Пророссийские фразы и американские неприятности Игоря Коломойского. Часть 2

(Окончание. Начало см. здесь)

 

Коломойский и партнеры Джулиани

 

Но наверное еще весомей было мнение Рудольфа Джулиани. Адвокат Трампа в канун инаугурации Зеленского назвал Коломойского и его ключевого партнера, не менее состоятельного, но подчеркнуто непубличного Геннадия Боголюбова, криминальными олигархами, от которых президент Украины должен очиститься.

 

Причиной такой реакции Коломойский тогда назвал свое столкновение с двумя партнерами Джулиани, описанное им так:

 

На Украине действуют два афериста… Рассказывают, что близкие с господином Джулиани. И что они решат с господином Луценко (на тот момент генпрокурор Украины – Б.Г.) любой вопрос. Господин Луценко об этом даже не знает. И, я думаю, г-н Джулиани тоже об этом не знает. Мы этих двух "субчиков" выведем на свет божий. Запомните эти два имени: Лев Парнас и Игорь Фруман. Они приезжали ко мне в Израиль и рассказывали, как мне надо с Зеленским общаться. Я сказал – я не имею отношения к Зеленскому. После этого они исчезли – и тут начались все эти провокации: относительно Джулиани, окружения и еще какой-то ерунды.

 

Парнас и Фруман тогда увидели в словах Коломойского угрозу убийства и  обратились к главам украинских правоохранительных органов, а Джулиани в «Твиттере» призвал Зеленского арестовать Коломойского.

 

А не так давно (в частности – из показаний бывшего посла США в Киеве Мэри Йованович) стало известно, что Парнас и Фруман немало помогли Джулиани в поиске материалов о делах бывшего вице-президента США Байдена на Украине и об украинском вмешательстве в американские выборы в 2016. Так, они действительно состыковали адвоката Трампа с Юрием Луценко, а, как сообщила The Wall Street Journal пару недель назад, благодаря содействию украинского генпрокурора даже встретились в нынешнем феврале с Петром Порошенко. Ну а после выборов они хотели, чтобы Коломойский помог им с той же целью встретиться с Зеленским.

 

Уже совсем недавно выяснилось, что этот конфликт имел следующее продолжение. 25 ноября агентство «Блумберг» со слов Джулиани сообщило, что на него летом вышли представители Приватбанка, искавшиео помощи в деле о незаконном выводе средств из банка его бывшими собственниками. Их иск в отношении Коломойского, Боголюбова и троих американских граждан был подан в канцлерский суд штата Делавэр в день инаугурации Зеленского. Это гражданское дело, но истцы считают, что действия ответчиков по отмыванию денег в США подпадают под закон RICO (The Racketeer Influenced and Corrupt Organizations Act) — закон об инвестировании полученных от рэкета капиталов, который является в США одним из главных правовых инструментов по борьбе с мафией. О политическом аспекте этого дела хорошо говорит тот факт, что текст иска был в июне опубликован на сайте Атлантического Совета США, откуда уже попал в украинские издания.

 

Сотрудничество с Приватбанком у Джулиани не вышло. «Блумберг» пишет, что он в августе консультировался по этому делу с юристами фирмы Quinn Emanuel, и в итоге решил за него не браться, ссылаясь на занятость.

 

Но интересно, что в конце августа в интервью «Цензору» Коломойский куда мягче говорит о Парнасе и Фрумане:

 

Им нужна была связь с Зеленским… Им сказали, что я могу обеспечить. Я: "Вы ошиблись адресом". Они расстроились, обиделись, поехали жаловаться.

 

Главное, что, по его словам, этот конфликт «исчерпан и завершится мировым соглашением».

 

До соглашения, однако, пока не дошло. Обоих бизнесменов 9 октября арестовали в Вашингтонском аэропорту. Их подозревают в том, что они планировали помогать неким иностранцам (очевидно, украинцам) подкупать американских политиков, чтобы повлиять на американско-украинские отношения.

 

А теперь сопоставим некоторые даты. Интервью «Новому времени», которое никак нельзя назвать антироссийским, публикуется как раз тогда, когда Волкер говорил Зеленскому о влиянии Джулиани на Трампа и от имени президента призывал его быть проактивным к Коломойскому А явно антироссийское интервью «Цензору», когда Коломойский, похоже, договорился с партнерами Джулиани, а возможно и с ним самим.

 

Но как оказалось, эта договоренность не отменила планы других американских чиновников в его отношении.

 

«Коломойская реформа»

 

Вскоре после инаугурации Зеленского Волкер направил Данилюку, Пристайко и Тейлору записку о деолигархизации. Она предполагала, что Рада примет закон о запрете чрезмерного контроля любого сектора экономики одним лицом или небольшой группой лиц, а также запрете «чрезмерной вертикальной и горизонтальной интеграции». Олигархам давалось 3 года, чтобы продать излишки, заплатив при этом 10% налога с продажи и получив амнистию от коррупционных преступлений. А если они не уложатся в срок, то не получат амнистии, а государство насильственно реализует эти активы в их пользу, но оставив себе уже 30%.

 

О реакции украинских властей на предложенную идею в переписке Волкера нет, но из нее известно, что в середине августа Тейлор собирался и дальше обсуждать этот вопрос, а также подключить к нему послов «большой семерки».

 

Реализация данного проекта, видимо, и была теми самыми «проактивными действиями». Она в итоге сделала бы ряд лакомых активов собственностью западных корпорацией и объективно угрожала не только Коломойскому. Однако во всем массиве показаний американских госчиновников персональные упоминания других олигархов единичны. Зато, по словам сотрудника госдепа Кристофера Андерсона, и он, и Волкер считали, что, проведя антитрестовскую реформу, Зеленский показал бы независимость от Коломойского, а сотрудники совета национальной безопасности Фиона Хилл и Александр Видман обсуждали с Андерсоном, как важно Зеленскому «продемонстрировать независимость и провести Коломойскую реформу» (pursue Kolomoisky reform).

 

Таким образом, именно у Коломойского искали бы подлежащие распродаже излишки. С куда большим пристрастием, чем у всех остальных.

 

Засекреченные фразы и «фантастическое дело»

 

Дополнительную интригу придает то, что при публикации показаний часть информации, связанной с Коломойским, не обнародовали в целях секретности.

 

Так, вопрос представителя республиканцев в аппарате регламентного комитета палаты Стива Кастора директору по европейским делам Совета нацбезопасности Александра Виндману опубликован в таком виде:

 

А существует ли озабоченность (далее вымаранная часть фразы объемом меньше строки – Б.Г.) по поводу влияния Коломойского на Зеленского?

 

Когда Виндман отвечает утвердительно, его спрашивают «а не задерживала ли эта озабоченность какие либо официальные встречи и визиты». На это Виндман говорит, что на Зеленского до сих пор пытались воздействовать уговорами и советами.

 

Аналогично с показаниями старшего директора Совбеза по Европе и России. Тим Моррисона. Кастор спрашивает его, известно ли ему о Коломойском, получает утвердительный ответ, а далее вымарано 9 строк, содержащих как минимум 2 вопроса и ответа, после чего речь идет о другой теме. Да и на 262 страницах показаний Моррисона есть еще эпизодические вымарывания. Но, судя по контексту, в каждом случае это лишь одно-два слова, и только в фрагменте связанном с Коломойским засекречено так много.

 

За этими купюрами заметна озабоченность Коломойским неких- высокопоставленных лиц в спецслужбах. Кстати, показания представителей разведывательного сообщества, которых заслушали в рамках той же процедуры в числе первых, вообще не публиковались, а ведь там тема украинского олигарха вполне могла затрагиваться.

 

И, видимо, американские неприятности для Коломойского не сводятся к информации, прозвучавшей в ходе слушаний по импичменту. Так, в конце октября сообщалось, что канцлерский суд Делавэра принял решение о дальнейшем рассмотрении иска Приватбанка исключительно по процедуре закона RICO, и что произведен первый превентивный арест одного из фигурантов в рамках данного дела. Эта информация восходит исключительно к публикациям украинского сайта tZE Inform, который ведет хронику процесса, давая сведения, отсутствующие в американской прессе. Однако неясно, имеем мы дело с эксклюзивом или с фейком: ведь данный сайт до недавнего времени был неизвестен, и откровенно «мочит» Зеленского. Впрочем, Джулиани сказал «Блумбергу», что он и юристы Quinn Emanuel «взаимно согласились в том, что дело – фантастическое». Данный эпитет выглядит явно не дающим Коломойскому поводы для оптимизма.

 

Подождем доказательств

 

В любом случае, последние месяцы показали, что дела в Америке для Игоря Валерьевича очень плохи. Он токсичен и для республиканцев, и для демократов, и для вашингтонских аппаратчиков, которые будут обслуживать любую власть. И сохранения Приватбанка за государством для них недостаточно: надо, чтобы он вообще выглядел незаметным.

 

«Украинагейт» исключил возможность содействия Зеленского Трампу в интересующих его делах - при котором Коломойский, как он, вероятно, надеялся, мог бы рассчитывать на невнимание к своей персоне официальных лиц. Но это был сценарий сугубо теоретический, как из-за неоднородности американской администрации, так и потому, что возвышение Коломойского на Украине все равно противоречило бы интересам Трампа, которому не нужны лишние разговоры о его альянсе с коррумпированными режимами.

 

Следовательно, Коломойскому ничего иного не оставалось, как объявить себя пророссийским. После чего он сможет объяснять отношение к нему американцев политическими преследованиями.

 

Ну а стоит ли России это использовать?

 

В первую очередь надо понять, надолго ли Коломойский переобулся. Вдруг найдутся причины, чтоб он, как и летом, через месяц-два стал говорить вещи противоположные. Так вскоре после его интервью «Нью-Йорк Таймс» близкий к Трампу адвокат Марк Касовиц стал защитником трех подельников Коломойского на процессе в Делавэре. Может, это для Игоря Валерьевича достаточно, и он совершит новый разворот?

 

Правда, поскольку прежде Коломойский ничего столь откровенно пророссийского не говорил, это интервью, похоже, показывает, что возможно, точка невозврата с Америкой у него пройдена. Значит можно использовать его, учитывая его влияние – но, конечно, не веря в его искренность?

 

А почему бы и нет? Но не лучше ли дождаться более веских доказательств серьезности поворота Коломойского? Например, изменения редакционной политики его медиа-ресурсов, прежде всего телеканала «1+1». Оно было бы куда полезней интервью «Нью-Йорк Таймс», которое объективно лишь осложняет переговоры по Донбассу. Ведь в случае уступок Зеленского, Запад легко увидит в них новое доказательство влияния Коломойского. Тогда как, проявив неуступчивость, президент Украины представит аргумент об отсутствии этого влияния.

 

И может, ради такого аргумента, Коломойский и делал пророссийские декларации? Ведь в его ситуации выгодней всего незаметно наращивать влияние, создавая видимость его отсутствия.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter