Украина: Выборы предсказуемые и непредсказуемые

Седьмые выборы президента Украины, до которых остался месяц, выглядят самыми непредсказуемыми в истории страны. Раньше за такой срок до голосования почти всегда была очевидной пара явных лидеров, при этом в двух случаях (в 1991 и 2014) один из них опережал другого так явно, что можно было спорить лишь о том, потребуется ли второй тур (и в итоге он не требовался). Правда, 20 лет назад было несомненным только одно имя участника второго тура (Леонид Кучма). Но сейчас ни один из тройки лидеров не может быть уверенным, что останется в бюллетене во втором туре.
 
Порошенко-19 на фоне Ельцина-96
 
Если отталкиваться от одной социологии, то шансы Петра Порошенко остаться на второй выглядели, еще меньшими, чем у Бориса Ельцина в 1996. Достаточно сравнить данные украинских опросов с тогдашними российскими (а последние собраны в англоязычной «Википедии»). Из 17 исследований обнародованных в январе-феврале 1996 (то есть за 4-5 месяцев до первого тура который имел место 16 июня) российский президент лишь в одном оказался на втором месте. Обычно же он уступал не только Зюганову, но и Жириновскому, Лебедю и Явлинскому. Однако начиная с опубликованных в марте 1996 опросов, Ельцин уверенно перемещается на второе место. В апреле в некоторых исследованиях, он уже оказывался первым, а с мая лидировал в абсолютном большинстве опросов и обычно с заметно большим отрывом, чем оказалось у него в первом туре (3,3%). 
 
Что же касается Порошенко то за 4-5 месяцев до выборов у него положение, если брать рейтинги, было чуть лучшим, чем у Ельцина. Не в одном, а в нескольких опросах (хотя и в меньшинстве от общего числа) он выходил во второй тур. Но стратегическая перспектива казалась все равно заметно хуже. Ведь лидером рейтингов неизменно была Юлия Тимошенко. А из нее при всем желании ни один черный пиар не сделает такое пугало, какое сделали из Зюганова в 1996-м. Ибо пугалом был не сам Зюганов, а опыт его партии. Ведь все отрицательные моменты политической биографии Тимошенко и отдаленно никак не тянут на весь негатив, который накопила КПСС за почти три четверти века монопольной власти.
 
Сейчас, за месяц до выборов Порошенко не сделал такого рывка как Ельцин. Ни один соцопрос не дает ему первого места, правда в большинстве исследований он оказывается на втором. Но все же перспектива его выглядит лучшем, чем казалось в конце прошлого года. И связано это с изменениями в группе лидеров. 
 
Лидер рейтингов. Гастроли комедианта вместо предвыборного тура
 
Теперь на первом месте худрук студии «Квартал-95» (выросшей из одноименной команды КВН), комедийный актер Владимир Зеленский, связанный с олигархом Игорем Коломойским. И во всех моделях второго тура он побеждает с солидным преимуществом. Таким образом на практике стал разыгрываться сюжет популярнейшего в стране сериале «Слуга народа», где Зеленский сыграл роль простого учителя Василия Голобородько, завоевавшего популярность избирателей в президентской гонке.
 
В кино Голобородько становится президентом, и большинство серий посвящено его деятельности на этом посту. Однако неясно, не разминутся ли в ближайшие недели киношный сюжет и реальная жизнь. Ведь рейтинг Зеленского основан исключительно на разочаровании общества в профессиональных политиках, которых регулярно вышучивал артист в шоу своей студи. В начале года его популярность подросла за счет перехода к нему весомой части не определившихся избирателей, а также части электората других невластных кандидатов, прежде Юлии Тимошенко. Но почему это событие произошло именно сейчас? Что для этого сделал сам Зеленский, а что Тимошенко, точнее ее противники?
 
Ответить на этот вопрос непросто. Так если мы вспомним недавние французские выборы, то как известно рейтинг их первоначального фаворита Франсуа Фийона угробила давняя история с фиктивным трудоустройством его жены, Пенелопы. Но Тимошенко же не попадала в аналогичные скандалы, а сам Зеленский не выступал ни с какими заметными инициативами. За начало этого года он совершил только одно заметное действие -- зарегистрировался кандидатом в президенты. Похоже, этого было достаточно, чтобы привести действие латентный потенциал своей поддержки. Пока артист не заявил прямо о намерении баллотироваться, многие избиратели не рассматривали его как реального кандидата и потому в соцопросах отдавали предпочтение другим. 
 
При этом в случае с лидерством Тимошенко, очевидно имел место феномен рационального выбора. Ведь народная любовь к экс-премьеру сильно поугасла, по антирейтингу Тимошенко неизменно на втором месте в стране, уступая лишь Порошенко. Видимо, немало избирателей предпочитали ее лишь как наиболее реальную альтернативу нынешнему главе государства, но когда оказалась что баллотирование Зеленского не слух а действительность, подкрепленная неплохим рейтингом, они выбрали другую альтернативу. То есть сам факт его выдвижения, имел тот же эффект, что и «пенелопагейт» во Франции.
 
Пока кажется, что актер намерен и дальше вести кампанию на имидже своего киношного персонажа. Ведь его нынешние поездки по стране являются гастролями бригады артистов «Квартала 95», а не предвыборным туром кандидата в президенты. Он практически не высказывается по резонансным проблемам, не участвует в политических ток-шоу, поэтому неясен его потенциал в дебатах. Гарантирует ли такая тактика дальнейший рост его «рейтинга», или при ее продолжении избиратель присмотрится к фавориту выборов и решит что по сути он - пустышка? Или же Зеленский сменит тактику, поведет себя как обычный кандидат, но окажется неубедительным в подходе к волнующим общество вопросам.
 
Оба негативных для артиста сценария вполне реальны. Но куда в этом случае денутся разочарованные в нем избиратели: уйдут к Тимошенко или вообще предпочтут остаться дома в день голосования, сделав вывод, что выборы ничего на практике решают? В итоге это разочарование может привести к тому, что Порошенко выйдет во второй тур с первой позиции. И такое сенсационное событие (ведь соцопросы его не предвидят около трех лет) может сыграть куда более важную роль, чем то обстоятельство, что сейчас все социологические модели второго тура не оставляют действующему президенту шансов на победу. Кроме того, надо не забывать про потенциал его административного ресурса. 
 
Пророссийские избиратели в электорате антироссийских кандидатов
 
Впрочем, для России вопрос победителя выборов имеет в основном спортивный интерес. Ибо непредсказуемость украинских выборов – означает лишь неопределенность их персонального параметра. Но хотя и неясно, как будут звать будущего президента, из выборов исчез главный элемент, определявший их интригу до 2014 года. Они перестали быть состязанием между двумя моделями геополитического курса: абсолютной прозападностью и многовекторностью. Кто бы из упомянутой тройки ни победил, курс в отношении к России и внутреннему русскому миру, которым сейчас идет Порошенко, будет в ключевых моментах продолжен. Об этом говорит и абсолютное сходство соответствующих разделов программ Тимошенко и Зеленского: членство в НАТО, отсутствие каких-либо упоминаний о Минских соглашениях, решения проблемы исключительно посредством давления на Россию с задействованием механизма Будапештского меморандума.
 
Такая ситуация сложилась отнюдь не только потому что расположенный к России и мирному урегулированию в Донбассе электорат вынужден выбирать между тремя кандидатами Юрием Бойко, Евгением Мураевым и Александром Вилкулом. Это причина вспомогательная. Ведь согласно практически всем соцопросам, суммарный результат всех троих все равно  оказывается недостаточным для выхода во второй тур. Однако социсследования показывают, что избиратели с теми же геополитическими установками, что были у базового электората Партии регионов и Компартии, в заметном количестве присутствуют не только в электорате упомянутой тройки, но и почти у всех других кандидатов, прежде всего у Тимошенко, Зеленского и лидера Радикальной партии Олега Ляшко. Так в отношении к НАТО избиратели последнего вообще разделены – 39% за членство – 34% - против. У Тимошенко и Зеленского доля противников вступления в альянс тоже значительна – соответственно 29% и 32%. При этом ни один из этих кандидатов не делает каких-либо шагов навстречу этой части своего электората. Но думаю в итоге они эту часть не потеряет.
 
Причина у такого феномена две. Так, немало подобных избирателей понимает что после Майдана в стране установилась система, при которой персоны во главе государства сменяемы посредством выборов, но политический режим  остается электорально несменяемым. То есть кандидату от Юго-Востока победить все равно не дадут – если рейтинг угрожающе поднимется то такого политика пообливают зеленкой, пошвыряют в мусорные баки и нужная часть электората мгновенно поймет такой сигнал. В итоге избиратель,         не меняя своих геополитических пристрастий, поддерживает того кому могут дать победить и кто при этом имеет для него более привлекательную позицию по другим проблемам, прежде всего социальным.
 
Во-вторых, внешнеполитические, гуманитарные вопросы и сам конфликт в Донбассе являются для массы украинских избирателей второстепенными проблемами в сравнении с социальными. Эти избиратели не верит, что первый вид проблем может привести Украину к катастрофе. Да регулярно соцопросы фиксируют что большинство электората считает главной проблемой для страны вооруженный конфликт в Донбассе. Согласно прошедшему в конце прошлого года опросу группы «Рейтинг» таких 72%. Однако, когда речь идет о главной личной проблеме, то здесь война уже на четвертом месте с 29%. 
 
Эти цифры объясняют ограниченность антивоенного потенциала украинского электората. Но дело не в некой специфической психологии украинцев, описанной поговоркой «моя хата с краю». Антивоенные настроения как массовое явление всегда являются результатом не сочувствия к абстрактным жертвам войны, а страха перед тем, что ты или твои близкие окажутся в числе конкретных ее жертв. Так, когда в США в 1960-е в ходе Вьетнамской войны возникло мощное антивоенное движение, еженедельные американские потери убитыми составляли 200-250 человек. А после того как с 2015 война в Донбассе перешла в вялотекущую позиционную фазу, Украина еженедельно теряет убитыми 1-3 солдат. При этом населения на контролируемой Киевом территории проживает примерно в 6 раз меньше, чем в США 1960-х. Следовательно, американские потери во Вьетнаме по отношению к численности населения страны превосходили украинские потери в Донбассе в 10-20 раз.  К тому же в США попасть на вьетнамский фронт мог и обыкновенный призывник, а в ВСУ в Донбассе воюют только контрактники.
 
Почему Киев осмелел
 
20 мая 2014 за пять дней до прошлых президентских выборов Верховная Рада Украины подавляющим большинством голосов приняла Меморандум взаимопонимания и мира. Там она обещала неотложно провести конституционную реформу с децентрализацией власти и «обеспечить гарантирование прав русского языка». Также депутаты, имея в виду только что провозглашенные ДНР и ЛНР, призывали «незаконные вооруженные формирования» сдать оружие, и освободить занятые здания, обещая принять закон о недопущении их уголовного преследования. Никаких дополнительных угроз в их адрес не звучало. В Раде тогда председательствовал и. о президента, а ныне секретарь СНБО и один из самых главных ястребов Украины Александр Турчинов. Он и лично голосовал за документ, из текста которого следует, что в стране происходит внутренний конфликт. А ведь согласно нынешнему законодательству Украины в государстве уже 3 месяца имела место «российская агрессия» (официальной датой ее начала считают 20 февраля). 
 
Сейчас Рада не может проголосовать документ такого рода. Но различие между тогдашней и нынешней риторикой порождено не различием в составе депутатского корпуса. Да его состав заметно обновился, но политический режим не изменился. Та Рада была даже большей опорой правительства Яценюка, чем нынешняя - правительства Гройсмана. Просто в мае 2014 Россию боялись. Как никак, еще действовало разрешение Совфеда на применение российских войск на Украине, хотя все яснее становилось, что до этого не дойдет. А сейчас – конфликт переведен в удобный для Киева формат, при котором России не боятся, а потому все ветви украинской власти могут говорить и делать те вещи, о которых ежедневно с возмущением говорят на российских ток-шоу, а ведущий кандидат на пост нового главы Еврокомиссии лидер фракции ЕНП в Европарламенте Манфред Вебер -- предлагать включить Украину в систему европейской ПРО против российских ракет (даже покойный сенатор Маккейн чего-то подобного не озвучивал). 
 
Перевод конфликта в такой формат, равно как и гарантированность электоральной несменяемости украинского политического режима -- это бесспорные достижения президента Порошенко (немыслимые конечно без его поддержки Западом) и столь же бесспорные неудачи Кремля. Но достижение Порошенко имеет и обратную, неприятную для его политической перспективы сторону, о которой есть смысл поговорить в следующей статье.
 
Молчание Януковича как доказательство кремлевской правоты
 
А вот неудачи Кремля не имеют обратной выгодной для него стороны. Говорить о том, где и когда он ошибался тема долгоиграющая. Но в последний месяц как раз окончательно выяснилось, что одну вещь Кремль делал правильно. Ведь до сих пор задаются вопросом, а может уже после низложения Януковича Верховной Радой России надо сделать на него ставку как на легитимного президента Украины.
 
Но думаю завершившийся в Киеве в этом январе заочный судебный процесс над Януковичем, дал на этот вопрос точный ответ. Да было ясно что экс-президента осудят (его в итоге приговорили к 13 годам тюрьмы), но исторический смысл длившегося почти два года процесса заключался в том, что при желании фигуранта, он мог бы многое бы прояснить в событиях того времени, в частности в том, что имело место 21-22 февраля. И кое какая новая информация там появилась.
 
Самая важная -- это обнародованные еще в августе 2017 защитой Януковича сканы его обращений, направленных 22 февраля из Донецка европейским гарантам Соглашения об урегулировании кризиса в Украине (главам МИД Польши и Германии Радославу Сикорскому и Франк-Вальтеру Штайнмайеру и руководителю европейского департамента МИД Франции Эрику Фурнье) с просьбой обеспечить выполнение этого соглашения, вплоть до использования миротворческой миссии. И поскольку реакции от Европы не последовало, 1 марта было подготовлено аналогичное заявление и в адрес Владимира Путина. Оно было озвучено еще 5 лет назад, а на суде считалось главным доказательством измены Януковича, а вот о письмах европейцам стало известно лишь в августе 2017. 
 
Но невозможно поверить, что Янукович тогда ограничился писанием этих писем. В них был лишь один смысл: иметь письменные доказательства своих взываний к европейской совести. А по логике еще поздно вечером 21 февраля, когда стало ясно, что соглашение растоптано, президент должен был лично пытаться связаться по телефону с гарантами, и лучше всего не с министрами иностранных дел, а с тогдашними лидерами Германии, Франции и Польши Меркель, Олландом и Туском. И в своем последнем телеобращении в качестве президента, сделанном в Харькове 22 февраля, Янукович говорил, что подобные разговоры ведет тогдашний глава МИД Украины Леонид Кожара. Но в дальнейшем о них никогда не сообщалось. 
 
А содержание бесед скорей всего было таково. На все жалобы Януковичу посоветовали уйти по-хорошему, и на Харьковском съезде юго-восточных регионов не выступать. А в случае отказа выполнять рекомендации, ему должны были повторить угрозу, приостановившую зачистку Майдана 18 февраля: применить санкции в отношении зарубежных активов, принадлежащих ему и его близким. Еще один вариант: европейцы поначалу поступили с Януковичем, как бюрократы с рядовым маленьким человеком: предложили изложить все в письменном виде. А к моменту как он это изложил, Рада его уже устранила, а европейцы озвучили упомянутые угрозы. 
 
Думаю, эти версии больше похожи на правду, чем та которую описал в своих мемуарах вице-президент США Джо Байден. В его нарративе вообще нет места соглашению Януковича с оппозицией при участии западных гарантов. Там все предельно просто: «Я сказал ему что все кончено: пришло время отозвать своих боевиков и уйти и Янукович послушался». 
 
Эти мемуары были опубликованы в декабре 2017, но и они не стали для экс-президента Украины поводом рассказать свою правду. А раз эту правду он не озвучил в самый выгодный для себя момент, во время судебного процесса, значит не озвучит ее никогда. Но то, о чем молчит Янукович, думаю, в Кремле знали еще в феврале 2014. Может не всё, но в достаточном объеме, чтобы сделать вывод: ставка на беглого президента нереальна, пригрозят с Запада пальчиком и тут же он пойдет на попятную во имя материальных благ и личного спокойствия. 
 
Прошедшие 5 лет подтвердили правоту этой гипотезы. Да Янукович может констатировать, что европейцы его «кинули как лоха», но он не способен рассказать, как окончательно сработал механизм кидалова 22 февраля, значит это молчание видимо тоже часть договоренностей заключенных в последний день его пребывания у власти. 
 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter