Высокая нота председателя Си

Западные СМИ обошла сенсационная новость: ЦК Коммунистической партии Китая предложил разрешить председателю КНР избираться на свой пост неограниченное число раз. В настоящее время Конституция КНР гласит, что никто не может быть избран на должность председателя КНР более двух раз. Таким образом, гарантируется сменяемость высшей власти.


Эта традиция была заложена в 90-е годы прошлого века с согласия китайского верховного вождя Дэн Сяопина. В период 1989-1993 в руках его преемника, Цзян Цзэминя, были последовательно сосредоточены все высшие партийно-государственные посты: генерального секретаря ЦК КПК (1989), председателя Центрального военного совета ЦК КПК (1989), председателя Центрального военного совета КНР (1990), наконец, председателя КНР (1993). Этот набор должностей делал Цзян Цзэминя новым верховным лидером Китая. Каковым он стал окончательно после смерти Дэн Сяопина (1997).


В 2002-2003 годах произошла первая ротация высшего руководства по новой системе. Ху Цзиньтао последовательно сменил Цзян Цзэминя на постах генсека ЦК КПК (2002), председателя КНР (2003), председателя Центрального военного совета КНР (2005).


Аналогичная ротация повторилась и в 2012-2013 годах, когда Ху Цзиньтао сменил нынешний лидер, Си Цзиньпин. Однако если передача власти в 2002 году происходила явно по соглашению сторон и мягко, то в 2012 Ху Цзиньтао пришлось буквально «выковыривать» из кресла. Ходили слухи, что он не хочет уходить. В переходный период Си Цзиньпин, будучи уже генсеком ЦК КПК и председателем Центрального военного совета ЦК КПК, но не занимая еще высших государственных должностей, неоднократно подчеркивал, что армия должна следовать партийному руководству. То есть указаниям самого Си, а вовсе не его предшественника.


Решение отменить ротацию председателей КНР означает, что после переизбрания на второй срок в марте 2018 года, Си Цзиньпин никуда не уйдет и в 2023, и в 2028.


Западные СМИ бьют тревогу, предрекая Китаю переход к застою и диктатуре. Однако так ли это?


В Китае, наряду с формальным главой партии и государства, существует негласный институт «верховного лидера». Дэн Сяопин, будучи самым влиятельным партийным руководителем с конца 70-х до середины 90-х, никогда не занимал должности руководителя партии (сначала она называлась председатель ЦК КПК, потом генеральный секретарь ЦК КПК). Он также не занимал и должности главы государства, довольствуясь постом военного лидера (председатель Центрального военного совета) и председательством в Народно-политическом консультативном комитете.


При Дэн Сяопине лидерами были Хуа Гофэн (он не был ставленником Дэна, но был вынужден считаться с его идеями), Ху Яобан, Чжао Цзыян, Цзян Цзэминь. Дэн Сяопин предпочитал ставить и свергать генсеков, но не быть генсеком самому.


Позицию «делателя королей» от него унаследовал Цзян Цзэминь. Последний сохранял влияние в период правления своего преемника Ху Цзиньтао и явно содействовал передаче власти Си Цзиньпиню.


Многие наблюдатели отмечали, что Ху Цзиньтао не было позволено передать власть «мягко», задержавшись на пару лет после ухода с поста генсека и председателя КНР на ключевой должности председателя Центрального военного совета, обеспечивающей контроль за военными и являющейся в Китае отдельной ветвью власти. Напомним, что председатель Центрального военного совета избирается Всекитайским собранием народных представителей независимо от председателя КНР и не отчитывается перед последним. Для примера – премьер Госсовета КНР (глава правительства) избирается по предложению председателя КНР.


Ху Цзиньтао фактически выгнали, жестко обеспечив приход к власти Си Цзиньпина.


Цзян Цзэминю хватило влияния, чтобы передать власть Ху Цзиньтао и содействовать передаче власти Си Цзиньпину. Но больше исполнять обязанности верховного гаранта системы бывший генсек, видимо, не в силах. Он 1926 года рождения. Следовательно, в этом году ему исполнится 92 года. Возраст почтенный. Через 5 лет ему будет уже 97 и непонятно, сможет ли он участвовать в принятии решений (если вообще будет жив).


Следовательно, китайские элиты пытаются сделать Си Цзиньпина новым верховным лидером и гарантом системы, сосредоточив в его руках всю власть, в том числе и символическую. Китайская пресса начала называть Си «вождем». Ранее этот титул носили только Мао Цзэдун и Дэн Сяопин.


Конечно, начинающийся культ личности Си вызывает раздражение у многих в КНР, так как в отличие от Мао (создателя КНР) и Дэна (создателя китайского экономического чуда) нынешний верховный вождь не имеет значительных заслуг перед Китаем.


Однако китайской политической системе нужен новый гарант. Поэтому усиление позиций Си неизбежно.


Критики говорят, что «диктатор» Си приведет страну к застою и краху. Однако возможен и другой сценарий. Си может оказаться последним авторитарным правителем Китая перед переходом к демократии.


После успешной модернизации Тайвань и Южная Корея перешли к современным демократическим режимам. Сейчас подобный переход для КНР кажется невероятным, но что будет через 15 лет? Было время, когда Южная Корея управлялась военными диктаторами, а Тайванем монопольно правил Гоминьдан. Ныне оно в прошлом.


Если Си Цзиньпину удастся гарантировать Китаю 20 лет поступательного развития, то по окончании его правления мы увидим демократический Китай, который может превратиться в ведущую экономическую, а быть может и военную державу мира.


Кроме того, высокий статус китайского руководителя позволит ему на равных разговаривать с правителями Европы и Америки. Несмотря на огромную экономическую мощь Китая, его правители до сего дня обладали локальным авторитетом. Если позиции Си Цзиньпиня усилятся, он может стать фигурой международного масштаба, какой был в свое время Леонид Брежнев, например.


Так что отмена ограничений на переизбрания председателя КНР может быть и позитивным моментом, в том случае, если Си будет последним авторитарным лидером Китая. К этому, похоже, дело и идет.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter