«Скоро станет жарко». Интервью из исламистского подполья

Кавказ пришел в Поволжье.  Утром 19 июля 2012 в Казани была взорвана машина муфтия Татарстана, главы Духовного управления мусульман республики Илдуса хазрата Фаизова и убит его заместитель Валиулла Якупов.

Эти теракты  показали – в Поволжье  пришла война. Та диверсионно-партизанская война, что уже много лет идет на Кавказе, открыла свой филиал в лесах и городах Татарии.

Муфтии, ставшие объектами покушения, возглавляли борьбу с радикальными исламистами среди самих татарских мусульман. Илдус  Файзов был назначен верховным муфтием в январе 2011 года. Сразу после этого он начал чистку мечетей и медресе от последователей ваххабизма.  Главным мозговым центром этой борьбы и был убитый 19 июля заместитель Файзова, начальник учебного отдела ДУМ Валиулла Якупов.  "У ваххабизма нет опыта мирного сосуществования с другими религиями, включая традиционный ислам"- говорил он. 

Эксперты говорили  об усилении исламистской угрозы в Татарстане давно.  Тогдашний министр внутренних дел Татарстана Асгат Сафаров (ныне заместитель премьер-министра РТ) ещё 25 января 2012 заявлял об исламизации татарстанских ОПГ, о том, что «криминальные структуры, принявшие салафизм, хорошо организованы, неукоснительно соблюдают законы конспирации, имеют криминальный опыт, располагают оружием».

Глава МВД Татарстан  Артем Хохорин заявил после теракта, что  «Мы отмечаем высокий профессионализм террористов, они владеют навыками конспирации, высокоорганизованны, знают методы работы государственных силовых структур. Они обучены владению различными видами огнестрельного оружия, минному, взрывному делу. Наиболее радикальные приверженцы салафизма готовы уже сегодня вести вооруженную деятельность на территории Татарстана».

Ответственность за теракты взяла на себя организация "Моджахеды Татарстана".

В интернете проявились два ролика. На первом, вывешенном в день убийства, на фоне леса и черного флага с надписью на арабском "Нет  Бога, кроме Аллаха, и Мохаммед - пророк его" видны семеро молодых людей с оружием и Кораном в руках.   

Они говорят,  что являются "моджахедами Татарстана, еще в 2007 году присягнувшими Доку Абу Усману (Амир Имарата Кавказ Доку Умаров)".  Сейчас они "обновляют присягу и клянутся выполнять все его приказы".

На втором видеоролике, появившемся в сети 4 августа, виден  мужчина с открытым лицом в черной шапочке и с автоматом. Он сообщает, что он "Мухамед, амир моджахедов Татарстана".

"Амир" поздравляет мусульман с Рамазаном и заявляет, что именно по его приказу была проведена "операция против врагов Аллаха - Файзова Илдуса и Якупова Валиуллы".  "Я считаю, что операция прошла успешно, будем и дальше проводить подобные действия против врагов Аллаха", - добавляет он.

В ответ власти республики приняли  жёсткие меры: прошла волна обысков и арестов подозреваемых в «исламском экстремизме»,  на «подозрительные элементы» в  татарской умме оказывается жесткий прессинг,  что,  в свою очередь, вызвало акции протеста прессуемых.

Одним из ведущих экспертов по татарстанскому ваххабизму является Раис Сулейманов. После теракта на сайте АПН он опубликовал две большие статьи: «Исламский терроризм в современном Татарстане: ваххабизм на практике» и «Ваххабитское подполье в Татарстане и его союзники». Эти тексты во многом суммируют мнение официальных  кругов, близких к силовым структурам.

Однако как видят дело сами «муджахеды»?


Мне удалось получить уникальный материал – взять интервью у одного из деятелей исламистского подполья.

Мой собеседник  Саляф   -   кавказец,  живущий в центральной России,  функционер Имарата Кавказ.

 

Авраам Шмулевич - Что вы думаете про Татарстан?

Саляф  -   Чем сильнее будет давление на мусульман, тем сильнее и быстрее будет происходить радикализация и эскалация конфликта

Авраам Шмулевич – Высказывалось мнение, что после ухода американцев из Ирака и Афганистана руководство всемирного джихада обратит дополнительное внимание на Россию. Эти события - следствия Афганистана?

Саляф  - Думаю, что не совсем. Случился ожидаемый перехлёст татарского традиционализма с молодым салафизмом. А Афганистан ещё скажет своё слово.

Авраам Шмулевич - То есть джамаатчики оттуда ещё не прибыли в Татарстан в  массовых количествах?

Саляф  - В Татарстане есть на местах серьезные люди, а если понадобится помощь, думаю, аль-Каида быстро её окажет, пример оперативности – недавние события в Мьянме (Бирма).

Авраам Шмулевич – А что происходит там, где джихад идет уже давно - на Северном Кавказе?  Есть ли приток муджахедов на Северный Кавказ?

Саляф  - Пока нет необходимости в призыве на территорию Имарата дополнительных сил извне. Разве что понадобятся опытные инструктора прошедшие школу Афгана, молодые бойцы просто не успевают проходить даже начальный курс огневой подготовки. И количество желающих принимать участие в джихаде неимоверно велико и увеличивается день ото дня

Авраам Шмулевич - Но крупных операций пока нет.

Саляф  - Скоро будут.

Авраам Шмулевич - В Дагестане - может быть. Но в Чечне  подполье в последнее время проводит подрывы смертников и одиночные теракты, но крупные операции – нет.  Похоже, русские с Рамзаном сумели переломить ситуацию. 

Саляф  - Пока экономика позволяет, а там поглядим. Хотя всё командование Имарата находится в Чечне.

Авраам Шмулевич - Я не  удивлюсь, если Докка за границей.

Саляф  - На  границе Чечни и Ингушетии – самые комфортные и густые леса в регионе. У Докку есть несколько резиденций в труднодоступных районах и в больших лесных массивах. Амир не может покидать Имарат, если только не ранен.

Авраам Шмулевич -   А в ситуации, когда есть угроза ареста?

Саляф  - Угроза ареста есть всегда, для этого есть пояс, помните с Масхадовым как было? И есть правило, что Амиры не сдаются.

Авраам Шмулевич - Как вам эти статьи Раиса Сулейманова? Есть ли ошибки в фактуре, что-то можно добавить?

Саляф  - Статьи не выглядят непредвзятыми, в них присутствует явный крен в пользу антиисламских настроений, и, конечно, не тянут на работу независимого эксперта.  Но чтобы ускорить развитие событий, подтолкнуть к более решительным действиям местные и федеральные власти, то здесь, конечно, всё нормально.  Забыли упомянуть о нескольких сотнях российских татар, воюющих сегодня на полях джихада по всему миру, и готовыми прийти на помощь по первому зову, и если власть опять что-то сделает не так, то они завтра будут в Поволжье Башкирии и Татарии.

Авраам Шмулевич – Автор этих статей, Раис Сулейманов, он Руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ. А РИСИ,  Российский институт стратегических исследований – имеет статус  головного аналитического института  Администрации Президента  РФ.  Учредителем Института является Президент Российской Федерации.  А еще несколько лет назад РИСИ был головным аналитическим институтом в составе Службы Внешней  Разведки,   недавно переведен в подчинение АП. Но до сих пор Директор РИСИ (Решетников Леонид Петрович) - генерал-лейтенант Службы Внешней  Разведки (в запасе). Так что автор не является непредвзятым  экспертом.  Это один из ваших главных  противников.  А статьи отражают понимание ситуации со стороны спецслужб. Мне интересно оценить их уровень компетенции, скажите, есть ли существенные моменты, которые автор опустил или не так понимает.

Саляф  - Ну в этих статьях автор показал себя по большей части дилетантом, верхушек нахватался, слышит звон да не знает где он, а то, что многие факты имеют место быть, то эти факты известны уже всем.

Авраам Шмулевич - А можете по пунктам разобрать, что у него конкретно не правильно, где ошибки в фактах и передержки?

Саляф  - Автор, несколько раз упоминает о поселяющихся в Татарстане кавказских "лесных",  как бывших муджахедов, пишет «Мы можем говорить применительно к Татарстану о заметном числе кавказцев, имеющих «лесное» прошлое».  Хотя эти кавказцы, на самом деле, реально не участвовали в боях и операциях, но зато они носители той государстворазрушающей идеи, которая так напугала и Кремль и верхушку татар

Он допускает ряд неточностей. Он пишет:  «приблизительная стоимость одного автомата (в несколько сот тысяч рублей), а также то, что их не так легко достать». Но автомат АК никак не может стоить несколько сот тысяч рублей, максимум 80.

Авраам Шмулевич - То есть он много более доступен для «широких масс», желающих «присоединиться к джихаду»?

Саляф  - Да. 

Далее:  

- знамёна которые были на акциях протеста мусульман  в Татарстане после покушения,- это не Хизб-ут-Тахрир символика,  как полагает автор,  а общеисламские символы.

- в помощи кавказцев, татары не нуждаются, так как поставляют муджахидов на многие поля джихада.

- у татар, конечно же, будет свой стиль в стратегии и тактике вооружённой борьбы, они по ментальности не столь порывисты и безрассудны, как кавказцы.

- в среде молодёжи при наличии таких течений как саляфы и Хизб-ут-Тахрир (чьи позиции прочны там), между ними нет вражды и они солидарны.

В конце статьи автор ударяется в свои бредовые прострации и сваливает в кучу мусульман и все остальные протестные группы, забыв указать о наличии у мусульман ясных целей и приоритетов, в отличие от других групп населения. Многое в этой статье из предположений.

Джамааты будут работать в Татарии автономно, достигая общую цель. Возможно совершение громких акций по указу Докку.

Думаю, там скоро станет жарко.

Авраам Шмулевич - То есть вы думаете, что реально начало в Поволжье такой же, как на Северном Кавказе, диверсионно-партизанской войны? И есть ли у властей пока возможность это предотвратить?

В Поволжье нет кавказских лесов и гор, смогут  ли партизанские группы долго продержатся?

Саляф  - Территории и ландшафт позволяют.  Зимой на квартирах, а летом в лесу.  А леса там есть, автор даже указал одно из направлений (один из фронтов).  Власти пока не умеют и не успевают перестраивать свою работу.  Несколько громких акций, и всё начнёт набирать обороты.  В одном из недавних видео, Докку говорил, что муджахиды подготовили России и Путину сюрпризы. Возможно, речь шла о новом вилаяте и открытии нескольких новых фронтов. Много нефтепроводов и газопроводов федерального значения проходят по этим территориям, сил не хватит охранять.

Авраам Шмулевич - Возможно ли появление именно городской исламской герильи?

Саляф  - Думаю, да, так как город-столица является в любом вилаяте центральным сектором на языке войны.

Авраам Шмулевич - На Кавказе власти сами создали механизм воспроизведения муджахедов, сами толкают молодежь в лес. В Татарстане ситуация вроде более благополучна? Хватит ли людских ресурсов?

Саляф  - Если усилятся репрессии, можно думаю даже ждать акций истишхада (смертники – А.Ш.).

Ресурс - эта молодёжь, которая для себя уже давно сделала выводы

Авраам Шмулевич - Как раз вопрос в том, сколько такой молодежи. На Северном Кавказе ситуация хуже, молодежи некуда податься, перспектив нет, в Татарстане, вроде, не так плохо.

Саляф  - Зато в Татарстане идейные.  Часть отчаянных начинает борьбу, последователи у них обязательно будут.

Авраам Шмулевич – Вопрос, сколько их будет,  и сможет ли приток молодежи перекрыть потери

Саляф  - Татар намного больше, чем кавказцев, думаю 15 000-20 000 человек  для этого этноса не проблема, это ещё к тому же на воспроизводимой основе.

Авраам Шмулевич - А что происходит у башкир, что там происходит в смысле джихада?

Саляф  - Пока никаких движений. Башкиры наблюдают за Татарстаном,  но напряжения там намного меньше. Пока, по крайней мере, так.

Авраам Шмулевич - А пассивные сторонники есть?  Чем вы объясняете такую разницу между татарами и башкирами?

Саляф  - Там так же сильны позиции Хизб-ут-Тахрир и саляфов , традиционный ислам в упадке.

Авраам Шмулевич - Но на джихад башкиры не идут?

Саляф  - Количество верующих разное.  Пока их не начнут менты напрягать, они не хотят шевелиться.

Авраам Шмулевич - А что вы скажете про принимающих ислам этнических русских?

Саляф  - Эти люди более жертвенны и более искренни порой, чем нацмены.

Авраам Шмулевич - Сколько их? Насколько это значительное явление?

Саляф  - В основном на Урале.  В мегаполисах их тоже хватает.  Это раздражает церковь и власть.

Авраам Шмулевич - То есть в Татарстане их мало?

Саляф  - В Татарии, да, их мало.

Авраам Шмулевич - Какой примерно процент из принимающих ислам этнических русских воспринимает идеи джихада, а какой остается  в «традиционном исламе»?

Саляф  - Скажем, 3 из 10. Это в первый год - два.

Авраам Шмулевич – Как известно, многие татары - сторонники джихада объединены в отдельную группировку «Джамаат Булгар».   Вот они: Уроки военной подготовки джамаата Булгар

Саляф  - Он базировался в Пакистане, в зоне племён, амиром у них был дагестанец- аварец, недавно стал шахидом.

Авраам Шмулевич - Какая примерно их численность?

Саляф  - Их около 400 человек.

Авраам Шмулевич - Они не возвращаются в Татарстан?

Саляф  - Это они уже скоро решат.

Авраам Шмулевич - А вы как думаете?

Саляф  - Они есть сейчас и в Сирии и в Йемене.

Авраам Шмулевич - Я слышал, что часть из них начинает перебазироваться в РФ. Это так?

Саляф  - Они по законам Ислама обязаны прийти на помощь когда к ним обращаются. Думаю, опытные могут потянуть молодых в Сирию как на подготовку, так и пользы больше будет.

Авраам Шмулевич - Потянуть в Сирию молодых - вы имеете в виду молодых мусульман из Татарстана?

Саляф  - Да, опыта набраться, своего рода учебный конвейер.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter