Кирпичом по AWACSу

Современное поле боя становится все более и более насыщенным различными средствами ведения разведки, среди которых видное место занимают радиолокаторы самых разных типов, от самолета дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО) до переносных радиолокационных станций. Сами средства радиолокационной разведки постоянно совершенствуются, и вот теперь наиболее совершенные типы РЛС могут отслеживать сотни воздушных и наземных целей, распознавать их, и передавать данные воздушным или наземным силам. В этом смысле, наиболее опасным является самолет ДРЛО (или AWACS в западном сокращении), который может обнаруживать цели на расстоянии в сотни километров и наводить на них авиацию. Скажем, американский самолет ДРЛО Boeing E-3 Sentry может обнаруживать воздушные цели на расстоянии до 650 км.

Подобное развитие радиолокационной техники позволяет сказать, что ситуация в современной войне несколько изменилась. Поле боя в современной войне пронизывается радиолокационными лучами, ищущими цель. По всей видимости, в скором будущем, это прощупывание радаром будет многослойным и взаимно увязанным между собой. Тогда обычной маскировки, тоже весьма важной, становится недостаточной. Теперь уже недостаточно спрятать солдат или технику под покровом леса, они будут обнаружены радаром, для которого ни ночь, ни туман - не помеха.

Массированное использование радаров уже сейчас представляется неким "супероружием", которое не оставляет противнику шансов. Мол, если противник будет обнаружен за сотни километров, на него будут наведены самолеты с высокоточным оружием и вместо боя будет избиение беспомощных. В США со всей определенностью ставят именно на эту концепцию, в США самый большой флот самолетов ДРЛО в мире: 42 самолета Boeing E-3 и 22 E-3B и E-2C, оборудование этих самолетов регулярно проходит модернизацию. Дальнее радиолокационное обнаружение широко использовалось американской армией во всех вооруженных конфликтах, в которых они участвовали, да и в мирное время эти самолеты вовсе не стоят на аэродроме.

В России, конечно, столь большое внимание наиболее вероятного противника к радиолокации, не проходит даром, и создаются системы радиоэлектронной борьбы, способные подавить вражеские радары. Известно, что в российской армии появились комплексы "Краснуха-2" и "Краснуха-4", дальностью действия от 150-300 км (если верить словам независимого военного эксперта Антона Лаврова). Однако, при всей привлекательности подобного подхода, на все лады расписываемого в прессе, тут есть ряд недостатков. Во-первых, такие комплексы могут закрыть от радиолокационной разведки только какой-то определенный район ТВД, тогда как остальные войска останутся без прикрытия. Да и не всем дадут такой комплекс. Помимо этого, применение такого комплекса в определенном районе несомненно покажет противнику, что здесь что-то затевается. Во-вторых, РЛС постоянно совершенствуются, и весьма скоро будет найдено противоядие против постановки помех - основного метода подавления радаров.

Не вдаваясь в подробности противостояния радара и постановщика помех, нужно подчеркнуть, что войскам надо иметь более простое, легко доступное средство противодействия вражеской радиолокационной разведке, которое можно выдать каждому подразделению. В войне против хорошо оснащенного противника, с задачей противодействия радиолокационной разведке столкнутся все рода войск, все части и подразделения, вплоть до отдельных солдат. Потому уповать только на одну "Краснуху" было бы неоправданным оптимизмом.

Парадоксальное решение

Дать средство против радаров. Но что? Любая аппаратура подавления неизбежно будет сложной и громоздкой, да и не будет решать всего спектра задач. Попытка идти по традиционному пути - уменьшению радиолокационной заметности, также имеет свои пределы. Даже технику не так-то легко сделать малозаметной в радиолокационном диапазоне, даже с применением радиопрозрачных материалов, особых подходов к конструированию. В авиации это заметно сильнее всего: "самолет-невидимка" существенно теряет в летно-технических характеристиках, становится сложной и не слишком надежной машиной, как широко известный F-117. Чем дальше, тем задача обеспечения радилокационной малозаметности становится все сложнее и дороже. Помимо этого выяснилось, что невидимый в сантиметровом диапазоне волн самолет прекрасно заметен в дециметровом диапазоне и может быть взят на мушку. Про наземную технику и говорить нечего.

Собственно, почему так? Потому что существует теория маскировки, которая гласит, что для малозаметности нужно уменьшить контраст объекта по сравнению с фоном, исказить его размеры и форму. Это прекрасно работает для маскировки от визуального наблюдения. В радиолокации шли по тому же пути, и старались сократить эффективную площадь рассеивания (ЭПР), чтобы техника перестала выделяться на фоне других, природных объектов, или ее можно было бы спутать с какой-то другой целью, значительно меньшей ценности. Но этот путь тупиковый. Есть технический предел снижения ЭПР, который быстро перекрывается увеличением чувствительности радара и компьютерной обработкой сигнала.

Решение этой проблемы может быть парадоксальным, но вполне в духе теории маскировки. Надо не уменьшать контраст объекта по сравнению с фоном, а наоборот, самому фону добавить радиолокационной "яркости". Если на радаре появятся многочисленные ложные объекты с огромными ЭПР, то настоящие объекты, например самолеты или наземная техника, среди них потеряются и их выявить будет не так-то просто.

Создать подобные ложные объекты не столь сложно, и это средство доступно в очень широких масштабах. Это дипольные и уголковые отражатели. Дипольный отражатель - полоска фольги длиной в половину длины волны, используемой радаром. Для американских радаров, использующих сантиметровый диапазон радиоволн, их длина будет несколько сантиметров. Уголковый отражатель, это четырехугольная "пирамидка", склепанная или сваренная из листов металла, только без дна. При облучении ее радаром, эта "пирамидка" отбрасывает радиолокационный сигнал точно назад, откуда он пришел. В обоих случаях на радаре возникает отметка.

Дипольные отражатели применялись еще во Второй мировой войне, когда британцы разбрасывали с самолетов станиолевые ленты для забивания помехами немецких радаров. Поначалу работало хорошо, но потом научились сортировать отметки по скорости их движения. Самолет летел гораздо быстрее, чем ленты, и его можно было распознать. Станиолевые ленты были сданы на склад, на мой взгляд, несколько преждевременно. С помощью дипольных и уголковых отражателей, силами армии можно в считанные часы создать на земле и в воздухе тысячи ложных целей, забить вражеский радар ДРЛО отметками, и пусть они копаются в этой "каше". У них есть дорогой и сложный AWACS, а мы его - кирпичом.

Радиолокационная маскировка: некоторые примеры

Понятно, что применение отражателей требует определенного искусства, и должно вестись с учетом тактики применения радиолокационных средств ведения разведки противником. Несколько ложных отметок ничего не дадут, современные радары, особенно ДРЛО, оснащаются системами фильтрации помех, и чем радар чувствительней, тем эти системы лучше. Потому, во-первых, применение отражателей должно быть массированным, десятками и сотнями тысяч штук, чтобы экраны вражескиих радаров буквально покрывались "кашей". Это и есть радиолокационная маскировка, основанная на придании фону "яркости", и тогда на нем будут теряться отметки от боевой техники. Во-вторых, радиолокационная маскировка должна резко изменять "радиоландшафт". В мирное время самолеты ДЛРО ведут патрулирование, создавая своего рода "радиолокационную карту" интересующего района, чтобы в случае начала войны было проще отличить боевые цели от помех и второстепенных объектов. С началом боевых действий, по приказу о радиомаскировке, солдаты достают комплекты дипольных и уголковых отражателей, развешивают их на любых подходящих объектах: домах, деревьях, столбах, камнях и скалах, в результате чего на радаре оператор увидит картину, ни в чем не похожую на составленную ранее "радиолокационную карту".

Ложные объекты на вражеском радаре можно двигать, если, например, нашить дипольные отражатели на маскировочную сеть. Если ее развернуть, то на радаре самолета ДРЛО противника появится отметка как от объекта с большим ЭПР. Подождав несколько минут (скорость оборота радара в американском AWACS составляет около 6 минут), можно сеть свернуть, предоставив вражескому оператору радара возможность гадать о том, куда и почему исчез этот только что засеченный объект и что вообще это такое. С уголковым отражателем можно использовать другой прием - "радиофлюгер", то есть четыре отражателя, соединенных вместе, снабженных лопастями и поставленными на ось. На ветру конструкция будет крутиться как флюгер, и отражать лучи радара, непредсказуемо неравномерно. На экране радара тоже будут, непредсказуемо, появляться и исчезать отметки. Такой же "радиофлюгер" может быть поставлен на дрейфующий буй или бакен. Это, конечно, в большей степени пассивные ложные цели. Однако, их преимущество состоит в том, что их можно приготовить в огромном количестве и буквально засыпать ТВД подобными отражателями.

Но одних только неподвижных отражателей будет явно мало, и технику они спрятать не сумеют, в силу способности современных радаров определять скорость движения объекта. Однако, эта задача также решается сравнительно просто, с применением тех же самых отражателей, устанавливаемых на различные подвижные объекты. Например, отметку на экране радара от танковой колонны может имитировать несколько автомобилей, с установленными на них экранами из уголковых отражателей, с ЭПР примерно соответствующей имитируемому объекту. Передвижение этих автомобилей будет создавать иллюзию перемещения бронетехники, и может даже вызывать на себя удар противника, защищая тем самым настоящую колонну танков. Самолеты могут быть имитированы беспилотными летательными аппаратами или простейшими крылатыми ракетами, с установленными в головной части уголковыми отражателями под радиопрозрачным обтекателем, и излучателем от бортовой РЛС самолета (AWACS распознает воздушные цели в том числе и по работе бортовых радаров). Они могут прикрывать взлет и посадку, маневры в воздухе и даже имитировать действия боевых самолетов. Использовав реактивные снаряды с головной частью, оснащенной отражателями, можно создавать ложные воздушные цели "залпово", забивая радар ложными отметками и сбивая целеуказание для вражеских самолетов.

В общем, при массированном и целенаправленном применении даже таких простых средств радиолокационной маскировки, можно сделать вражеские радары в значительной степени бесполезными, и вынудить авиацию противника больше полагаться на свои глаза, чем на бортовую РЛС и данные с самолета ДРЛО. Это означает для авиации стран НАТО потерю главного тактического преимущества - возможности планировать воздушный бой и наводить летчиков на цели, ориентируясь на данные радиолокационной разведки. Потеря преимущества вполне может обернуться для натовских соколиков позорным побоищем. Помимо этого, радиолокационной маскировкой можно резко снизить эффективность применения высокоточного оружия, систем противоракетной обороны, систем целеуказания и наведения разнообразной наземной техники. Это возможность уравнять шансы и одержать победу даже над очень хорошо технически оснащенным противником.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter