Египетская смерть. Часть 1

К итогу арабских революций.

Народная революция в Египте завершилась. В результате демократических выборов президентом страны стал радикальный исламист Мухаммед Мурси. Правивший 30 лет «тиран Мубарак» свергнут, осужден к пожизненному заключению и пребывает в коматозе. Новоизбранный президент Мурси, обещал ранее, что Мубарак своей смертью не умрет. Выполнит ли он свое обещание, и насладится ли мир, уже видевший в петле Хусейна, лицезрением казни старика - покажет время.

26 марта 1979 года вблизи Вашингтона, в президентской резиденции Кемп-Дэвид был подписан мирный договор между Израилем и Египтом. Стоявшая годы авангарде антиизраильской и антизападной борьбы арабская страна, фактически признала свое поражение и капитулировала перед еще недавним «священным врагом».

Давние события связанные с этим договором, казалось бы далеки от «революции на площади Тахрир» 2011 года. Но это не совсем так.

Чтобы понять, «Тахрир как явление» необходимо углубиться в историю Египта последних десятилетий. В 1952 году в результате заговора патриотически настроенных офицеров была свергнута египетская монархия. Пришедший к власти националист Гамаль Абдель Насер быстро изменил социально-политический облик страны. Не считаясь с внешними угрозами национализировал иностранную собственность, провел социальные и экономические реформы. Поставив целью создать «арабский социализм» Насер создал общедоступную, в том числе и в плане высшего, систему образования, создал систему медицинского обслуживания насления. Он начал индустриализацию страны, вкладывал средства в модернизацию сельского хозяйства.

При Насере резко выросли доходы малообеспеченных слоев населения, практические исчезла нищета.

Заработали социальные лифты, резко расширился слой национальной интеллигенции. Идеологической основой «Объединенной арабской республики», - Насер был панарабистом и мечтал о государстве всех арабов, - были идеи националистического авторитарного социализма. Но со смертью Насера, его преемник Анвар Саддат резко поменял вектор развития страны. Начал в 1973 году «Войну Судного дня» с Израилем, окончившуюся катастрофическим поражением. По мнению ряда аналитиков, Садат, начав эту войну, сознательно ставил цель добиться поражения армии руководимой им страны. Поражение армии было использовано как повод для разрыва отношений с СССР и перехода в лагерь его геополитических противников, а также, что более важно, смены прежнего курса на «арабский социализм» новым курсом на построение рыночного капитализма. Под прикрытием шока от поражения в войне, Садат начал ультралиберальные реформы в экономике, сопровождавшиеся тотальным насаждением свободнорыночных отношений, что быстро привело к возникновению финасово-торговой олигархии и резкому обнищанию значительной части населения.

Социальные программы были свернуты, как и программы индустриализации и модернизации сельского хозяйства. Возникший слой олигархов, на фоне тотального обнищания масс, создавал огромные состояния только путем компрадорских махинаций по распродаже ресурсов страны.

В результате Египет начали сотрясать голодные бунты. Прежняя сформировавшаяся в период насеровского правления политико-военная элита стала роптать, многие ее представители стали в открытую оппозицию Садату. А после договора в Кемп-Девиде Садат был вынужден начать прямые репрессии против многих людей, еще недавно входивших в самые высшие эшелоны государственной власти. Он явно терял властные позиции в стране. И только странное убийство Анвара Садата , произошедшее на параде 6 октября 1981 года предотвратило масштабный кризис Египта .

А кризис явно назревал. В финансово-экономическом и политическом плане страна после 1979 года стала классической неоколонией, полностью подконтрольной США.

Началом и вершиной колониального закабаления Египта стал мирный договор с Израилем в Кемп-Девиде. После заключения этого договора в Египет начала поступать огромная финансовая помощь из США. По ее размерам Египет занял второе место после Израиля. Помощь США позволила несколько стабилизировать экономику, но в результате началось государственное иждивенчество Египта за счет американского бюджета. Дотации США фактически разрушали государство, превращая его в паразита, чье иждивенчество порождало необоснованную эйфорию и бездеятельность.

Индустриализационные проекты Насера были окончательно свернуты. Получившая образование новая интеллигенция «из народа» сразу стала невостребованной. Произошла реархаизация сельского хозяйства. Страна не могла обеспечить себя продовольствием и с каждым годом все более зависела от его закупок за рубежом, осуществляемых на американские деньги. Армия стала малобоеспособной, ее, чтобы не пугать «союзника Израиль» не готовили к реальной войне с внешним врагом.

Помимо многомиллиардной ежегодной американской помощи Египту выделили в глобальной западно-мировой экономической системе утешительную нишу: туризм. Выделение Египту роли «зоны отдыха» было безопасным в конкурентном отношении и, опять таки, было скрытой дотационной платой за переход в геополитический «лагерь сильных».

Все последние десятилетия вся экономика Египта держалась на туризме. Он приносил доходы и в государственную казну, и кормил миллионы египтян.

Однако этот, казавшийся незыблемым источник доходов сделал экономику страны очень уязвимой перед внешними факторами. Что явно проявилось в последние годы. Кризис мировой, а в последние два года и внутренний «ормилицу» - туристическую отрасль Египта довольно быстро превращают в ничто.

Однако сразу после Кемп-Девида населению Египта американские дотации и наводнение страны небрежно раздающими доллары «туристосахибами» подавалось как высшее благо. Ради которого можно и нужно поступиться и национальной гордостью и и честью и совестью. «Честь в обмен» на деньги: таков условный лозунг Кеп-Девидских соглашений. Договор с Израилем в Кемп-Девиде, по которому Египет получил возвращение Синайского полуострова в обмен на мир с Израилем – это было явным имиджевым поражением – «утиранием плевка в лицо». Удар по национальному самолюбию египтяне получили более чем реальный. Помимо откровенного предательства «братьев-палестинцев», кемп-девидский договор подразумевал и ограничения на количество и состав египетских войск на Синае, право израильтян на эксплуатацию синайских природных ресурсов и т.д.

Однако национальное унижение египтянине как-то вытерпели, вкус дармовых американских долларов перебил горечь унижения. Но «саднящая рана» не затягивалась все последние десятилетия. Унижение в обмен на деньги, - по сути акт проституции, 0 компенсировался только надеждами на некий экономический прогресс. О духовно-ценностной сфере тут уже речи не было. Идея «Великого арабского государства» Гамаля Насера после Кемп-Девида стала издевательской насмешкой.

Вскоре пришло понимание, что обещания «золотого века после Кемп-Девида» так же оказались пустым звуком. «Счастье всем » все не наступало. Шкурно-прагматическое обоснование акта «продажи чести» вскоре обернулось очень злой издевкой. Годы шли, и все более и более для египтян вставал очень злой вопрос: «Зачем мы так унизились в 1979 году»?

На таком фоне в Египте усиливался кризис государственной идентичности. Основанная на «борьбе с сионистским врагом» прежняя государственно-патриотическая идеология быстро потеряла наполнение, в египетском обществе настали настроения апатии и депрессивности. Государственная идентичность у населения подменялась все более идентичностью религиозно-клановой, а порой, - особенно в среде прозападно-либерально настроенной части общества, - циничной «идеологией» агрессивного социал-дарвинистского индивидуализма.

У основной же массы населения подспудная тоска по «социальному государству с великой идеей», шла неотрывно с явным или неявным желанием смыть позор капитуляции 1979 года. Плюс религиозно-радикальные требования еще донасеровской партии «Братья мусульмане», плюс заявки еще более радикальных ультраисламистов-салафитов, плюс неудовлетворенность своим положением прозападной образованной молодежи, плюс беспросветность нищеты пауперизированной части общества, плюс еще множество причин…

На каком-то этапе все превысило критическую массу и произошел социальный взрыв. Пришел Большой Тахрир.

А основой всему был акт национального унижения совершенный в далеком 1979 году. Кемп-Девид 32 года медленно отравлял национальную ментальность. И отравил.

«Немножко проституткой» быть нельзя. Немой крик: «За что мы отдали свою честь в Кемп-Девиде»? - напоминал вопль гомосексуального новичка-проситута, которому не заплатил лишивший его девственности клиент.

Продажа чести страны за материальные блага подточила духовный фундамент Египта. И в один из дней страна рухнула.

Египет стал наглядным примером того, как принятый в качестве госидеологии бессовестный либерально-материалистический прагматизм, - вещь вроде бы абстрактная, - привел в итоге к реальному социальному кризису.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter