Пролог к президентскому посланию

Зависимость от предшествующего развития — один из ключевых подходов к изучению развития институциональных систем. Все началось с осмысления одного занятного факта, касающегося расположения букв на клавиатуре печатающих устройств. Когда в 1868 году была изобретена пишущая машинка, в первоначальном варианте буквы были расположены в два ряда от А до Z. Быстрое последовательное нажатие приводило к тому, что соседние клавиши залипали, а это тормозило работу машинисток. Проблема была решена в середине 70-х годов позапрошлого века путем разнесения часто встречающихся букв по разным краям клавиатуры. Так появилась QWERTY-клавиатура, современный вид которой сейчас перед вами. В последующие годы были изобретены и запатентованы иные варианты раскладки (наиболее известный из них — клавиатура А.Дворака), позволявшие увеличить скорость печатания до 40%, но до сих пор мы пользуемся не самым эффективным устройством.

В чем же причина? Одно из объяснений этого феномена заключается в том, что QWERTY-клавиатура стала элементом большой и сложной производственной системы, в которую входили пишущие машинки, их операторы, организации, в которых применялись именно такие клавиатуры, производства, выпускавшие эту аппаратуру. Важную роль сыграли и случайные события. Анализ последующей экономической истории показал, что подобные причины стали основой в предпочтении стандарта VHS перед BETACAM, WINDOWS перед Macintosh, железных дорог с европейской колеей перед российским более широким стандартом. В дальнейшем QWERTY-эффекты стали основой целого направления институциональной экономики — изучения зависимости от предшествующего развития, причем, как отдельных институтов, так и более обширных общественных или экономических систем. К постулатам данного подхода можно отнести, например, обоснование получения лишь локального, а не глобального эффекта от системы при высоких издержках ее регулирования, конкуренцию не технологий, а организаций, которые их применяют или недальновидность рынка, который, вопреки расхожему мнению, далеко не всегда выбирает наиболее эффективный вариант развития.

О чем я? Как ни странно, о грядущем президентском послании. И дело даже не в том, что начинать исследование следовало бы с напоминания о хрестоматийном византийском постулате (говорю одно, думаю другое, делаю третье), хотя в свете представленной идеи данного QWERTY-материала, это было бы кстати. Я о том, что рамки публикации не позволят затронуть все более или менее значимые проявления сформировавшейся во всей красе путинской системы управления, фундаментом которой незыблемо остается ЕБН, но анализ предыдущих президентских посланий, содержащий немало занятных нюансов и тенденций, позволит понять, что нам ждать от послания грядущего. Строить изучение темы на качелях "обещание-выполнение" не совсем корректно по отношению к думающему читателю, в связи с чем возьму на себя смелость дать лишь отдельные штрихи к экономическому срезу путинской демагогии.

2000

Рассмотрим экономическую часть первого президентского послания. Со дня инаугурации прошло два месяца, и граждане терялись в догадках относительно путинского взгляда на развитие экономики. Что же они услышали, чему аплодировали? Резких шагов сделано не было, что вполне естественно. "Правильный" текст должен был вызвать положительные эмоции у населения, возродить надежду на выход из почти десятилетнего кризиса, подвигнуть общество к конструктивной совместной работе.

Что хотели — то и услышали. Начав с уменьшения численности населения в среднем на 750 тыс. человек в год, Путин попросил вдуматься в цифру уменьшения численности граждан России через 15 лет — на 22 миллиона человек, заявив, что "демографическая ситуация одна из тревожных". Пропустим дежурные фразы об "экономической слабости России", хотя отметим такие президентские пассажи — "сильное государство немыслимо без уважения к правам и свободам человека" и "в становлении гражданского общества исключительную роль играют средства массовой информации". Остановимся на рецептах доктора Путина по достижению экономического процветания.

Во-первых, это пресечение практики чрезмерного вмешательства государства "в те сферы, где его не должно быть, и в отсутствии там, где оно необходимо". Отсутствие государства "там, где оно необходимо" определялось пассивностью при создании единого экономического пространства страны, необязательностью исполнения законов и бездействием при "защите прав собственности и экономической свободы".

Во-вторых, это решение государством таких проблем как "высокие налоги, произвол чиновников, разгул криминала". Путин был "абсолютно убежден" в том, что "неэффективное государство является главной причиной длительного и глубокого экономического кризиса". Отсюда обещанное президентом "освобождение предпринимателей от административного гнета".

В-третьих, это снижение налогового бремени. Надо сказать, что тема налогов — сквозная у Путина, она встречается в каждом послании. Денег в бюджетах тех лет хронически не хватало, и одним из главных посылов было убедить налогоплательщиков в необходимости уплачивать налоги полностью и в срок.

В-четвертых, Путин сообщил, что "банковская система должна быть расчищена от нежизнеспособных организаций" и следует обеспечить прозрачность банковской деятельности. Здесь же упомянут фондовый рынок, на который президент возлагал большие надежды в деле мобилизации инвестиций и их направления "в наиболее перспективный сектор экономики". Ошиблись авторы, или Путин случайно оговорился, но "перспективный сектор экономики" был обозначен в единственном числе!

Последним направлением достижения процветания была выбрана социальная политика с ее "безадресными социальными пособиями и льготами", неустойчивой пенсионной системой и формально бесплатными, а фактически платными образованием и здравоохранением (тоже сквозная тема в будущем). Особенно впечатлил всех присутствующих тезис о том, что "дети министров могут обойтись без детского пособия, а жены банкиров — без пособия по безработице". Надо полагать, в этом месте раздались овации, переходящие в стоны. Я до сих пор не понимаю, почему дети министров не должны получать детские пособия, раз это пособие от государства на ребенка, а не родителям. Не понимаю также и то, почему жена банкира, если она пришла на биржу труда, не заслуживает пособия по безработице — в законодательстве нет такого субъекта социальных выплат как "жена банкира".

Таким было первое президентское послание в экономическом разрезе. Это был доклад, в котором "молодой, энергичный" президент попытался представить свое видение развития института государства, важнейшего института российского общества на протяжении многих столетий.

2001

Если предыдущее послание было обращено ко многим институтам российского общества, то послание-2001 с порога началось с пересмотра стратегии и перенесения акцента на "укрепление государства" без особых экивоков в сторону гражданских или предпринимательских слоев общества. В 2000-м было проведено первичное перераспределение налоговых поступлений в сторону центра, что "вызвало очень много, очень много споров". Система "разделяй и властвуй" начала большую жизнь на одной седьмой части суши с конфликта центра, регионов и органов местного самоуправления из-за денег: "Именно здесь идет борьба между региональными администрациями и органами самоуправления, между мэрами и главами регионов. Из этого же проистекают проблемы экономической и политической нестабильности в отдельных регионах России".

Далее Путин вновь обозначил "ключевой вопрос любой власти — это доверие граждан государству", полагая, что доверие граждан можно повысить, уменьшив нормативные и декларативные препоны. В принципе, он прав, но стоит заметить, что законо- и нормотворчество — лишь следствия происходящих в обществе изменений. Пытаясь организовать процесс в соответствии с законами чиновничьего управления, мы не только не решим проблему, но еще более загоним ее вглубь. Путин наверняка был в Финляндии. Неужели ему не сказали, что на том месте, где появилась тропинка, финны укладывают асфальтовую дорожку, а не ставят заборы и ограждения?

Бог с ними, с финскими дорожками. Путин, возможно неосознанно, обозначил наиболее яркое последствие установки подобных ограждений — формирование не только теневой экономики, но и "теневой юстиции", отметив, что граждане, потерявшие надежду добиться справедливости в суде, ищут неправовые ходы и выходы. По всей видимости, Путин имел в виду бандитов, но как же прозорлив он был в 2001-м году, когда вводил термин "теневая юстиция"!

Впрочем, то послание было ознаменовано не только введением "теневой юстиции", но и обращением внимания на капитализацию российского фондового рынка. "Крупнейшие российские компании — так называемые "голубые фишки", — возмущался президент, — стоят в разы меньше, чем их зарубежные аналоги"! Присовокупив к фондовой недооценке российских активов продолжающийся отток капиталов, составляющий по президентским данным более 20 миллиардов долларов в год, Путин сообщил, что если сегодня (в 2001-м году) не начать активно действовать, "завтра можно войти в длительную экономическую стагнацию".

В наши дни, когда государственные информационные ресурсы брошены на воспевание размеров грандиозного мыльного пузыря под названием "российский фондовый рынок", дадим ответ на вопрос, почему же все-таки иностранные фондовые инвесторы не хотят вкладываться в российскую экономику. Кроме высоких политических рисков, основная причина состоит в том, что при сопоставимой с ведущими мировыми корпорациями капитализации того же "Газпрома" объявленная прибыль нашего колосса минимум в два-три раза меньше, чем у его зарубежных конкурентов за инвестиции. Оказывается, кроме капитализации фондовики обращают внимание на прибыль компании, то есть на порядок возможных дивидендов по акциям! Российские пенсионеры, толпящиеся в эти дни в пунктах продажи акций "ГазпроМММа", судя по всему, таких тонкостей не знают. Сегодня их покупают на растущий как на дрожжах индекс РТС и акций предприятий "наиболее перспективного сектора экономики", а завтра все спишут на ухудшение мировой сырьевой конъюнктуры.

В послании-2001 было заявлено, что Путин против передела собственности и пересмотра итогов приватизации. Здесь хапнувшие госсобственность чиновники и коммерсанты дружно зааплодировали, но Путин был бы не Путин, если б не дал собравшимся по ушам в этом же пассаже, заявив, что обеспечить эффективную эксплуатацию ресурсов и должное поступление в казну средств, можно используя и "налоговые инструменты". Интересно, что думал в эти минуты находившийся в зале Михаил Борисович Ходорковский? Понимал ли он тогда, что налоговые инструменты лежат на одной полке с правовыми инструментами? Что в случае, если не подходит налоговый инструмент (резьба большая, либо винт маловат), доктор Путин запросто воспользуется правовым инструментарием?

В послании-2001 впервые зашла речь о реформировании естественных монополий: "Нельзя больше терпеть их финансовую непрозрачность, рост издержек, неэффективность управления, невозможно сохранить масштабное, перекрестное субсидирование". Будущий главный железнодорожник, а пока сосед по даче Якунин, бывший сослуживец по Ленсовету, а пока скромный министерский чиновник Миллер, и, конечно же, просто земляк Чубайс уже ждали своего часа.

Еще одной неожиданной задачей стало создание законодательной базы "для завершения перехода к страховому принципу оплаты медицинской помощи". Это было бы обоснованным, если б Россия, выполняя рекомендации ВОЗ, членом которой она долгие годы является, обеспечивала государственное финансирование медицины не ниже 5% от ВВП, и этих денег все равно бы не хватало. Но финансирование было вполовину меньше, и тут сработал, как я его называю, "синдром детдомовца" — стремление переложить с себя на кого угодно, на другого индивидуума, на другую систему, на другой финансовый механизм какую-либо проблему. В то время уже шли переговоры со Всемирным банком о выделении гранта в 30 миллионов (!) долларов на разработку концепции перехода на страховые, во многом почему-то совпадающие с американскими, основы медицинского страхования, гранта, который был выделен и успешно окучен "специалистами" Высшей школы экономики, наиболее яркие представители которой в настоящее время ходят в замах у Зурабова. Понятно, что после президентского послания работа заспорилась.

Естественно, в послании не обошлось без упоминания об образовании и адресности социальных льгот. Образование во второй раз предписывалось сделать более доступным для людей, а случившуюся через три года монетизацию просто не знали, как обозвать.

2002

Продолжающийся рост цен на нефть, увеличивающиеся поступления в бюджет, растущие цифры экономического развития дали возможность президенту в послании-2002 уделить гораздо больше места достигнутым успехам: "Численность безработных сократилась на 700 тысяч человек, реальные доходы граждан выросли на 6%, более, чем вдвое выросла капитализация российских компаний, мы вернулись на вторую позицию в мире по объемам производства нефти и на первое место в мире по торговле энергоносителями". В этом же послании впервые констатировалось опережающее обслуживание внешнего долга и аморфность правительства Касьянова, позорно рассчитывавшего на темпы роста ВВП не выше 4,5% в год.

"Фишкой" экономического блока послания на сей раз стали проблемы малого бизнеса. Неудивительно, что одним из вариантов разрешения проблем опять стали изменения в налогообложении и снижение административного давления. "За порядком здесь надзирают сотни тысяч человек", — говорил Путин "При этих органах аккредитованы тысячи — и это не преувеличение — тысячи коммерческих организаций, кормящихся на проверках".

Я намеренно не сравниваю прошлые президентские пассажи с окружающей нас действительностью. Читатель не глупее меня, сам все видит. Но что поразило в послании-2002, так это непонятно откуда вылезшее страхование, причем, Путин не только отдельно рассказал о страховании ответственности и страховании рисков (хотя страхование ответственности — это тоже страхование риска, только риска возникновения этой самой ответственности перед третьими лицами за нанесенный ущерб), но и предложил страхование в качестве инструмента борьбы со стремительно раздувавшейся системой надзора и контроля в стране! Кто ему посоветовал сделать данный фортель, или же он сам выложил "домашнюю заготовку" — загадка. Вместо того чтобы самому разобраться с "надзирателями", президент нашел еще один институт, на этот раз страховой, которому можно поручить, а значит, спросить за снижение надзорного гнета. Слава Богу, что эта тема не нашла продолжения, а то бы сейчас вообще без страхования остались.

Еще одним новшеством стало обращение к теме ипотечного жилищного кредитования. Путин сообщил, что выдано уже около 40 тысяч кредитов, уточнив при этом, что "низкие доходы населения и высокие процентные ставки на финансовых рынках, неразвитый рынок жилья и огромные цены на строительство — это далеко не полный перечень проблем, которые можно и нужно решать с помощью механизмов ипотеки". Прошло уже 4 года, а я до сих пор не могу понять, как механизмы ипотеки смогут снизить процентные ставки, цены на рынке недвижимости и себестоимость строительства. По-моему, ипотека потому и не развивается, что цены на ресурсы запредельны, рынок недвижимости только и ждет ипотечников, чтобы еще чуток поддуть цены, а уж к себестоимости строительства ипотека вообще не имеет отношения, если только в сторону увеличения.

Вот так ошибочный экономический посыл на несколько лет затормозил процесс решения жилищной проблемы миллионов российских семей. Количество выданных кредитов с тех пор не увеличилось, половину из ежегодно вводимых 40 с хвостиком миллионов кв. м жилья составляют индивидуальные коттеджи жилой площадью метров в 400, а сама ипотечная схема используется в основном для вложения (обеления) черных доходов, когда банк выдает ипотечный кредит под залог депозита того же физического лица. Причины недостаточного развития ипотеки за прошедшие годы не изменились и не сделано ровным счетом ничего. Люди стареют, не могут завести детей, а нам по-прежнему рассказывают о тех же, что и 4 года назад, проблемах ипотечного кредитования.

В экономическом блоке послания-2002 почти половина места была отдана вступлению в ВТО. Любопытен первый элемент путинской "архитектуры" участия России в ВТО: "Надо усилить государственные структуры, которые должны помогать отечественным производителям адаптироваться к новым условиям работы. Провести ревизию государственной поддержки предпринимательства. Выявить спорные с точки зрения антидемпинговых расследований программы…" Усиление государственных структур для помощи (!) в адаптации (!!) отечественного производителя к новым условиям работы — это круто даже для Черномырдина с Фрадковым. И конечно "власти необходимо продолжать консультации и с промышленниками, и обязательно с профсоюзами. Все должны быть участниками этого процесса".

Отечественным производителям "усиленные государственные структуры" помогут адаптироваться, но причем тут профсоюзы? И что такое профсоюзы применительно к нашей стране? Профсоюзов в России нет. То, что называется профсоюзами, это полугосударственная-получастная общественно-коммерческая структура, за 15 последних лет ничем, кроме неудачного участия в обязательном социальном страховании, где она должна была представлять интересы работников, не проявила. Ну, могут они вывести на улицу сколько-нибудь тысяч человек. Коммунисты тоже могут. Даже вузы и те могут. Только у последних нет той материальной базы, которая досталась профсоюзам с советских времен. Тут и санатории, и недвижимость в центре городов, включая столицу, и банки, и много чего еще. Наиболее ярким выходцем из профсоюзной среды является Андрей Константинович Исаев, в прошлом году ответственный за монетизацию, а в этом — за борьбу с фашизмом, на голубом глазу утверждающий, что проживает не в двухуровневой квартире в центре Москвы, а в двухкомнатной халупе с газовой колонкой в окраинном Измайлово. Однако газовых колонок в Измайлово практически нет, да и сам Андрей Константинович в этом районе не появляется — дела, да и страшно как-то: там водятся скинхеды и "благодарные" бабульки. Интересно, кстати, послушать мнение Андрея Константиновича по поводу вступления в ВТО.

Про необходимость доступного образования в послании-2002 ничего не сказано, зато были пнуты те, кто отвечал за разработку перехода медицины на страховые основы: "Эта задача не выполнена", — сказал президент. Отрадно, что в послании были упомянуты инновационные технологии, и затверждалась необходимость всемерной поддержки их разработчиков. Но не будем о грустном — сегодня импорт инновационных технологий в два раза превышает их экспорт. Те, кто могли — давно уехали. Те, кто остался — в основном заняты изобретением велосипеда. И не потому, что глупые, просто из-за недостатка информации они не знают, что его давно уже изобрели.

"Мы должны сделать Россию процветающей и зажиточной страной", — завершил выступление Путин и поблагодарил за внимание.

2003

Не ищите в экономическом блоке послания-2003 намеки на арест Ходорковского. Их там нет, хотя команда "фас" уже была дана, как и приказ не выпускать самолет Михаила Борисовича из российского воздушного пространства. Доклад изобилует показателями достижений российской экономики, но советую обратить внимание на такой покер: демография, здравоохранение, естественные монополии и налоговая реформа.

С демографической проблемой справиться не удалось: "В последние годы смертность населения продолжала расти. За три года она увеличилась на 10%. Продолжала снижаться и ожидаемая продолжительность жизни. Печальная цифра — с 67 лет в 1999 году до 64 — в 2002 году". Зато за три года на 18% увеличилась рождаемость, а на 21% снизилась детская смертность, констатировал президент.

…У меня в руках статистический сборник "Социальное положение и уровень жизни населения России", выпущенный Росстатом в 2004 году. В нем на странице 53 черным по белому написано, что в 2000 году в России родилось 1,267 млн. человек, а в 2002 — 1,397 млн. Калькулятор подсказывает, что прирост рождаемости за 2000–2002 годы составил чуть больше 10%, но никак не 18%! Тоже самое с младенческой смертностью: в 2000 году умерло 19,3 тыс. россиян в возрасте до 1 года, а в 2002-м — 18,4 тысячи. Уменьшение составило 5%, а не 21%. Да и продолжительность жизни в 1999 году составляла не 67, а 65 лет. Или данные в Росстате "левые", или спичрайтеры перестарались — нет таких цифр, и никогда не было. Зато есть такой показатель: если в первом президентском послании Путин говорил о вымирании россиян со средним темпом в 750 тыс. человек в год, то к 2003 году скорость выросла до 950 тыс. человек.

Внедрение страховой медицины все-таки сдвинулось с мертвой точки, сказалось благотворное влияние выделенного гранта. Страховая система внедрялась в 16 подопытных регионах, и "уже со следующего года будет обеспечено медицинское страхование пенсионеров в масштабах всей страны", — пообещал президент. От себя добавлю, что внедрение страховой медицины сегодня заморожено, а внедрение принципов страхового обеспечения медицинскими услугами пенсионеров на деле выглядело так: каждый регион должен был подписать с Минфином, пенсионным фондом и фондом ОМС специальное соглашение, по которому регион должен был перечислять взносы за медицинское обслуживание пенсионеров. В противном случае население региона оказывалось без финансовых дотаций из центра. Поставьте себя на место руководителя дотационной Костромской области — у Вас нет выбора. Вот так, просто и понятно внедрялась страховая медицина.

Естественные монополисты после президентского послания-2003, надо полагать, затрепещали. Кому понравится такой кусок: "Регулируемые государством тарифы на продукцию и услуги инфраструктурных монополий повышаются темпами, опережающими рост цен в свободном секторе российской экономики. В результате этого увеличивается перераспределение экономических ресурсов в пользу монопольного сектора, а его удельный вес в российской экономике возрастает… Правительство должно за этим следить более строго. Продолжение подобной политики, очевидно, путь к стагнации". Я специально привел его полностью, чтобы хоть кто-то смог объяснить, кто устанавливает и регулирует тарифы естественных монополистов. Правительство? Но в докладе сказано — "государство". И кто ответит за продолжение экономического беспредела в стране, развязанного монополистами, если еще в 2003 году Путин всех предупредил, что продолжение подобной политики — "путь к стагнации"?

Налоговая реформа, начатая в 2000 году, продолжилась в 2003-м, к слову сказать, продолжается она и сейчас, вспомните хотя бы дискуссии о снижении НДС. Это не мой вывод, так считал и Владимир Владимирович: "Налоговая реформа у нас, к сожалению, становится постоянной и непрерывной". Виновато в этом естественно правительство Касьянова, дать "политический импульс" которому президент пообещал лично.

В послании-2003 впервые появились тезисы об удвоении ВВП и свободной конвертации рубля. Те, кто сегодня пытаются присвоить себе авторство этой идеи, а таких в экономической среде немало, пусть обратятся к посланию от 2003 года, там об этом кое-что сказано. Только как страна, сидящая на нефтяной игле, вся денежная система которой равна среднему американскому банку, а экспортно-импортные операции не диверсифицированы и полностью зависят от мировой конъюнктуры, может ввести свободную конвертацию рубля, непонятно. Уж не заказ ли дедушки Сороса отрабатывают эти люди?

В данном послании впервые было четко заявлено, что наши успехи — плоды прекрасной нефтяной погоды на рынке, все цифры доклада были подточены под обоснование необходимости и дальше развивать "перспективный сектор". Только как при такой погоде страна продолжала влачить все более жалкое существование, для простых людей осталось тайной. Вся надежда была на послание-2004.

2004

Помните "трусливое" правительство Касьянова, боявшееся прогнозировать экономический рост выше 4,5% в год? Вот что значит президентский "политический импульс" — в 2003 году "темпы роста нашей экономики составили 7,3 процента, а в первые четыре месяца этого года — 8 процентов"! Но, задаваясь вопросом, все ли мы сделали для экономического роста и социального развития, президент отвечает — нет, хотя "впервые за долгое время, мы можем прогнозировать нашу жизнь не на несколько месяцев — даже не на год, а на десятилетия вперед". Именно так и сказано "на десятилетия", не верите — обратитесь к первоисточнику. Какие методы экономического роста (кроме увеличения добычи нефти) необходимо использовать? Как говорится, найдите десять отличий с предыдущими годами.

Первое — это опять ипотека. "Правительство, региональные и местные органы власти должны ориентироваться на то, чтобы к 2010 году минимум треть граждан страны (а не одна десятая, как сегодня) могли бы приобретать квартиру", и ипотека должна стать доступным способом решения проблемы. Необходимо развивать участие граждан в долевом строительстве и жилищно-накопительных программах — ставил задачи президент. Как отечественные мошенники и "теневая юстиция" выполнили этот наказ — станет известно годом позже, когда только в Подмосковье будут благополучно "кинуты" 80 тыс. соинвесторов.

Кроме этих задач президент наказал разрушить монополии на строительных рынках. Прошло два года, а граждане страны по-прежнему оплачивают "стоимость административных барьеров, а также сверхприбыли застройщиков-монополистов". При этом застройщики-монополисты и региональные и федеральные власти, работающие нынче в теснейшей связке, на всех углах ругают друг друга. СМИ, посмевшие всего лишь намекнуть на коррупцию в жилищном строительстве, в судебном порядке наказывают за клевету, как это произошло недавно с "Новыми Известиями", которых благополучно засудил московский чиновник Ресин аккурат в подарок к своему 75-летию.

Президент не забыл и о гарантиях прав собственности на приобретаемое жилье: "Сделки на рынке жилья должны проходить только по прозрачным, понятным людям и, что немаловажно, недорогим процедурам", — заявил он. Проблема уплаты нотариусу 1,5% от стоимости жилья действительно снята, но как привязать "недорогие процедуры" и гарантии прав собственности? Впрочем, Путин — президент и в таких нюансах разбираться не обязан, это вопросы скорее к "неграм"-писателям.

Второй путь экономического и социального развития — опять здравоохранение. Качество и доступность медицинских услуг продолжают снижаться, "а затраты только растут", констатировал Путин. В этом послании президент вплотную приблизился к введению страховой медицины — "гарантии бесплатной медицинской помощи должны быть общеизвестны и понятны,… должны быть выработаны стандарты медицинских услуг,… и только дополнительная медпомощь и повышенный уровень комфортности ее получения должны оплачиваться пациентом". Оплата же должна производиться в соответствии с принципами обязательного страхования с одновременным созданием стимулов для развития добровольного медицинского страхования. Государства в медицине практически не осталось: "Правительство и парламент должны обеспечить правовую базу обязательного медицинского страхования, государственных гарантий медицинской помощи, частной медицинской практики, оказания платных услуг". Развивая президентскую мысль, вношу предложение перевести и прочие социальные услуги на платную основу. Например, сделать платным вытаскивание застрявших граждан из лифтов. Бесплатно будут вынимать целый день, за плату — в течение десяти минут. Деваться некуда — платить будут все. Вариантом предложения может быть полис обязательного лифтового страхования.

Еще один путь развития, мимо которого президент снова не смог пройти — это образование, в котором "недоступность качественного образования для малоимущих" по-прежнему остается одной из самых серьезных проблем. Тут все гораздо проще: необходимо принимать в вузы на основании результатов ЕГЭ, заставить выпускников работать по специальности, заключать договора со студентами, согласно которым после получения бесплатного образования они должны отработать по специальности определенный срок или вернуть деньги, затраченные государством на обучение, а также интегрировать образование и научную деятельность.

Через два года после этого послания выяснилось, что половина вузов принимать студентов на основе ЕГЭ не хочет, выпускники и рады работать по специальности, да негде, с 2008 года высшее образование государством финансироваться практически не будет, а интеграция науки и образования прошла вообще без дыма — пооткрывали кафедры и кабинеты под "выдающихся ученых" и их родственников, на чем и успокоились.

Налоговая реформа, следующее направление послания — любимая тема президента. Несмотря на то, что согласно предыдущему докладу налоговая реформа находилась в стадии завершения, в 2004-м году она вновь продолжилась. Про упорядочение налоговых проверок лишь упомянем, более подробно остановимся на идее снижения ЕСН и его последствиях. "Правительство неоднократно поднимало вопрос о необходимости снижения единого социального налога", — не понял, почему не снизили, президент. И с 2005-го года его уменьшили. Вышли доходы из "тени"? Нет. Защищены ли теперь социальные права работников? А причем тут снижение ЕСН? Стали ли граждане заботиться о будущем пенсионном обеспечении? Граждане, может, и стали, да только государство как два раза облагало подоходным налогом негосударственные пенсионные накопления, так и облагает — первый раз при выдаче зарплаты на руки, второй — при выдаче на руки пенсии. Нагрузка на бизнес, может, и уменьшилась, да только темп прироста инвестиций в 2005 году снизился с 11,7% до 10,7%, хотя новых денег в экономику было вброшено почти 40% и опять же снизили ЕСН. Оказалось, что налогообложение — не самая большая головная боль потенциальных инвесторов. Гораздо больше их тревожит полнейшее отсутствие основных государственных институтов и жесточайшая коррупция на уровне африканских стран.

К введению полной конвертации рубля как одной из любимых президентских тем добавился тезис о снижении инфляции до 3% в год. "Мы знаем, — многозначительно говорил президент, — о принятых в этой сфере законах, знаем, что и Правительство, и Центральный банк такую задачу ставят, но создают для себя более комфортные условия — где-то к 2007 году". Вполне, — подытожил он, — "можно сегодня намного быстрее". Где все наши выдающиеся экономисты? Почему они молчали и молчат, почему не скажут, что инфляция — это температура больного, а лечить надо весь организм? Неужели они до сих пор считают, что введение свободной конвертации зависит исключительно от путинского решения? И еще — до 2007 года осталось 8 месяцев.

В этом президентском послании наконец-то вырвался на свободу "перспективный сектор". Путин открыто заговорил о расширении пропускной способности Балтийской трубопроводной системы, о введении в действие нефтепровода "Западная Сибирь — Баренцево море", об интеграции нефтепроводов "Дружба" и "Адрия", о строительстве Северо-Европейского газопровода. Решение этих вопросов было поставлено в ранг общегосударственных задач, с 2004 года они перестали быть "интересами отдельных компаний".

В этом президентском послании прозвучала идея о снижении госрасходов. Но прозвучала как-то вяло. По-прежнему бюджет верстает Минфин, по-прежнему существуют депутатские лобби, по-прежнему целые подразделения госкомпаний только и занимаются тем, что обосновывают необходимость расширения своего финансирования. Собственность чиновника — государственные средства, неудивительно, что он всеми правдами и неправдами пытается свою собственность увеличить. Поэтому президентский наказ модернизировать автодороги и построить новые магистрали остался неуслышанным — после ликвидации Дорожного фонда заниматься этим стало просто некому.

2005

В послании-2005, в том, в котором "крушение" Советского Союза было названо "крупнейшей геополитической катастрофой века", можно обнаружить все те же демагогические и непонятные тексты, свойственные предыдущим докладам. Например, "в наши планы не входит передача страны в распоряжение неэффективной коррумпированной бюрократии". В чьи планы не входит? И от кого к кому передача? А если бюрократия будет эффективной и некоррумпированной, тогда что? Или такие бюрократы — сама нынешняя власть? Еще один интересный тезис: открытие новой бюрократии — "корпоративной". Это, надо полагать, топ-менеджеры. Однако у каждой корпорации есть свои хозяева, и если они нанимают такую бюрократию — значит, им это выгодно. А как можно отнестись к признанию президентом во многих случаях "откровенного рэкета со стороны государственных структур"?

Впрочем, в послании-2005 содержались и вполне конкретные предложения, впервые за 6 лет: сокращение до трех лет срока давности по признанию ничтожными приватизационных сделок, отмена налога на наследство, объявление дачной и налоговой амнистий. Первые два предложения уже воплощены в жизнь, что технически было несложным, а третий и четвертый "заказы" оказались непосильными для родного чиновничества, несмотря на богатейший мировой опыт.

Законопроект о дачной амнистии приехал в Думу в таком виде, что он не только не упрощает, а наоборот усложняет существующие процедуры. Что касается налоговой амнистии (налоговая реформа продолжается!), то законопроект по ней пришел к депутатам только в конце апреля, то есть ровно через год после послания, и в таком виде он не собер

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter