АПН Национально-Демократическая ПартияРентген на домуОнлайн-энциклопедия правды
Главная События Публикации Мнения Авторы Темы Библиотека ИНС
Суббота, 28 мая 2016 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Исламский фундаментализм в Татарстане: подполье и «улица»
2012-08-24 Раис Сулейманов

Исламский фундаментализм в Татарстане: подполье и «улица»

19 августа 2012 года в Казани в городском Парке Победы исламистами из мечети «Аль-Ихлас», 40-летний имам которой Рустем Сафин был судим как член террористической организации «Хизб-ут-Тахрир» в 2009 году, было организовано празднование Уразы-байрама (праздника окончания ежегодного мусульманского поста). Организаторы массового уличного мероприятия совершенно сознательно не стали уведомлять исполком города о своей акции, поскольку не скрывали своего презрительного отношения к светским властям. Разместив над поляной в парке огромный баннер с изображением земного шара с вотканным в него флагом «Хизб-ут-Тахрир» - знаменем «будущего халифата», которое они предпочитают, вводя в заблуждение окружающих, именовать «стягом пророка Мухаммеда», не объясняя, почему он был придуман в 1953 году основателем организации Такиуддином Набхани, в год появления организации, единомышленники Рустема Сафина тут же превратили празднование Уразы-байрама в политический митинг.

В итоге, когда сотрудники мэрии Казани прибыли в парк, им оставалось только лицезреть, как фундаменталисты плевать хотели на законы «кяферского» государства.

Даже владельцы развлекательных аттракционов были удивлены стремлением фундаменталистов насадить везде символику террористической организации. Доходило до абсурдного: так на детских джипах, на которых любят кататься дети, были прикреплены российские флаги. Исламисты потребовали убрать знамена «кяферского» государства, а вместо них водрузить флаги «будущего халифата», чем весьма шокировали организаторов аттракциона. Последние объяснили, что российские триколоры являются вмонтированными в детские джипы флагштоками и убрать их не получится, на что исламисты, совершенно не растерявшись, постарались закрепить флаги «Хизб-ут-Тахрир».

Само празднование Уразы-байрама прошло в коллективном поедании плова, слушании политических выступлений Рустема Сафина, пришедшего в османской феске (намек на последний халифат – Османскую империю), коллективном намазе на растиланных по парку коврах. Всего по приблизительным подсчетам в акции приняло участие около 1 тыс. человек, где значительную часть пришедших составляли иностранцы из стран Ближнего Востока и Центральной Азии. Это значительно больше, чем всего три недели назад, когда на первый устроенный фундаменталистами пикет 29 июля 2012 года, превращенный ими сразу же в митинг, вышло 200 человек. Так, пообщавшись с участвовавшими в мероприятии в парке арабами, приехавшими из Египта, страны, откуда за последние два года происходит самый большой отток коренного христианского населения (коптов), удалось узнать, что они считают, что «Россия из всех стран Запада наихудшая для жизни мусульман, а самая лучшая – это Великобритания (единственное в Европе государство, которое не выдает террористов)». Гастербайтеры из Центральной Азии рассказали, что казанская мечеть «Аль-Ихлас» выполняет для них функцию агентства по трудоустройству и аренде жилья. По их словам, Сафин сам занимается поиском им работы и местожительства, решает за них вопросы получения разрешительных документов от миграционных органов. «Поэтому когда Рустам-хазрат нас зовет на митинге, мы обязательно на них ходим», - отвечали гастербайтеры из Узбекистана, тем самым, объяснив причину столь значительного и заметного своего организованного присутствия в качестве участников на всех уличных акциях фундаменталистов июля-августа 2012 года в Казани.

Под конец мероприятия терпение лопнуло у правоохранительных органов, которые наблюдали как «народный праздник» превращается в политический шабаш. Рустема Сафина и Ахмада Ахметова как организаторов акции задержала полиция. Однако толпа их единомышленников бросилась останавливать полицию. Только после того как между фундаменталистами и полицией встали бойцы ОМОНа, экзекуцию толпой религиозных фанатиков, начавших скандировать «Аллах Акбар!», выполнявших свои обязанности правоохранительных органов удалось предотвратить. После этого лидер молодых религиозных радикалов Айрат Шакиров стал выкрикивать: «О, Аллах, прокляни неверных!», «О, Аллах, направь их козни против них самих», «О, Аллах, прошу уничтожь твоих врагов!» и др. После каждого выкрика по команде Абдуллы Муминджанова, выходца из Центральной Азии, толпа речитативом орала «Аллах Акбар!».

Столкнувшись с агрессивно настроенной толпой фундаменталистов (дело реально чуть не дошло до насильственного противостояния, единственное, что последних, скорее всего, остановило это отсутствие оружия в руках в данный момент), полиция быстро оформила административное правонарушение организаторам уличной акции, проведенной как политический митинг. Впрочем, для Рустема Сафина заплатить штраф не составляет особой проблемы, учитывая затраты на все эти «народные праздники» с бесплатной раздачей еды.

17 августа 2012 года в Вахитовском районом суде Казани его приговорили к штрафу в 20 тысяч рублей за организацию несанкционированного митинга 2 августа, когда Сафин вместе с национал-сепаратистами в гостинице «Булгар» планировал провести пресс-конференцию о «репрессиях против мусульман», однако администрация отеля отказалась предоставить помещение, после чего «пресс-конференция» была проведена на улице в форме митинга. Штраф как наказание совершенно не смутило имама мечети «Аль-Ихлас», в которой Рустем Сафин работает без каких-либо документов на право вести в ней религиозную деятельность, фактически приватизировав храм. Видимо, и в этот раз административное правонарушение будет также наказываться штрафом.

Стоит отметить, что никто из чиновников и надзорных органов, например, прокуратуры, не обратил внимания на использование во всех этих акциях флагов «Хизб-ут-Тахрир», признанной в 2003 году Верховным судом России террористической организации. Ее упорно не хотят замечать ни в одном из правоохранительных ведомств республики. Остается надеется, что в задачи прокуратуры и других надзорных органов в Татарстане все-таки входит пока соблюдение законодательства России, а не будущего халифата.

Хотелось бы остановиться на механизме вербовки новых членов в ряды исламистских джамаатов. Если трезвым взглядом посмотреть на салафитскую молодежь, то выходит какая-то комичная и одновременно печальная картина. Салафит - это человек, который попал в новое для себя коммьюнити. У этого коммьюнити (сообщества) есть определенные правила (что, в частности, импонирует криминальным элементам).


Обычно это происходит следующим образом. Человек всю жизнь (это может быть и всего 20-35 лет, ибо в молодом возрасте легче проникнуться этими взглядами) жил, не имея никаких мировоззренческих представлений, либо совсем уж скудные представления о жизни. И вот ему рассказали, или он услышал, прочитал что-то об исламе. После этого у данного человека происходит, грубо говоря, "взрыв мозга", а точнее - важная часть его жизни заполняется духовным смыслом: появляется то, ради чего он хочет жить, получить за это глобальную награду, которая дороже чем жизнь, и избежать глобального наказания. Ничего в этом плохого нет, это даже хорошо, правда, если человек начинает исповедовать традиционную для России форму ислама. Это первое устремление, своего рода толчок. Дальше он понимает, что необходимо соблюдать ряд правил. И тут начинается опасный момент. Первоначальное духовное восхищение остается позади, а перед человеком возникает проблема: как придерживаться сразу всех обрядов и правил. Естественно, сначала все не получается, человек пытается найти тех, с кем он мог бы обмениваться опытом – обычно это другие верующие люди. У кого-то это получается лучше, чем у него. Он начинает стремиться к таким людям. И вот здесь самая опасность – кто будут эти духовные наставники. Страшно, когда в этот момент именно салафиты или хизб-ут-тахрировцы начинают идеологическую обработку неофита. Если они могут религиозное рвение делать с эффектом - показать, какая у них длинная борода, сколько хадисов они прочли, сколько аятов Корана они вызубрили, то у неофита возникает завистливая конкуренция. Человек уже забыл об одном из важных предназначений религии - приносить пользу обществу, теперь его интересует, как можно соблюсти обряды не хуже, чем это делают остальные, чтобы достойно выглядеть в глазах того нового коммьюнити (сообщества, джамаата), частью которого он стал. Неспроста именно на обрядовую сторону обращают внимание салафиты. Идеология салафизма, в отличие от традиционных для коренных мусульманских народов России форм ислама, базирующегося на мазхабах (религиозно-правовых школах), характеризуется поразительным примитивизмом, философской упрощенностью, буквализмом и даже какой-то грубой рациональностью, в отличие, к примеру, от того же суфизма, имеющего сильную интеллектуальную идеологическую составляющую. У женщин это зачастую происходит так же, как и у мужчин, но имеются некоторые отличия, как правило, связанные с эмоциями. Это либо конкуренция с определенными дамами, либо эмоциональная привязанность к своим новым подругам (или жениху), которая разрушает всяческий контроль разума.

Теперь основная истина неофита - что ты из себя представляешь: это сколько обрядов ты умеешь совершать, как выглядишь в своих глазах и в глазах окружающих религиозных людей. На данном этапе человек получает информацию о дополнительных нюансах по всяким мелочам, вроде того, как правильно ставить ноги во время молитвы, надо ли громко кричать «Аминь» во время намаза, какая должна быть форма одежды (длина штанов) и т.п. Все эти нюансы разъяснят ему буклеты, книжки, видео-лекции, которые пестрят высказываниями "великих улемов (теологов)" типа Абдуль-Азиза ибн База, Мухаммада аль-Усеймина, Юсуфа Кардави и др., но в то же время весьма ярких на звучание арабских имен. Новые друзья этого неофита, «братья», используют упрощенную аргументацию: "Это же великие ученые!" В результате чего человек просто обязан воспринять новых авторитетов, как последнюю инстанцию на пути к истине. Постепенно подмешивается иная информация, появляются дополнительные авторитеты, вещатели-посредники, в том числе и местные проповедники. Нередко возникает конфронтация с родственниками (особенно у девушек, надевших хиджаб). Все эти нововведения в повседневности неофита, оказавшегося под влиянием фундаменталистов, еще больше уводят его от обычной жизни к религиозному фанатизму. В иных случаях возможен перевод неофитом части людей из бывшего своего окружения (друзей, родственников) в ту же среду, в которой он сам уже находится. В любом случае, основной вектор не меняется.

Ваххабизм (как и другие радикальные течения типа «Хизб-ут-Тахрир», «Ихван аль-Муслимун»/«Братья-мусульмане», нурсизм и др.) со своим космополитизмом дают неофиту ощущение драйва от желания служить великой идее, быть одним из ее исполнителей. Та же идея халифата как проект идеального государства гораздо привлекательнее для многих представителей молодежи, чем действительность окружающей среды с ее культом потребления и отсутствием духовности и хоть какой-то идеологии (в России до сих пор нет государство образующей идеологии, а любой такой мировоззренческий вакуум обязательно будет заполнен чем-то иным). Люди становятся ваххабитами не из-за материальной выгоды или из-за того, что безработица и кругом социальная несправедливость. Если этим объяснять, например, рост терроризма на Северном Кавказе и в Поволжье, то тогда почему же в нищих регионах Центральной России типа Костромской или Вологодской областей или в моногородах Урала у нас нет вооруженного подполья в окрестных лесах? В Татарстане ваххабиты – небедные люди. В том же Дагестане или Крыму мы среди ваххабитов можем увидеть детей вполне состоятельных людей: чиновников, районных депутатов, предпринимателей, даже высокопоставленных сотрудников правоохранительных органов. Трудно себе представить, чтобы те же Доку Умаров или «амир моджахедов Татарстана Мухаммед» сидели бы в лесном подполье из-за денег, ждали, когда им на счет в зарубежном банке арабские спонсоры перечислят деньги, чтобы потом спокойно уехать куда-нибудь на Канарские острова, проживая остаток жизни припеваючи. Те, кто захватывал школу в Беслане, делали это не из-за денег. Собственно, они их и не просили. Идеология – вот что привлекает молодежь в ваххабизме.

На фоне того, что творится на улицах Казани, где фундаменталисты уже окончательно прописались в общественно-политическом пространстве региона при полном попустительстве местных властей, ваххабитское подполье решило дать о себе знать.

20 августа 2012 года на трассе Казань-Зеленодольск у поселка Новочувашский был обнаружен подорванный автомобиль ВАЗ-2110. При осмотре места происшествия в радиусе 50 метров от автомобиля были найдены останки четырех человек, автомат «Калашникова» и салафитская литература. В тот же день в Приволжском районе Казани, в поселке Отары, полиция обнаружила взрывное устройство – бутылку, начиненную взрывчаткой и поражающими элементами. Двумя днями ранее, 18 августа 2012 года, у здания МВД по Татарстану была обнаружена машина, которая была заминирована. В двух последних случаях полиции удалось предотвратить с помощью саперов взрывы.

Пока мы видим, что татарские фундаменталисты отличаются непрофессионализмом: в январе 2012 года в дер.Мемдель Высокогорского района Татарстана в частном коттедже, в котором располагалась домашняя лаборатория по производству взрывчатки, из-за неаккуратности террориста Рустема Юсупова случился взрыв, в ходе которого она и была тем самым обнаружена; 19 июля 2012 года был взорван автомобиль муфтия Татарстана Ильдуса Фаизова, в ходе которого глава мусульман республики получил ранения, но тем самым своей цели ваххабиты не сумели достигнуть, потому что взрывное устройство детонировало только с третьего взрыва, что свидетельствует о непрофессиональной подготовке исполнителей; наконец, 20 августа 2012 года, происходит случайный подрыв взрывчатки, которую везли террористы в Казань для совершения очередного теракта, но, видимо, из-за их непрофессионализма или халатности бомба сработала раньше времени. Ваххабитское подполье, несмотря на пока что демонстрацию своего дилентантизма как террористов, тем не менее, отличается упорством в готовности продолжить совершать теракты. Нельзя исключать, что ваххабиты могли планировать организацию теракта 30 августа - в День Республики Татарстан. Этот праздник, проходящий в форме массовых народных гуляний по центру города, планирует посетить в этом году Президент России Владимир Путин. Учитывая, что последние полтора месяца фундаменталисты активно участвуют в организации уличных митингов, где призывают свергнуть светское правительство, а российские триколоры именуют не иначе как флаги «кяферского» государства, размахивая при этом знаменами «будущего халифата» при полном попустительстве региональных властей, лучшей мишенью, чем глава «кяферской» России для ваххабитов нет. Фактически региональные власти позволили фундаменталистам диктовать себе условия, и это накануне визита главы Российского государства в Казань.

Стоит отметить, что «амир Мухаммед» (настоящее имя – Раис Мингалеев) – лидер лесных моджахедов Татарстана – в одном из своих видео-обращений призвал к борьбе с традиционным для татар исламом ханафитского мазхаба, что на практике означает продолжение убийства традиционалистского духовенства. Смелые выступления на последнем заседании Казанского мухтасибата (совета мусульманского духовенства города) имамов Закабанной мечети Саид-Джагфара Лотфуллина и мечети «Ризван» Алана Панарина, придерживающихся традиционного для татар ислама ханафитского мазхаба, против религиозных фундаменталистов из городских мечетей «Аль-Ихлас» и «Нурулла» вызвали многочисленные угрозы в их адрес, которые, абсолютно не скрывая, открытым текстом публиковали исламские радикалы на ваххабитских форумах и в социальных сетях. Поэтому именно имамы-ханафиты являются второй мишенью для ваххабитского подполья, которое явно координирует свою деятельность с организаторами уличных митингов, на которые собираются толпы религиозных фанатиков.

На этом фоне совершенно удивляет стремление Казанского Кремля назначить на должность начальника Управления Президента Татарстана по взаимодействию с религиозными объединениями Фарита Габбасова, занимавшего до недавнего времени пост главы Агрызского района Татарстана, который высказывал восхищение нормами шариатских порядков, принятых в Саудовской Аравии. В мечетях района он заместил пожилых имамов, сторонников традиционного для региона ислама ханафитского мазхаба, молодыми последователями заграничных теологических учений. По инициативе Фарита Габбасова в городскую воскресную школу при мечети «Нур» было проведено спутниковое телевидение, по которому для прихожан транслируются телеканалы из Саудовской Аравии. Удаленность Агрызского района от крупных административных центров республики (от Казани до Агрыза 341 км) и наличие четырех крупных лесничеств привлекательны для конспиративного проживания лиц, вынашивающих планы но осуществлению экстремистских и террористических акций, а также деятельности салафитских джамаатов. На празднование Уразы-байрама 19 августа 2012 года в Агрыз в этом году приезжали с оружием ваххабиты из соседней Удмуртии. Наконец, именно Агрызский район, наряду с рядом других, министр внутренних дел Татарстана Артем Хохорин прямым текстом называл во время своего выступления в региональном парламенте 3 августа 2012 года зоной, где осуществляется сращивание ваххабизма и бюрократии. Каким местом думают те, кто в Казанском Кремле принимают кадровые назначения, пока остается непонятным, но явно, что не головой. Ведь на этот ключевой пост нужно ставить, как минимум, человека с другими биографическими данными. Многие имамы-ханафиты уже чуть ли не вслух говорят, что необходимо поставить русского на этот пост, а то предлагают таких чиновников, татар по национальности, что они оказываются либо нейтрально относящиеся к ваххабизму, не препятствуя его распространению в Татарстане, либо откровенно ему симпатизирующие и покровительствующие. Впрочем, дело, конечно же, не в национальности чиновника, а в том, что столь стратегически важный пост отдают тем, кто готов восхищаться режимом Саудовской Аравией. Убирая "непротивленца ваххабизму" Марата Гатина, занимавшего должность начальника Управления Президента Татарстана по взаимодействию с религиозными объединениями в течение полтора года после «нурлатского синдрома» (так называют военную операцию МВД и ОМОНа в ноябре 2010 года против банды вооруженных боевиков-фундаменталистов, окопавшихся в лесах Нурлатского района Татарстана) и снятого с нее 13 августа 2012 года, на место куратора по религиозным вопросам планируют поставить человека, под руководством которого в районе сформировался ваххабитский холдинг, представляющий собой сращивание ваххабитского духовенства, бизнеса и бюрократии, о котором много говорил и писал убитый месяц назад в подъезде собственного дома татарский богослов Валиулла Якупов.

Таким образом, остается констатировать, что кадровые изменения в Казанском кремле, предпринятые после июльских событий в Казани, свидетельствуют о полном непонимании ситуации с ваххабизмом в Татарстане и вопреки решению проблемы ведут только к ее усугублению. Сейчас фундаменталисты в Татарстане начали работу за активное привлечение на свою сторону татар, еще не определившихся до конца со своими идеологическими предпочтениями, для чего они стали проводить активную социальную программу: бесплатные обеды, пикники, концерты. Цель подобных с виду благотворительных акций – максимальное завоевание популярности среди окружающего населения, когда любые попытки начать борьбу с фундаменталистами будут восприниматься как гонения «на хороших мусульман». В тоже время подобные мероприятия используются для постепенной и последовательной пропаганды идеологии нетрадиционных для татарского народа течений зарубежного ислама. Нельзя исключать, что между уличными публичными протестантами из числа фундаменталистов и подпольем существует общая координация деятельности: первые увеличивают свою аудиторию, отвлекая внимание общества и государства своими акциями и своей либерально-правозащитной демагогией о «репрессиях против мусульман» (здесь, кстати, четко радикалами происходит подмена понятий: борьба с ваххабизмом именуется борьбой против ислама), а вторые легко вербуют новых адептов.

Татарстан, похоже, превращается в регион террористической опасности. И то, что случилось летом 2012 года в Казани, это пока что цветочки.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
СВОБОДА СЛОВА
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
26.5.2016 Евгений Савоев
Минские соглашения? Власти Донецка и Луганска бояться провести полноценные выборы. Это слишком большая ответственность. Приходится тянуть время и надеяться на переговоры с Украиной. Последняя же ни на какие переговоры не идет, делая ставку на силовое решение «донбасского вопроса». Фактически, Украина запрещает проведение выборов в Донецке и Луганске, а непризнанные республики вынуждены с ней согласиться.

25.5.2016 Михаил Щеглов
В нашем же Русском Никольском после службы, трапезы и отдыха прошёл и ставший последние десятилетия знаменитым народный праздник "Каравон"

22.5.2016 Павел Святенков
Партия свободы победила на выборах президента Альпийской республики. Назревает и кризис демократии вкупе с традиционными двухпартийными системами. Последние слишком далеко оторвались от своих избирателей. Граждане посылают четкие сигналы, что не хотят больше неконтролируемого ввоза мигрантов, в то время как политики проводят курс «все флаги в гости к нам».

20.5.2016 Тарас Даниленко
Известный блогер-урбанист, муниципальный депутат от Щукино Максим Кац в очередной раз «поцапался» в социальных сетях с Алексеем Навальным

17.5.2016 Антон Ильинский
Вся минувшая неделя прошла под информационным воздействием об организации импичмента Президенту в парламенте Бразилии. Наши выборы - это соблазн для Запада довести ситуацию в России до смены политического режима.

16.5.2016 Дмитрий Верхотуров
Некоторое время назад казахи очень возмущались запусками российских ракет-носителей с Байконура (теперь не возмущаются, поскольку появилась перспектива, что запуски будут перенесены на новый космодром «Восточный») и тем, что РН «Днепр» и «Протон-М» поливают казахские степи гептилом.
РЕКЛАМА