Кубанско-казачий эксперимент движется к закату

Для кубанских, как и для всех иных, реестровых казаков наступают тяжелые времена. Центральная власть престает их поддерживать, у местной ресурсов мало. 
 
В новом бюджете Федерального агентства по делам национальностей, курирующего работу с казачьими организациями, средств на поддержку «реестра» уже не предусматривается. В графе «Источники финансирования» указывается «собственные средства казачьих обществ, средства администрации субъекта РФ, шефская помощь». Похоже теперь поддержка «государственному казачеству» со стороны кремлевского Центра теперь только моральная.
 
Хотя совсем недавно, 15 февраля 2018 года, в Москве прошел Первый Большой круг российского казачества, на котором было объявлено о создании «Всероссийского казачьего общества», которое должен был возглавить один человек в звании Наказного Атамана. Мероприятие приветствовал в своем послании Президент Российской Федерации Владимир Путин, богослужение, предварявшее начало мероприятия, провел Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл.
 
В качестве основного претендента на пост главы новой организации аналитиками назывался казачий генерал, войсковой атаман Кубанского казачьего войска, заместитель губернатора Краснодарского края Николай Долуда. 
 
Как откровенно пишет на сайте информационного агентства «ВК Пресс» сотник Кубанского казачьего войска (ККВ) Сергей Капрелов: «Не посчитайте за лесть, но если бы не атаман ККВ, то ни о каком едином реестровом войске и речи бы не шло. Николай Долуда пробивает решение об объединении служивого народа на таком уровне, что одно упоминание о нем многих бы сильно удивило […] Порой ему приходится рисковать, идти ва-банк. Николай Александрович чуть-чуть приоткрыл секрет. Когда один из крупных чиновников в Москве решил «замотать» вопрос о едином войске, утверждая, что время для этого якобы не пришло и не стоит торопиться, казачий генерал заявил, что в таком случае он слагает с себя полномочия председателя Совета атаманов реестровых войск. Только после такого демарша большой московский чин пошел на попятную».
 
Казалось бы созидание под патронажем государства и Церкви «большого реестра» общероссийского масштаба вопрос решенный. Но что-то не срастается. 
 
Финансирование уже существующих реестровых казачьих войск федеральным центром, по факту, прекратилось. «Всероссийское казачье общество» пока не создано.
 
По всей видимости, планы, объявленные на февральском круге, в Москве пытаются свернуть по причинам нехватки средств. Но сторонники создания новой организации пытаются этому противостоять. 
 
Однако убедить высшее кремлевское руководство в важности и значимости реестрового казачества и, следовательно, в необходимости выделять финансы, у пока несостоявшегося главы «большого реестра» Николая Долуды никак не получается. Нет значимых аргументов, прежде всего в плане масштабности и общественного авторитета даже «элитного» Кубанского казачьего войска, которое на данный момент возглавляет генерал. После московского Круга в Краснодарском крае делается все возможное для демонстрации мощи и силы местного «войска».
 
21 апреля в Краснодаре прошел казачий парад, посвященный 27-й годовщине принятия закона о реабилитации репрессированных народов. 
 
По центру кубанской столицы прошли 6000 реестровых казаков и 3000 молодых людей из «Союза казачьей молодежи». Под дробь огромных барабанов люди в красных черкесках чеканя шаг торжественно пронесли иконы.
 
Казаков и их молодую смену приветствовали губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев и вице-губернатор, атаман Кубанского казачьего войска Николай Долуда.
 
Накануне, предваряя парад, глава региона Кондратьев сказал: «Сегодня казаки уже стали неотъемлемой частью нашего общества… Как объединяющая сила, казаки всегда были залогом стабильности и благополучия в регионе, примером нравственности и веры».

Апрельское мероприятие было весьма масштабное, но впечатлило ли оно людей из высоких кабинетов в Москве? Там «Движение «Наши» выводило на Ленинский проспект и по 400 000 униформистов.
 
Видимо большие люди в Кремле не особо впечатлились, попытка реестровых казаков Кубани донести посыл, что «мы реальная сила, мы нужные, мы важные» не имела особого успеха.
 
Косвенно об этом говорится в уже упомянутой статье сотника Капрелова: «На прошлой неделе (конец мая 2018 С.Ю.) на малом совете атаманов шел достаточно жесткий разговор. Обычно спокойный, атаман ККВ Николай Долуда на этот раз был резким и эмоциональным. Поводом стали сорванные некоторыми отделами и районными казачьими обществами планы по увеличению численности, неважная работа некоторых начальников штабов и кадровая политика».
 
По сути, этим признан факт, что реестровое Кубанское казачье войско так и не смогло стать по настоящему массовой организацией. На начало июня 2018 года в нем состояло 52858 членов, что для пятимиллионной Кубани совсем немного. Если учесть, что большую часть, как водится, составляют люди, чье членство ограничивается ФИО в списках, то реально активных, тех кто ходит на собрания и участвует в мероприятиях, наберется немного. Возможно количество «активистов» будет близко к числу взрослых казаков, принявших участие в параде 21 апреля. 
 
Благостно-идиллическую картину службы кубанских реестровиков, портят своим существованием казаки из общественных организаций. Почему-то многие казаки идут не в обласканный властью «реестр», а к ним. 
 
В конкурентной борьбе с «общественниками», основной организацией у которых является Всекубанское казачье войско атамана Василия Комлацкого, реестровое Кубанское казачье войско не брезгует применением административного ресурса. В 2015 году Всекубанское казачье войско кубанские власти безуспешно пытались запретить через суд. 
 
Планы повысить значимость и авторитет кубанского «реестра», - а это основа проекта «Всероссийское казачье общество», - уперлись в факт элементарной нехватки людей в низовых организациях.
 
Как теперь убеждать людей в высоких кабинетах в «нужности-важности» реестрового казачества и необходимости создания «большой» реестровой организации общероссийского масштаба, если людей даже в кубанской организации мало? И это почти в идеальных, тепличных условиях, при всяческой поддержке местных властей? 
 
Тут надо сказать о «симфонии» кубанского реестрового «госказачества» и краевой власти. Более дух десятков лет кубанский «реестр» является составной частью властной системы Краснодарского Края. Ни в одном регионе России реестровые казаки не имеют той степени поддержки, какую они получают на Кубани. Уже теперь, когда федеральный центр фактически прекратил давать деньги, из краевого бюджета на поддержку реестрового казачества выделено 1,2 миллиарда рублей. 
 
В Краснодарском крае казаки охраняют школы, больницы и другие государственные объекты. Частный охранный бизнес в эту сферу не допускается.
 
На Кубани получающие вполне приличную зарплату казаки-дружинники патрулируют совместно с полицией улицы в населенных пунктах, стоят на пунктах контроля ДПС. Атаманы отделов получают жалованье как чиновники, сам атаман Долуда имеет должность вице-губернатором.
 
Активно, можно сказать принудительно, насаждается казачий элемент в системе образования. В 2016 году в каждой кубанской школе, - даже в тех районах и городах, где казаков не было исторически, - были созданы казачьи классы. Существуют семь казачьих кадетских корпусов. Создан своеобразный «комсомол» - «Союз казачий молодежи» куда молодым людям крайне настоятельно рекомендуют вступать.
 
В 2016 году со стороны вице-губернатора Долуды озвучивались планы о создании муниципальной казачьей милиции, первой в России силовой структуры сугубо местного подчинения. 
 
Совсем недавно анонсировалися с СМИ план создания «кубанских казачьих кибер-дружин», чья задача «фильтровать различного рода информацию в сети Интернет и не допускать того, чтобы сознание современного поколения загрязнялось всякими небылицами, чтобы детей учили жизни их родители, а не соцсети и, так называемые, "Синие киты" 
 
Несмотря на все прекрасные планы и начинания, в последние годы Краснодарский край приобрел статус социально нестабильного региона. Дикие преступления банды Цапков в станице Кущевской; разогнанные «неизвестными людьми» и замолчанные СМИ «Тракторные марши фермеров» протестующих против аграрного беспредела местных «лендлордов»; трагедия в станице Ладожской, где казачий атаман убил трех обидчиков; совсем недавние публикации в СМИ о системе подброса водителям наркотиков на ДПС «Кущевская» - все это не прибавило глянца на образ «Солнечной Кубани», в том числе и как «казачьего рая».
 
Конечно, можно сказать, что будь создана получающая зарплаты и состоящая из «примеров нравственности и веры» казачья милиция, то «цапковщины», «хахалевщины», «тракторных маршей» и прочего не случилось. Но вряд ли такие утверждения будут истинны.
 
Продолжающийся последнее двадцатилетие «кубанский казачий эксперимент» закончился, по сути, ничем. Сколько бы бравурных слов не говорилось, практических результатов не видно. 
 
Казачьи парады с барабанами, именуемые в народе «карнавалом», непонятно чему учащие детей «казачьи классы» - все это ничего не значит в условиях экономического и, как следствие, социального кризиса. Насадить казачество как картошку при Екатерине невозможно. Особенно там, где нет духовно-исторической основы.
 
Казачья этничность и относительно широкое ощущение людей себя казаками кое-где на Кубани сохранилось (Таманский полуостров), в большинстве же районов «казачий дух» проявляется очень и очень слабо, от него остались только, пользуясь химическим термином, «аналитические следы». Кое-где он исчез полностью, а в иных местах его никогда и не было.
 
По переписи 2002 года в Краснодарском крае казаками назвали себя 17 500 человек - 0,3% от населения, по переписи 2010 года 5300 - 0,1%.
 
Попытка государственного «казачьего возрождения» изначально провальна, ибо имеет в основе имеет даже не архаичный, а некий лубочно-сусальный образ «гармоничного общества» к истории отношения не имеющий. У уж тем более к нынешним социальным реалиям.
 
Помимо «народно-этнического» сейчас явно виден кризис кубанского, и не только, «реестра» и как квазивоенной «госслужбистской» структуры. Налицо тупик целей и смыслов. Власть с сомнительным моральным авторитетом не может дать казакам-кубанцам внятный ответ на вопрос: «Зачем мы существуем. Кому мы должны служить»? 
 
Заявленные в феврале планы построения общероссийского масштаба военизированной организации неосуществимы принципиально. Невозможно создать казачий аналог американской «национальной гвардии» в условиях российского разноуровневого квазифеодального олигархата. Роль местных казаков в Кущевке периода Цапков – яркий пример.
 
Если нет того, что либералы именуют «гражданским обществом», то всякие формы низовой самоорганизации населения быстро превращаются в надутый официозом «мыльный пузырь». Озабоченному элементарным выживанием народу парады и прочее не нужны, в разного рода «союзы» и «общества» уговорами его не завлечешь. Для имитации социальной активности есть лишь проторенный в советские времена путь «загона силой», принудительной организационности с разного рода декорациями. 
 
В брежневские времена коммунистов было 11 миллионов, а в комсомоле состояла практически вся молодежь, но уберегло ли это СССР от кризиса? И парады с ракетами не помогли.
 
Все это прекрасное понимают нынешние высококабинетные казачьи атаманы, но не желая покидать уютные кресла упорно пытаются выдавать химеры за реальность.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter