Русская история без русской нации

Так называемый историко-культурный стандарт (опубликован на сайте Российского исторического общества rushistory.org, в последние дни почему-то не работающем), на основе которого будет вскоре создан школьный единый учебник по отечественной истории, срочно недавно затребованный президентом РФ В.В. Путиным, в фактографической своей части не столь уж плох – основные события истории России в нём, так или иначе, отражены. Но в концептуальном смысле он вряд ли кого-то устроит, кроме, разумеется, авторов, заказчика и его идеологической обслуги.

Стандарт вроде как призван примирить все стороны, до хрипоты спорящие о трудных вопросах нашего прошлого, но задачу эту он не решает. Даже на уровне исторического сообщества. Сомнительно, чтобы антинорманнистам понравилось недвусмысленное указание на скандинавское происхождение варяжских князей. Сомнительно, чтобы историки школы Фроянова приняли утверждение, что вечевой строй в домонгольский период господствовал только в Новгороде и Пскове.

Но важнее, разумеется, другое. У нас по целому ряду ключевых периодов и проблем отечественной истории существуют взаимоисключающие точки зрения не только среди академических учёных, но и среди целых влиятельных групп представителей общественного мнения. Обсуждение монгольского ига, опричнины Ивана Грозного, церковного раскола 17 в. или реформ Петра I по своему накалу приближается к градусу актуальных политических дискуссий, а уж восприятие советской эпохи раскалывает общество едва ли не сильнее, чем отношение к Путину или Навальному.

Составители Стандарта решили все эти острые углы максимально сгладить. Наиболее влиятельным сторонам околоисторических баталий были сделаны некоторые уступки, скажем, по требованию историков из Татарстана исчезло понятие «татаро-монгольское иго», замененное деликатной формулировкой: «система зависимости русских земель от ордынских ханов». Но всё же эти уступки не заходят настолько далеко, чтобы какая-либо сторона выглядела монополистом (о «русско-ордынском симбиозе» и о «ордынских корнях российской государственности», слава богу, ничего не говорится).

Кроме того, чтобы изобразить хотя бы некое подобие консенсуса, в Стандарте применена метода чрезвычайной обтекаемости или даже полного отсутствия оценок тех или иных событий. Так что достаточно сложно понять, была ли, например, Октябрьская революция 1917 года благом или катастрофой для страны.

Впрочем, одному историческому периоду оценки выставлены чёткие и однозначно положительные: «В.В.Путин в рамках своего первого и второго президентских сроков сумел стабилизировать ситуацию в стране, провести меры по укреплению властной вертикали. Благоприятная конъюнктура способствовала экономическому росту, который продолжался в России вплоть до начала мирового экономического кризиса 2008 г. При президенте Д.А.Медведеве и премьер-министре В.В.Путине (май 2008 - май 2012 гг.) стране в целом успешнее, чем большинству других стран мира, удалось преодолеть основную волну экономического кризиса. Преемственность власти была подтверждена возращением на пост президента России В.В. Путина в 2012 г.»

Всякая государственная власть мнит себя венцом предшествующего исторического развития. Совершенно понятно, что цель Стандарта, заказанного нынешней российской властью, легитимировать последнюю, представив её как достойную наследницу «тысячелетней российской государственности». Собственно, сильная государственность и есть главный герой Стандарта, главный субъект отечественной истории. Только в этой парадигме и можно выстроить непротиворечивую историю России, находящуюся по ту строну споров правых и левых, красных и белых, русских и чеченцев. Дескать, какая бы власть не была в России – княжеская, царская, императорская, коммунистическая, президентская – она, пусть и через трудности, пусть с ошибками, вела страну по пути прогресса, что продолжает успешно делать и «ныне действующий президент».

Характерно поэтому, сколь мало места уделено в Стандарте общественным и революционным движениям. Кто бы сомневался, что о гражданском протесте 2011 – 2012 гг. не будет сказано ничего – в конце концов, это ещё незавершённая современность! Но то, что русское освободительное движение второй половины 19 – начала 20 в. уместилось в одно предельно краткое предложение: «Народники и социал-демократы», то, что отсутствует специальный пункт, посвящённый анализу феномена большевизма, просто-напросто искажает картину прошлого, мешает понять суть социально-политических процессов того времени. Но логика здесь абсолютно железная: зачем привлекать внимания к сюжетам, которые могут вызвать в головах опасные аналогии.

Ну и конечно не может не броситься в глаза тщательное ретуширование в Стандарте русской темы. Пожалуй, даже в советских учебниках она звучало более внятно и объективно. Русская тема подаётся таким образом, чтобы ни в коем случае не нарушить центральный постулат Стандарта: Россия – всегда была, есть и будет многонациональным государством, а не национальным государством русского народа.

В Стандарте ни разу не встречается понятие «русская нация» и даже «русская национальная культура». Не только РФ и СССР, не только Российская империя («полиэтническое и многоконфессиональное государство»), но даже Московское царство, оказывается, было «многонациональной державой, где приобретали опыт мирного сосуществования различные в цивилизационном и конфессиональном плане народы». Забавно, что буквально через несколько абзацев говорится про ту же эпоху: «Россия двигалась в общем русле исторического развития с рядом европейских стран, в частности, Англией, Францией и Испанией, где на рубеже XV–XVI вв. также завершился процесс формирования единых национальных государств…» Как «многонациональное» может быть одновременно «национальным»? Загадка…

Те сюжеты, в которых русская тема может повредить многонациональной толерантности, бдительно выхолащиваются. Скажем, говорится о «судьбах русских земель после Батыева нашествия», но о героическом сопротивлении русского народа этому самому нашествию нет ни слова, а вдруг Татарстан обидится!

Стандарт рекомендует при рассмотрении национальной политики Российской империи «сбалансировано показать национальную и конфессиональную политику государства, избегая стереотипов (эксплуатация окраин как колоний, с одной стороны, и полная гармония интересов центра и окраин – с другой). Реальность оставляла место и противостоянию, и сотрудничеству национальных элит». Таким образом, всё сведено к взаимоотношениям «имперского центра» и «национальных регионов», о специфике же положения Великороссии, бывшей главным ресурсом но отнюдь не главным бенефициаром «империи наоборот», нет даже и намёка.

А вот как подаётся Великая Отечественная война: «Для Советского Союза эта война стала общенародной, Отечественной, священной войной на выживание и сохранение своей государственности. Перед лицом нацистской угрозы произошла консолидация общества… Важнейшими слагаемыми Победы стали патриотический подъем, единство фронта и тыла, а также безуспешность попыток нацистов вбить клин между народами СССР». Как всё отлакировано, комар носа не подточит! О том, что война была выиграна исключительно благодаря обращению коммунистов-интернационалистов к лозунгам русского национализма, что вся тогдашняя советская пропаганда была построена на принципиальном «русоцентризме» - молчок!

«Многонациональность», наряду с «государственничеством», представляет собой второй главный идеологический устой Стандарта, что вполне естественно, ибо путинская государственность без опоры на «национальные» республики и диаспоры повисает в воздухе.

Любая государственная власть легитимирует себя через определённую интерпретацию исторического прошлого, создавая общественное согласие, в том числе и с помощью консенсуса по поводу спорных исторических вопросов. Но нигде и никогда не было такого, чтобы одной только «политикой памяти» успешно решались насущные общественные противоречия такого размаха, какого они достигли в РФ. Острота наших исторических дискуссий как раз и обусловлена очевидным тупиком путинского правления. Никакой «единый и непротиворечивый» учебник истории не поможет российской власти из этого тупика выйти, а будет восприниматься как банальный конъюнктурный агитпроп неэффективного и несправедливого режима.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter