Улюкаев: новая надежда

«Денег нет», - сказал нам некогда Дмитрий Медведев, - «Но вы там держитесь». И мы стали изо всех сил держаться.

 

Совет оказался дельным: с тех пор как мы держимся, повсюду стали обнаруживаться деньги. Да что там деньги – деньжищи.


То Никита Белых раскинет валютный пасьянс на столике ресторана. То некий полковник Захарченко, ныне самый знаменитый полковник всех времен и народов по версии поисковой системы Google, окажется современным царем Мидасом, забившим деньгами и квартиру, и гараж, и машину. То из дверей «Роснефти» под покровом  темноты выйдет министр Алексей Улюкаев с чемоданчиком, чье содержимое способно покрыть годовые финансовые потребности театра «Сатирикон».


Держаться становится все интереснее и веселее. Передайте Дмитрию Анатольевичу, что мы готовы делать это и дальше.


Улюкаев Захарченко не чета: одно дело, когда по всей стране напрягаются полковники и бывшие полковники, а другое – когда нервно вздрагивают министры и бывшие министры. Среди бывших - то есть тех, кому нынешнее положение позволяет свою тревогу вербализировать, – и Чубайс, и Греф, и Кудрин, все наши трефовые короли.


Продолжение политического тела г-на Кудрина – Общероссийский гражданский форум, который провел свое ежегодное заседание в прошедшие выходные. Тень Улюкаева нависла над ним, что твоя тень отца Гамлета. Люди, собравшиеся вроде бы как проектировать российское будущее, оказались в плотном кольце призраков прошлого, а неприбытие Сергея Кириенко, недавно назначенного «царя» по внутренней политике – и не для того ли разве поставленного, чтобы в первую очередь налаживать контакты с «либералами»? – вообще превращало почтенное собрание в подобие зоны чумного карантина.


Общее настроение выразила правозащитница Людмила Алексеева, упомянувшая о «катке» репрессий, под который попадают разные люди, «от министра до блогера», и открыто призвавшая аудиторию готовиться к арестам и обыскам.


Между «либеральным» интеллектуалом и лоялистом-государственником есть, наверное, целый ряд различий, но одно из них, довольно нетривиальное, четко проявилось в последние дни.


Лоялисту в принципе все равно, кого Следственный комитет завтра поймает на взятке, пусть это будет хоть Х, хоть У, хоть любое иное лицо из «ближнего круга» – ну, проворовался, всякое в жизни бывает.


А вот для «либерала» существуют «свои» взяточники и «чужие». «Свои» априори чисты как ангельские крыла, а всякое свидетельство против них заранее объявляется клеветой и провокацией. Улюкаев оказался «своим», причем настолько важным «своим», что переключатель на щитке соответствующего сектора пропаганды был решительно переставлен из положения «долой коррумпированную вертикаль» в положение «свистать всех наверх, на дворе новый тридцать седьмой год».


На самом деле это не что иное как акт списания немаленьких политических инвестиций. Ведь годами оппозиционная деятельность на этом отрезке фронта строилась на борьбе с коррупцией. Под это раскручивался проект «Навальный», под это продвигался мем «партия жуликов и воров», под это сливался в сеть компромат за компроматом, под это волна народного гнева должна была смести Кремль.


Был ли у Навального компромат на Улюкаева? Оказывается, был и на Улюкаева, только руки никак не доходили. Теперь же дана команда «кругом» и бывшие обличители коррупции, видимо, отправятся стройными рядами носить передачки с пармезаном к месту домашнего заточения бывшего министра.


В газеты и на сайты каждый день выливаются теперь мутные версии финансового приключения, пережитого чиновным поэтом – всякий раз со ссылкой на надежные источники и верных людей в ФСБ, СК и, само собой, на адвокатов. Сейчас нет особого смысла в них разбираться. Приходится опираться лишь на никем не оспариваемый факт: в известный момент времени произошло столкновение трех объектов материального мира – офиса «Роснефти», г-на Улюкаева и заветного чемоданчика.


«Улюкаева подставили» - вот лейтмотив защитников. Здесь неточность: Улюкаева не подставили, а поймали. Чтобы поймать, в самом деле нужно приложить некие специальные усилия. Но если воров не ловить, то все они будут считаться честными людьми.


Как вы вообще себе представляете чиновника, на 61-м году жизни открывающего для себя нежный восторг коррупции? Чтобы предлагать чиновнику взятку, нужно знать о том, что чиновник берет. Знать из собственного опыта общения с ним или из опыта других людей. Но есть и обратная сторона медали: чтобы просить или вымогать взятку у компании, чиновник тоже должен иметь представление о том, что «так принято» и что служба безопасности этой компании не устроит «маски-шоу» при первой же попытке удовлетворить тайную страсть к мздоимству.


Стало быть, в чем могла состоять эта «подстава»? Фактически защитники Улюкаева утверждают: она заключалась в том, что «что-то пошло не так». Не так, как оно, по их мнению, шло в течение многих лет у данного чиновника и (или) данной компании. А также, возможно, у целого ряда других чиновников и других предприятий и организаций.


Но если эта первая линия обороны всего лишь позволяет нам с помощью житейской логики раскрыть возможный смысл тревоги, в которой пребывают ныне разнообразные большие люди, то вторая линия попросту оскорбительна для подавляющего большинства населения: мол, 2 миллиона долларов человеку такого уровня, да за сделку такого размера - «это же смешные деньги», «просто ни о чем».


Вот с этого места хотелось бы поподробнее: откуда у вас такие знания об этом своеобразном рынке? из какого опыта оно было извлечено? если одна бабка сказала – пожалуйста, фамилию и адрес бабки.


Дознание пусть ведут дознаватели. Мы же предпочтем поверить в эти гнусные россказни – просто потому, что это греет душу и вселяет надежду.


Вот смотрите. У нас есть экономика-1, где не видно конца падению, где «денег нет», где Тверская область сидит без света, а Петербург лежит подо льдом, где оптимизируют школы и поликлиники, где для экономии хотят понизить температуру горячей воды в домах.


И есть экономика-2, экономика кейсов с деньгами, где все работает четко, нужные суммы в срок поступают нужным людям. Огромная экономика, в которой, как нас уверяют, 2 млн долларов – это обычное вознаграждение главы сельского поселения, а доля министра обязана быть много, много больше. Экономика, о которой знают все и не знает никто и которая обнаруживает себя только тогда, когда между большими людьми в далекой, далекой от нас галактике российской власти случается заминка или, по словам одной газеты, «война двух вышек».


И вот этот-то момент обнажения экономики-2 вызывает шок и трепет среди участников Общероссийского гражданского форума, среди, как их называют, «сислибов» - почему? Почему нет радости от того, что гнойник начинает прорываться? Потому что они заинтересованы в сохранении этой системы? зависят от нее? кормятся с нее?


Алексей Кудрин представил на форуме 13 тезисов о России через 20 лет. Там правильные слова – про экономику знаний, про креативность, свободу и технологии. И он же видимым образом нервничает по поводу Улюкаева. Считает ли он, что и в ближайшие 20 лет следует сквозь пальцы смотреть на эти игры с кейсами, параллельно развивая креативность и свободу?


Нам же, людям простым и в кабинеты не вхожим, остается лишь надежда на то, что когда-нибудь эти тайные денежные реки вольются в нашу большую общую экономику, будут давать тепло и свет, попадут в карманы врачей и учителей. И что министры, наконец, начнут ездить на работу в троллейбусах и – при желании – декламировать стихи ухоженным, бодрым пенсионеркам.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter