Зачем Эстонии идти на обострение?

Возмущение, вызванное в России действиями эстонских властей по сносу Памятника Солдату и попытками пересмотра итогов Второй мировой войны понятно. Эти действия не могут не вызвать возмущения.

Не могу, однако, считать реакцию российского общества и российских политиков адекватной реальной ситуации. Она гораздо серьезнее, чем кажется поверхностному взгляду. Это становится очевидным, если задаться простым вопросом: «Зачем Эстонии идти на очевидное обострение отношений с Россией?»

Ясно же, что Россия, так или иначе, ответит на эти действия.

Логический ответ на этот вопрос может быть только один: эстонской власти нужна именно реакция России. По степени кощунственности и оскорбительности для России совершенных действий ясно, что они имеют целью вызвать как можно более острую российскую реакцию.

Тогда возникает следующий вопрос: «Зачем Эстонии нужна острая реакция России?» — Ответ на него дает географическая карта. Вот она:

Эстония — это клочок земли, потенциально контролирующий устье Финского залива не в меньшей степени, чем Иран контролирует главную нефтяную артерию мира — Ормузский пролив. Сегодня этот контроль ограничен двумя факторами: 12 мильной прибрежной полосой территориальных вод, и отсутствием на эстонской территории сколько-нибудь значимых вооруженных сил. В результате чрезмерной реакции России оба эти ограничения могут быть сняты.

Финский залив может быть поделен между Эстонией и Финляндией. Собственно, это и так уже и было проделано в 1996 году. Эстония и Финляндия и провели срединную линию на расстоянии 12 миль от своих берегов. Но по иронии судьбы, в самом узком месте, ширина Финского залива как раз и составляет 254 мили, так что международных вод в устье Финского залива не остается. Тогда, в девяностые, Эстония и Финляндия, не без давления России, отступили от центральной линии каждая на 3 мили, чтобы не создавать проблем другим государствам, использующим Финский залив как международные воды. При возникновении разговоров о строительстве Северо-Европейского газопровода, Эстония немедленно заговорила об основанной на международном праве возможности отказаться от уступки и расширить свои территориальные воды до 12 миль, установленных Международной конвенцией ООН по морскому праву.

Почему она им раньше не воспользовалась? Во-первых, как справедливо отмечают эксперты, потому, что в те годы не шло речи о строительстве СЕГ. А его должны проложить именно в этом 6-мильном коридоре международных вод. Теперь же у Эстонии появились другие соображения: ведь если вновь сомкнуть свои территориальные воды с финскими, то строить газопровод Россия смогла бы только с разрешения этих двух стран. Но, главное, Эстония вступила в 2004 году в НАТО...

Результатом такого развития событий станет либо мировая война, либо возращение России к временам Столбовского мира 1617 мира, по которому Россия полностью лишилась доступа к Балтийскому морю.

Выступая в ригстаге, шведский король Густав Адольф, подписавший этот договор сказал:

«Одно из величайших благ, дарованных Богом Швеции, заключается в том, что русские, с которыми мы издавна были в сомнительных отношениях, отныне должны отказаться от того захолустья, из которого так часто беспокоили нас. Россия — опасный сосед... Теперь у русских отнят доступ к Балтийскому морю, и, надеюсь, не так-то легко будет им перешагнуть через этот ручеек».

Чтобы перешагнуть «этот ручеек», России понадобились 93 года и Петр Первый.

Иными словами, Эстония и те, кто стоят за ней — в 1617 году за шведами стояла Англия, — пытаются использовать провокацию с Памятником Солдату для того, чтобы наглухо заколотить «окно в Европу», прорубленное Петром Первым 300 лет назад.

Для России 2007 года, законопаченный Эстонией Финский залив будет означать не только потерю Северного газопровода, но, более того, сделает бессмысленным существование Калининградского анклава, развитие портовой инфраструктуры в восточной части Финского залива и вообще сделает невозможным существование Балтийского флота.

Надо ясно понимать: руками Эстонии, Россию всеми силами толкают к войне. Ее пытаются поставить перед выбором: большая война, или окончательное историческое поражение. Такова цена безумия или предательства Горбачева и Ельцина. После эстонских событий это ясно как никогда.

Планируя ответные меры против Эстонии, Россия должна исходить из понимания этой реальности.

При этом, в поисках ответа на балтийско-черноморский вызов Россия должна учесть и избежать опыта Веймарской Германии, которая подвергалась после поражения в Первой мировой войне не меньшим унижениям со стороны Запада. Ибо аналог балтийской ситуации, складывающийся вокруг России в истории есть: это проблема Данцигского коридора, о которую споткнулась Германия после Версаля, что в конце концов привело к власти Гитлера и сыграло немалую роль в развязывании Второй мировой войны.

Поэтому, я полагаю, реакция Думы, Совета Федерации и МИДа является психологически понятной, но тактически и стратегически грубо неверной.

Эстония сегодня со всей очевидностью ждет именно такой реакции, она жаждет сделать из России агрессора, — а как легко Запад согласится с такой позиций, можно увидеть по опыту газового конфликта с Украиной, скандала с задержанием российских военных Грузией и многим другим примерам. Эстония сегодня жаждет российских санкций против нее, жаждет повода для размещения на своей территории натовского контингента.

Не следует давать ей такую возможность. России предлагают войну. Пусть так. Но войны криками не выигрываются.

На мой взгляд, России крик надо прекратить и пора начать спокойно и методично работать на победу в навязываемой ей войне, а не на удовлетворение сиюминутных амбиций публики и политиков.

Разумеется, конкретный вопиющий случай нельзя оставить совсем без внимания. Однако реакция России на него должна быть универсальной и адекватной.

Сегодня самое время в России принять закон, по которому пересмотр итогов войны, закрепленных Нюрнбергским процессом, включая отрицание Холокоста, но не исчерпываясь им, является уголовным преступлением.

В рамках этого закона Россия должна оставить за собой право не признавать дипломатического иммунитета за лицами, подозреваемыми в совершении этого преступления и преследовать их в уголовном порядке в российских судах, вне зависимости от их местонахождения, гражданства и ранга.

Принятие такого закона не будет направлено специфически против Эстонии или любой другой страны. Однако, такой закон, если он будет принят, позволит преследовать в уголовном порядке конкретных лиц, виновных в данном преступлении.

Разумеется, реальные действия России не должны исчерпываться принятием и последовательным применением этого закона. Однако, другие, более масштабные меры должны быть направлены на достижение конкретных стратегических целей, планироваться и осуществляться методически и вне зависимости от наличия или отсутствия инцидентов, подобных тому, что случился в Эстонии.

Ибо ставка сегодня — не амбиции России и даже не амбиции Единой России, а историческое существование страны.

 

PS. Уже начинают приходить сообщения, которые находятся в прямой связи с основным тезисом данной статьи.

Координатор внешней политики Европейского Союза Хавьер Солана выразил Эстонии поддержку и осудил акты насилия в Таллине. Солана позвонил президенту Эстонии Тоомасу Хендрику Ильвесу и сказал, что ЕС понимает и поддерживает Эстонию. Разумеется, поддержали Эстонию другие прибалтийские страны и Польша.

Также пришло сообщение, что эстонские власти собираются восстановить захоронение и памятник Алеше 8 мая. Казалось бы, «примирительный жест». На деле, поистине иезуитское продолжение провоцирования России: факт перезахоронения останков солдат эстонскими властями именно 8 мая имеет прозрачный символический смысл. Это отказ от признания России страной-победительницей во Второй мировой войны.

Дело в том, что акт о безоговорочной капитуляции был подписан в Реймсе 7 мая в 2:41 Йодлем и адмиралом Фридебургом с немецкой стороны, Уолтером Смитом, Франсуа Севезом и Иваном Суслопаровым со стороны союзников. Но генерал Суслопаров не имел ни достаточного ранга, чтобы принимать капитуляцию, ни полномочий. Поэтому он подписал акт капитуляции как свидетель.

Окончательно капитуляция была подписана генералом Фельдмаршалом Кейтелем 8 мая в 22:43 по центрально-европейскому времени (в 0:43 по московскому времени):

"По согласованию между правительствами СССР, США и Великобритании была достигнута договоренность считать процедуру в Реймсе предварительной. Тем не менее, в западной историографии подписание капитуляции германских вооруженных сил, как правило, связывается с процедурой в Реймсе, а подписание акта о капитуляции в Берлине именуется его «ратификацией»."

Таким образом, самим фактом такого перезахоронения Эстония продолжает осквернять память павших, отказываясь признавать их победителями в Великой войне.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter