Восход Путина

Существует старинный исторический анекдот. Заканчивалась эпоха Григория Орлова при дворе Екатерины Второй. Фавориту вот-вот должна была быть дана «отставка». На смену ему был вызван Потемкин. По легенде, они столкнулись на дворцовой лестнице. Орлов шел вниз, Потемкин вверх. «Какие новости?», - спросил фаворит новый фаворита прежнего. «Новость одна – вы поднимаетесь, я спускаюсь», - ответил Орлов.

По итогам съезда «Единой России» новость в стране и впрямь одна – Путин поднимается, Медведев спускается. Правда, от перемены мест слагаемых сумма в данном случае изменится, и сильно. Прошедшие четыре года политическая конструкция была следующей: президентом РФ работал Медведев. Формально, согласно Конституции 1993 года, глава государства почти всесилен и занимает центральное положение в российской политической системе.

Однако формальный правитель был вынужден делить власть с правителем теневым. Владимир Путин обладал сопоставимой, если не большей властью, чем Дмитрий Медведев. Объяснялось это, конечно, не тем, что Путин был председателем правительства и лидером «Единой России». А тем, что Путин был самым сильным и авторитетным игроком на российской политической сцене, на которого ориентировалась значительная часть элит. Если объяснять проще – тем фактом, что Путин - это Путин. Это и есть его подлинная должность.

Получалось двоевластие. Огромные конституционные полномочия президента компенсировались наличием в кресле главы государства относительно слабого и маловлиятельного Дмитрия Медведева. Пост председателя правительства, слабый согласно Основному Закону, приобретал значительный вес благодаря могущественному и популярному Владимиру Путину.

Напомним, что согласно Конституции президент РФ имеет право в любой момент уволить правительство и его председателя. Глава государства выдвигает кандидата в премьеры, который должен получить согласие Госдумы прежде, чем будет назначен. Если Дума трижды отклоняет кандидатуру главы правительства, президент РФ распускает нижнюю палату парламента и назначает угодного ему премьер-министра.

Сверх того, согласно традиции, президент обладает правом назначать министров и заместителей председателя правительства через голову формального главы Кабинета министров. Так поступал Ельцин. Да и Путин, в бытность главой государства, не больно-то церемонился со своими премьерами.

Иначе говоря, должность президента – всесильная, должность председателя правительства – техническая. Лишь слабостью Медведева как политика объясняется, что он не решился воспользоваться своими сверхполномочиями.

Теперь представим, что в кресло президента вернется Путин. Это будет означать, что неформальный лидер займет позицию формального верховного руководителя. В этом случае никакого «тандема» Путин-Медведев не получится. Ибо Путин будет на порядок превосходить Медведева, даже если последний займет пост председателя правительства, ведь огромные президентские полномочия никуда не деваются, а никаких оснований не использовать их у Путина нет.

Борьба вокруг правительства и статуса Медведева в нем уже началась. Вопрос стоит так – получит ли нынешний президент карт-бланш от Путина при формировании нового Кабинета, или же Медведеву суждено стать «техническим премьером» вроде Фрадкова или Зубкова, которые считались менее могущественными, чем некоторые министры их же собственных правительств.

Именно в этом смысл сделанного в воскресенье заявления министра финансов Алексея Кудрина, который сказал, что не хочет работать в правительстве Медведева. У Путина в подобной ситуации два выхода – согласиться на увольнение старого соратника или уговорить его остаться в должности вопреки Медведеву. Лидерство последнего в правительстве в этом случае будет только номинальным.

***

Так что перемена мест слагаемых означает в данном случае совсем новую политическую сумму. Путин возвращается в качестве безоговорочного политического лидера. Впрочем, институциональный дизайн российской власти после Медведева окажется необратимо испорченным. Ельцинская Конституция 1993 года имела важное преимущество. Срок полномочий президента составлял всего четыре года и нельзя было баллотироваться в президенты больше двух раз подряд. Конституция писалась под Ельцина и было понятно, что после 2000 года он покинет свой пост навсегда – просто в силу возраста и болезней.

Медведев увеличил срок президентских полномочий с четырех до шести лет. Дума будет теперь избираться раз в пять лет. Эти решения идут в разрез с мировой практикой последних лет. В странах Запада и крупнейших государствах развивающегося мира тренд обратный – сокращение времени пребывания у власти. Например, очень длинный срок правления французского президента – целых семь лет (с правом переизбрания) был урезан до пяти. В Бразилии и Аргентине шестилетний президентский срок сокращен до четырех лет. В тех странах, где президенты по-прежнему избираются на шесть лет, таких, как Мексика или Филиппины, существует очень жесткое ограничение на переизбрание – никто не может быть главой государства больше одного шестилетнего срока.

Иначе говоря, с точки зрения длительности президентского правления Россия развивается задом наперед. Конечно, скажут мне, в мире есть страны, где президент может быть у власти семь лет (Италия, Израиль), не говоря уже о шести (Австрия). Но эти государства – парламентские республики, в которых формальные высшие руководители не располагают реальной властью.

России же, как уверены все, предстоят как минимум два шестилетних срока путинского правления. Это значит, что к 2024 году, когда согласно действующей Конституции, Путину предстоит сделать «перерыв» в своем президентстве, он будет находиться у власти 24 года, почти четверть века. Это больше, чем был у власти Леонид Брежнев (18 лет, 1964-1982). Это больше, чем царствовал Николай Второй (23 года, 1894-1917). По длительности правления Путин превзойдет многих царей.

Что это означает для страны? Новый «застой»? Но сам по себе застой был временем быстрого экономического развития. При Брежневе страна почти построила современное общество и сгнила на его пороге. Не оказалось бы так, что Путин лишь законсервирует статус России как «больного человека Евразии», подморозит её. А потом начнется оттепель и опять из-под снега первыми полезут отнюдь не подснежники.

Самая большая опасность для России – консервация нынешней, сырьевой модели развития экономики, с отказом от промышленности, науки, культуры, образования в пользу всё уничтожающих «либеральных реформ». Похоже, Путин не намерен менять эту модель, а хочет ею наслаждаться. И это самая большая угроза для страны за всю её историю.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter