Будут ли выучены горькие уроки Ходжалы?

«...Я выглядываю в круглое окошко (вертолёта) и буквально отшатываюсь от неправдоподобно страшной картины. На жёлтой траве предгорья, где в тени ещё дотаивают серые лепёшки снега, остатки зимних сугробов, лежат мёртвые люди. Вся эта громадная площадь до близкого горизонта усеяна трупами женщин, стариков, старух, мальчиков и девочек всех возрастов, от грудного младенца до подростка… Глаз вырывает из месива тел две фигурки — бабушки и маленькой девочки. Бабушка, с седой непокрытой головой, лежит лицом вниз рядом с крошечной девочкой в голубой курточке с капюшоном. Ноги у них почему-то связаны колючей проволокой, а у бабушки связаны ещё и руки. Обе застрелены в голову. Последним жестом маленькая, лет четырёх, девочка протягивает руки к убитой бабушке. Ошеломлённый, я даже не сразу вспоминаю о камере…»    
 
Вынесенная в заголовок статьи цитата из книги Юрия Романова «Я снимаю войну» стала своего рода символом того, что горькие уроки четвертьвековой давности по прежнему не забыты. Не забыты, но, похоже что и не выучены должным образом.
 
Скоро исполнится 26 лет с того момента, когда произошла Ходжалинская резня — по общему мнению, наиболее кровавый и жестокий эпизод войны между азербайджанцами и армянами, начавшейся в те годы вокруг Нагорного Карабаха.
 
Казалось бы, ещё недавний «налёт цивилизации», как-то уж очень резко и очень быстро соскочил с тех, кто учинил ничем не оправдываемое преступление. Семьдесят лет «дружбы народов», существование которой не было, конечно же пропагандистской уткой или обманом. Нет, дружба была, армяне, азербайджанцы и русские действительно жили совместно долгие года. Небеспроблемно, но ничего и близко подобного по своей остроте этому конфликту не было долгие десятилетия.
 
Почему? Как же так? Как могло случиться, что буквально за несколько лет представители одной из сторон конфликта — не худшего по всем статьям — и в части культуры, истории, и в части моральных качеств свалились в такую этическую яму, из которой активным участникам трагедии, пожалуй уже никогда не выбраться? Что могло подвигнуть взрослых вооружённых мужиков, пусть даже ожесточившихся в вооружённом противостоянии со своими противниками, от схватки сила на силу, смелость на смелость перешли к такой подлости, как убийство стариков, женщин и маленьких детей?
 
Удар, нанесённый азербайджанцам во время событий, приведших к гибели сотен мирных жителей «неправильной национальности» силён. Родные и близкие погибших будут скорбеть еще десятилетия, а прочие, как минимум — помнить о произошедшем.
 
Но, если вдуматься, то урон, полученный армянской стороной во время резни намного сильнее и страшнее.
 
Потому что этим людям, их близким и дальним, всему народу, придётся объяснять самим себе — как такое вообще могло получиться. Как рука поднялась и как потом не проклял сам себя тот человек, который не просто поднял руку на кроху, убив её, но ещё и ноги колючей проволокой ей связал? Почему он остался жив, как жил, что думала о нём его жена и как себя должны чувствовать его дети — когда вырастут и узнают, что он их любимый отец убивал и мучил перед смертью других маленьких детей.
 
Эти события — урок неравнодушия и для всего окружающего мира.

Урок, опять таки, почти невыученный, иначе бы не пришлось азербайджанцам прикладывать изрядные дипломатические усилия просто для того, чтобы добиваться на международном уровне признания ходжалинских событий геноцидом.
 
Начиная с 2002 года, беженцы из Ходжалы ежегодно направляют воззвания к ООН, Совету Европы и ОБСЕ по «Ходжалинскому геноциду». Из всего окружения адресатов этих воззваний, официально по инциденту высказались только Сенат Пакистана, да Конгресс Гватемалы.
 
О международном преследовании тех, кто организовал и своими руками осуществил резню мирного населения речи вообще не идёт.  Хотя эти люди — по всем статьям военные преступники, нарушившие несколько конвенций об обращении с мирным населением. Но живут и чувствуют себя более-менее спокойно, зато иные активисты в разных странах активно дискутируют о терминах — допустимо ли называть жертв жестокого убийства по национальному признаку жертвами геноцида или они жертвы чего то ещё?
Мелкие вопросы. Ничего не значащие, на самом то деле.
 
26 лет назад в азербайджанском городе Ходжалы не только азербайджанскому народу, но и всем нам был преподнесён горький урок. Урок того, как стремительно звереют вчера ещё мирные и культурные люди, как не только этика, но и право приносятся в жертву политике.

Урок, в итоге, растянулся на десятилетия. Оказался ли он выучен?
 
Кажется, всё-таки нет.  Подтверждением тому — последовавшие позже иные эпизоды противостояния в Закавказье, да и не только там.
 
И худшее что можно сделать — это попытаться забыть, выкинуть из головы эти события прежде чем будет должным образом усвоен материал.
 
 
Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter