь
Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter