О «Черкесском Холокосте» и кавказских страхах

ОТ РЕДАКЦИИ. Мы публикуем официальный ответ общественных организаций Кабардино-Балкарской Республики на цикл статей И. Ильинина «Черкесский Холокост».

Способность к диалогу – основа демократического гражданского правового сознания. Редакция АПН видит свою миссию в том, чтобы власть, общественность, а также и частные лица со своими мнениями могли услышать друг друга. У нас есть, о чём спорить – но нужно именно спорить, а не копить обиды и претензии: это путь в никуда. В особенности это касается тяжёлых и наболевших проблем, связанных с российским Кавказом. Мы надеемся, что разговор продолжится, и готовы предоставить слово всем заинтересованным сторонам.

 

В последние месяцы, особенно после конфликта вокруг Южной Осетии, ситуация на Кавказе вообще – в том числе и в российской его части – не располагают к особому оптимизму.

Оно и понятно: политические и гуманитарные последствия конфликта (хоть и скоротечного, но кровавого), усиление террористической угрозы, наконец, ухудшение общей экономической конъюнктуры из-за мирового кризиса, что само по себе может отрицательно влиять на социальный климат — все это создает негативный информационный фон.

Живущие на Кавказе давно привыкли к тому, что от них все время ожидают чего-то «этакого», желательно пострашнее. Так что опубликованная на APN.ru, статья «Черкесский холокост» или «проект Тибет-2». Часть V, большая часть фактического материала которой была посвящена Кабардино-Балкарской Республике в той же КБР никого, в общем, особо не удивила — хотя не сказать, что не обидела.

Основная проблема в том, что автор материала Иван Ильинин, судя по всему, задавшись благородной целью защиты прав русского меньшинства на российском Кавказе, в полемическом задоре сильно перегибает палку и местами сваливается не только в очевидные логические ямы, но и просто снабжает читателя неверными фактами, иными словами — вольно или невольно клевещет.

Основные тезисы пятой по счету статьи И. Ильинина о «Черкесском холокосте» сводятся к следующему:

  • на Кавказе со страшной силой процветает черкесский национализм, задача которого — создание независимого от России черкесского государства;
  • одним из официальных спонсоров этого процесса является власть Кабардино-Балкарской Республики.

В доказательство этого автор приводит многословные цитаты одного из лидеров общественной (но никак не государственной!) организации «Черкесский конгресс Адыгеи», базирующейся, как очевидно из ее названия не в КБР и… больше ничего. Дальше идут ссылки на каких-то анонимных «адыгских этнопатриотов» и прочие подобного же качества «источники».

Но есть в статьи и такое, что обойти вниманием невозможно. Первое — это попытка напрямую увязать президента КБР Арсена Канокова с на самом деле не существующим в пределах России «организованным черкесским сепаратизмом». В качестве доказательства этого автор прямо говорит о том, что «согласно указу Президента КБР Арсена Канокова в Нальчике будет открыт «музей Кавказской войны и геноцида адыгов». Если бы автор статьи потрудился бы немного лучше изучить материал, то он бы во-первых узнал, что вообще-то для открытия какого-либо музея указ главы субъекта федерации совершенно не требуется. А во-вторых, что никакого такого указа А. Канокова не существует и никогда не существовало.

Еще один милый штрих автор приберег для читателя напоследок (последний абзац, как известно, запоминается лучше всего):

«В Адыгее и Кабарде под крики — «Русская свинья, почему ходишь по нашей земле?», русские головы уже проламывают железными прутьями».

Это уже обвинение всем жителям Кабардино-Балкарии. И обвинение серьезное.

При этом автор явно ошибается не только в географии (если что-то подобно происходило на Кавказе за последние десятилетия, то это было на несколько сотен километров восточнее или южнее границ Кабардино-Балкарии), но и в хронологии, лет этак на 10-15. Понятно, что пробитые или отрезанные головы со времен дудаевского правления в Чечне кочуют из одного журналистского текста о северном Кавказе в другой, однако следование этой традиции давно уже стало не только дурным тоном, но и просто оскорблением многих народов Кавказа, на земле которых за постсоветское время не лилась не только русская, но и никакая другая кровь.

Чтобы убедится в том, что это — в лучшем случаем излишне лихой журналистский прием, а в худшем — провокация, направленная на разжигание национальной розни, достаточно просто лично познакомиться с реальной жизнью Кабардино-Балкарии.

На самом деле русские составляют почти 25% населения республики, они представлены в госсапарате (достаточно вспомнить, что республиканский премьер-министр — русский, для этого, ей-богу не нужно никакой волшебной информированности, есть же интернет, в конце концов!)

В республике есть несколько районов с компактным проживанием русского населения и, между прочим, эти районы дают большую часть республиканского ВРП. Как-то журналисты федеральных СМИ, посетившие Нальчик, спросили президента Канокова, о проблемах русского меньшинства и масштабах его оттока из республики. На это глава КБР лишь с сожалением констатировал, что пока еще сохраняется миграция, особенно молодежи, но это касается в равной мере всех — и русских, и кабардинцев, и балкарцев. И вызвано это экономическими причинами. А дальше А. Каноков добавил — «да если бы все наши районы давали такие производственные показатели, как те, что населены русскими, у нас в республике с экономикой вообще проблем бы не было».

Что же дает автору статьи основания делать многозначительные выводы о «черкесском сепаратизме» в КБР? Да ничего, скорей это лишь повод для педалирования действительно болезненной для всех адыгов темы Кавказской войны и памяти о ней. Глупо отрицать очевидное — Кавказская война имела место как исторический факт и действительно стоила адыгским народам больших жертв. Российская империя захватывала новые территории - как и любая империя того времени. Другие европейские державы конкурировали с ней, в том числе и на Кавказе, а все малые народы, не желающие покоряться ни тем, ни другим, неизбежно попадали в гигантскую мясорубку. Таковы история не только России, но и всего мира - и сделать с этим уже ничего нельзя.

Но когда автор акцентирует внимание на памяти всех адыгов (а отнюдь не одних кабардинцев!) о жертвах Кавказской войны, он, видимо, умышленно не желает замечать всего того, что было после нее — долгих лет крепкого союза между кабардинцами, черкесами, адыгейцами, абхазами и Россией.

Любой, кто хоть примерно знаком с досоветской историей знает, как черкесская аристократия интегрировалась в аристократию Российской империи, какой след представители адыгских знатных родов оставили военной и культурной жизни России. Любому русскому гостю в Кабардино-Балкарии или другой республике, населенную адыгскими народами, если уж во время очередного традиционного застолья речь зайдет о прошлом Кавказа, хозяева будут напоминать не о Кавказской войне, а о подвигах «Дикой дивизии» под русскими знаменами.

Арсен Каноков неоднократно публично говорил, насколько разительно отличается положение народов Кабардино-Балкарии, от, например, условий жизни адыгской диаспоры в соседней Турции, где до недавнего времени для потомков черкесов-переселенцев было невозможно даже изучение родного языка, не говоря уж каких-то политических автономиях. Утверждать, что кабардинцы и другие адыгские народы России не ценят этого, и приписывать целым этносам и властям национальных республик сепаратистские намерения, которых они никогда не имели — это значит, как минимум, по недомыслию их оскорблять. В худшем случае — намеренно раздувать на Кавказе (и это в нынешнем ситуации!) еще один костерок национальной напряженности.

Хочется надеяться, что речь идет все же о первом варианте.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter