А за что каяться?

В отечественной журналистике есть такой жанр: письма покаяния. Речь идёт не о покаяниях за личные ошибки и преступления, а за групповые, и что ещё чаще – за национальные. Предметом покаяния является вина, зачастую мнимая, русского народа перед любым другим народом нашей необъятной планеты.

 

Русские виноваты перед поляками за катынский расстрел польских офицеров, русские виноваты за депортацию крымских татар, русские виноваты даже в развале СССР и одновременно – в сопротивлении реформах 90-х. В последнее время репертуар разбавился вменяемой виной за Украину, которую как начал киевский режим, так никак и не закончит. Виноваты везде и всегда. И всё, что осталось русским – это каяться.

 

При этом покаяния требуют и зачастую даже формулируют шаблон – ведь русские с их точки зрения настолько глупы, что им всегда необходим какой-то шаблон, без которого они не способны вообще что-нибудь сделать, люди, не имеющие к русским никакого отношения. То есть, если к ним подойти и прямо спросить «Ты русский?», скорее всего услышишь ответ про то, что он россиянин. Наиболее упёртые и вовсе назовут себя именем другого народа, чеченцем, крымским татарином или литвином. То есть идентификации с русскими никакой. Но желание навредить им, проживая при этом в России – абсолютно.

 

Это исторический парадокс нашей страны – иметь целую прослойку в среде собственной интеллигенции, которая всегда желает поражения своей стране, и при любом поводе требующей покаяния. Простите, таджики, что наши ленивые русские граждане эксплуатируют вас в России. Простите, французы, что мы, русские, не уберегли от расстрела коллектив веселых и находчивых из «Charlie Hebdo». Простите, англичане, что наши невоспитанные свиньи-фанаты изгнали вас из Марселя, хоть вы там и стращали полицию. Простите, турки, что отказались от ваших фруктов. Поляки, простите, и за Катынь, и за самолет с Качиньским. За гомофобию и разгром под Полтавой, шведы, простите нас. Простите нас, немцы за 1945… Прости русских, о, цивилизованный мир, что они вообще существуют.

 

Никакого желания разбирать каждый инцидент и доказывать, что в расстреле поляков в Катыни виноват Сталин и руководство НКВД, а спасти карикатуристов-пересмешников из ««Charlie Hebdo» у нас не было никаких возможностей, нет. Тем, кому не нужны доказательства, будь уверен в примате русской вины всегда. Взять хотя бы ситуацию с малайзийским «Боингом», подробности крушения которого все больше и больше вылезают наружу.

 

Русские, конечно, не ставят вопрос о вине грузинского народа за Сталина-Джугашвили и татарского – за Батыя. Русские – европейцы-индивидуалисты, у которых принято отвечать за свои поступки в личном порядке, а не перекладывать ответственность на весь род. Кровная месть – азиатский обычай, к русским не имеющий никакого отношения. Но этим дикарским обычаем пытаются пользоваться самые прогрессивные кадры страны. «Нет плохих наций, есть плохие люди» - твердят они, и тут же вспоминают о плохом русском народе, который плох в силу того, что он терпит Путина и Яровую. Двойные нормы всё-таки у скользких товарищей.

 

Всё это явление на самом деле является производной от нашей многонациональной, то бишь, ничейной государственности, в которой все равны, кроме русских. Власть русских не защищает – так их же можно и обижать, что некоторые и делают. Чеченца вон пойди обидь – у него и республика своя, и даже глава-чуть ли не президент. А тож русские…

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter