Грузия изнутри

Продолжение. Начало - часть 1, часть 2.

Тбилиси красивый город, но в прогулках по его улицам, меня интересовали люди и их отношение к России. Нигде, ни разу не встретил я недоброжелательного отношения к себе, как к русскому, со стороны простых людей.

Грузия стремится стать частью Запада, что чувствуется и в настроении людей. Проходя вечером по Руставели, перед тбилисским рок-клубом мне встретился старик с американским флагом на плечах. Он что-то увлеченно объяснял ждущим начала концерта молодым людям. В Грузии демонстрация патриотизма часть повседневной бытовой культуры. Государственные флаги вывешивают везде. На вывеске того же рок-клуба изображено сердечко в виде национального флага. Демонстративная любовь к флагу – это в чем-то роднит грузин с американцами. Но ситуация тут несколько пикантная. Дело в том, что нынешний белый с красным крестом флаг – новый. При Шеварнадзе был другой, и, насколько мне известно, это был флаг независимой Грузии 1918 – 1921 года. О прежнем, малиновом, флаге уже вроде никто и не помнит. Легкость принятия обществом нового госсимвола отдает чем-то не совсем естественным.

Грузинская власть пытается создать «новую страну». Для этого ведется политика духовного размежевания с Россией. Грузинскую молодежь власти стараются сделать только англоговорящей. Приняты законы, фактически запрещающие изучение русского языка в школах. Но богатые грузины, как говорили мне, своих детей русскому языку учат с раннего детства, даже русских нянь из России выписывают. Знание русского языка в Тбилиси до сих пор считается признаком культурной элитарности.

Но молодежь уже почти не говорит по-русски, но при этом относится к русскому человеку так же доброжелательно. При ночных прогулках по Тбилиси я в одном из темных переулков набрел на довольно большую группу молодежи, что-то бурно обсуждавших у ярко освещенного одноэтажного здания, обклеенного афишами с изображением двух масок – театрального символа. Я подумал, что тут авангардный театр. Попытки расспросить молодых людей ни к чему не привели – они не понимали русского. Немецкого тоже никто не понимал. Из глубин здания была приведена девушка, которая на пыталась со мной говорить на английском, но тут уже я ничего толком понять не мог. Мой приятель Вахтанг, рассматривая потом афиши, сказал, что в том доме находится киноклуб, а в тот вечер проходила лекция по истории кино.

В подземном переходе между улицами Пушкина и проспектом Руставели играли уличные музыканты. Две гитары, комбик-усилитель и полноценная ударная установка. Играли блюз. Причем великолепно играли. Московские «сейшенеры» тут и рядом не стояли. Но по-русски говорили только трое примерно из двух десятков молодых людей. Самый юный русскоговорящий паренек, с которым я ходил на Пушкинскую улицу в винный магазин, изъяснялся очень и очень плохо. Двое парней постарше говорили лучше, но все равно плохо. Из русских рокеров они знали только Цоя. Больше никого. Как мне рассказали эти парни, музыканты в переходе играю просто для души. Денег им практически не подают. При мне, а слушал я их около часа, им кинули 20 тетри - около 4 рублей на русские деньги…

Ментального разделения между русскими и грузинами не чувствуется нигде. Это ощущаешь и в разговорах со случайными людьми в кафе-дуканах и в приватных разговорах с приятелями. Тему недавней войны между нашими странами никто из тбилисцев не затрагивал, но все старались подчеркнуть культурное родство русских и грузин, многие жалели, что «СССР больше нет».

Когда же я, очень осторожно, спрашивал мнение тбилисцев о войне «080808», все, практически все, говорили, что «наши народы стравили искусственно». Хотя как сказал Вахтанг: «То, что тебе как русскому говорят, может быть совсем иным чем то, что говорится в частных разговорах между самими грузинами». Россию, как я понял, вне логики и очевидным фактам тут многие считают зачинщицей войны: «Это правда, потому что мы хотим, что бы это было правдой».

В отношении упреков российской прессы в милитаризации Грузии: могу только отметить, что молоденькие солдаты-срочники в ярко-зеленом камуфляже встречаются на улицах грузинской столицы очень часто. Но они бодры, смотрят весело, во взглядах нет той затравленности и забитости, которая видна у российских солдат. Оппонентам рекомендую присмотреться на станциях московского метро к лицам уныло бродящих с нелепыми противогазами на боках милиционеров-срочников.

Возвращаясь к теме русского языка. Русский язык все же прочно внедрен в грузинскую жизнь. Первая песня, услышанная мной в такси после приезда в Тбилиси, была на русском языке. Повсюду в Тбилиси слышны русские песни. В одном кафе вблизи Площади Свободы крутили русский фильм, в продублированном на русском языке меню там были борщ, пельмени и «селедочка под водочку». Впрочем, это было единственное кафе с русским меню, в других меню были только на грузинском и английском.

На новом, построенном при Саакашвили через Куру пешеходном «Мосту Мира», называемом в народе просто Стеклянным, довелось видеть следующую картину. Несколько людей разных поколений, явно родственники, фотографировались группой. При этом переговаривались между собой, а фотографировавший давал указания на русском языке, хотя и с сильнейшим, чудовищным, акцентом. На мой вопрос, почему родственники говорят межлу собой на русском, последовал бурноэмоциональный ответ: «Мы тбилисские армяне! Для нас русский был и будет родным!»

Подобный случай произошел и в одном из магазинчиков на узких улочках Старого Тбилиси. Старик-продавец, на мое «Извините, что я говорю по-русски», - бурно возмутился, - «Как можно извиняться за русский язык! Это великий язык! Это вам я, армянин Рафик, всю жизнь тут проживший, говорю!».

Для тбилисских армян русский язык и русская культура являются средством национального самосохранения, именно эта часть населения Тбилиси активно сопротивлялась и протестовала против отмены изучения языка северного соседа. Армяне в царское время были, фактически, хозяевами Тифлиса. Тот, кто читал публициста начала 20 века Василия Величко, понимает, о чем речь.

Но в советское время армяне были вытеснены на «обочину жизни». Сейчас же им живется еще более непросто, денежного ресурса уже нет, а от административного они отделены еще со времен Жордания и Сталина. Грузины армян (впрочем как и всех других, в том числе и русских) считают, мягко говоря, не совсем себе равными. Как мне в Тбилиси рассказала местная жительница, ее подруга, молодая армянка, жаловалась, что не хочет выходить замуж за грузина, ибо не желает «…всю жизнь слышать: «Какая хорошая девушка! Как жаль что она армянка»!

В попавшемся мне газетном ларьке русских газет было две: «Вечерний Тбилиси» и «Комсомолка в Грузии», есть еще русскоязычная газета «Головинский проспект». «Комсомолка» стоила 3 лари, что поместным меркам (да и по российским – 50 рублей) безумно много. «Комсомолку» тбилисцы покупают в складчину.

В отношении «Вечернего Тбилиси» ( у нее есть свой сайт)надо сказать, что газета языком и манерой подачи материала вызывает необычайно теплые ностальгические чувства. У нее сохранился прекрасный советско-интеллигентный русский язык и, мягкий и добрый, общий стиль подачи материала. Что-то в «Вечернем Тбилиси» было от советских «Юности», «Недели» или «Науки и жизни». (Впрочем «Наука и жизнь» до сих пор сохраняет свое лицо и душу, этому журналу надо бы дать статус «российского национального достояния»).

Запомнилась заметка в «Вечернем Тбилиси» - «Дверь расписанная Пиросмани». Писалось о том, что продается расписанная Пиросмани дверь от винного погреба. Был в грузинском селе старый дом, с погребом, на двери которого художник Пиросмани сделал рисунок и надпись. В советское и постсоветское хозяин дома категорически отказывался продать дверь отдельно или отдать ее в музей Пиросмани. Эта дверь и его дом для него были целым.

Но пришла нужда - дом продал вместе с погребом и дверью. А новый хозяин купил дом, снял ценную дверь и выставил на торги за 17 тысяч долларов…

Еще запомнилась маленькое объявление на последней страницы «Вечернего Тбилиси»»: «Продается стиральная машина «Волна в хорошем состоянии»…

В отношении приобщения к современной русской культуре, то грузины почти лишены возможности смотреть российское телевидение. Даже по Интернет-телевидению Первый канал, «Вести», и НТВ нынешними властями Грузии транслировать запрещено. Доступны только развлекательные каналы и «Культура». Как говорили тбилисцы, запреты на «вражескую пропаганду» лоббируют продавцы спутниковых «тарелок», через которые в обход цензуры можно смотреть «врага».

Нельзя не сказать о товарах и услугах. В Тбилиси продаются безумно вкусные лимонады и прекрасное пиво. Последнего несколько сортов, основные - «Казбеги» и «Набеглави». Мне полюбилось пиво «Тбилиси». Очень легкое - 3,5% алкоголя, но приятное и освежающее. Со страшным российским пивообразным пойлом, каким завалена Москва, сравнивать грузинские сорта просто нельзя.

Вина мне попадались все довольно средненькие, даже купленные за нормальные деньги в недешевых заведениях. Но везде продают только настоящие вина, а не крашеный ароматизированный фальсификат, который в России выдают за вино. Лучшее «Саперави» я вообще купил перед отъездом на рынке у станции метро Дидубе у крестьянина, по 3 лари за литр. Там же продавалась и домашняя чача по 5 лари за литр.

А кафе и погребках грузины если и пьют водку, то исключительно российского производства. То ли понт такой, то ли реально качество выше. Местная промышленного разлива чача 4 -5 лари за бутылку, тут почему-то не котируется. «Хлебная», «Пять озер», «Зеленая марка» - их подают в кафе и продают в магазинах. Как и российские майонезы, рыбные консервы, и много еще чего. Правда, тбилисцы высказывали сомнение в подлинности российских брендовых товаров, говорят, что водку льют на месте, прямо в Грузии, а потом клеят российские этикетки. Но в целом российские товары в Грузии котируются очень высоко, «сделано в России» тут считается признаком качества. Цены на продукты в Грузии сравнимы, или даже выше российских. Дешевле только спиртное.

Помимо российского в Грузии много всего украинского. Украинской водки, что странно, видеть не довелось ни разу. Рыбные консервы украинского производства, наличествовали в большом ассортименте. Еще много в Тбилиси украинской бытовой техники: холодильники, стиральные машины, газовые плиты. Даже греющие грузинские квартиры газовые обогреватели «имени Жвания» делают теперь украинцы. Но надписи на украинской технике русские, и инструкции по пользованию - на «великом и могучем». Русскому языку в Грузии явно предстоит долгая жизнь. Хотя бы в виде «технического языка».

Некоторые выводы. Стала ли Грузия европейской страной.

Михаил Саакашвили за время своего президентства сделал в Грузии довольно много хорошего. Исчезли взятки. Совсем. Полиция денег не берет. Официанты и таксисты берут строго по тарифу и дают сдачу. Тбилиси стал по настоящему чистым городом.

Однако, как лично пришлось убедиться автору, грузинская полиция хоть и честная, но не менее наглая и беспредельная, чем российская. Что продемонстрировали и мучившие меня пограничники-истязатели (кстати, на границе служат именно полицейские) и беспредельно-наглый «полицейский Георгий» со станции метро «Медицинский институт». Документы, сколь бы не уверяли меня в обратном, полицейские от людей требуют, сами не желая представляться. И самодовольно, с наслаждением, хамят.

То, что в Грузии не берут взяток – факт. Но теперь, когда все живут «на одну зарплату», вопрос в том, кто и какую зарплату имеет. Одна из самых престижных профессий это полицейский – он получает в пять раз больше школьного учителя. А после полицейского – дворник. Он больше получает в три раза. В этом и кроется пример идеальной чистоты Тбилиси. Но полицейским и дворником можно стать, только при наличии влиятельных родственников. Клановость не только норма, это основа всей грузинской жизни.

А в отношении взяток: то, что раньше именовалось взяткой или «подарком», теперь просто стало нормой оплаты. В советское время Грузия жила далеко не по нормам коммунистической морали. Преподаватели ВУЗов носили кольца с бриллиантами. «Подарки» врачам, и т.п. – все было частью повседеневной жизни. Сейчас же все это стало «нормой записанной в прейскурант».

А коррупция – та просто вышла из низа наверх, в «высший экономический слой»: хочешь беспроблемно начать и вести бизнес: введи в состав руководства нужного человека.

Стремление саакашвилевских властей «сделать жизнь «как в Европе» – палка о двух концах. К примеру «Европейскоцивилизационные» законы превращают жизнь грузинских крестьян в ад. Недавно приняли закон, что мясной скот для продажи должен забиваться на оборудованных площадках под контролем ветеринаров. Крестьяне вынуждены теперь везти скот для забоя на мясокомбинаты и отдельно за это платить. Только тогда можно получить бумагу, дающую право продать мясо на рынке. Вне рынка мясо продавать вообще нельзя. А рынок – он не резиновый. И покупатели на нем не сильно платежеспособные.

Нельзя приезжим из села теперь молоко продавать с тротуара в пластиковых бутылках, и овощи и самодельный сыр… Если раньше на окраинах Тбилиси были стихийные рынки с приемлемыми для всех ценами, то теперь «цивилизованность» ударила и по продавцам и по покупателям. В проигрыше все, кроме фирм контролирующих мясокомбинаты и рынки.

За осень 2010 цена на мясо в Грузии выросла на четверть. Как и на молоко. Цены на картошку в Тбилиси московские, цены на виноград – такие же как на российском Северном Кавказе.

Если грузинам раньше было возможно из отдаленных сел сбывать сельхозпродукцию в городе, то теперь это стало намного сложнее. Кто имеет возможность проходить бюрократические препоны, - а это, прежде всего «солидные» крестьяне из пригородов, те получили возможность выдавливать «мелочь» и «провинциалов». В результате жизнь грузинского села, особенно отдаленного, становится все более тяжкой. «Европейская цивилизованность» приходит в давно известной на Западе форме: выгоде для крупного производителя, разорению мелкого, и пышному расцвету плесени из всякого рода посредников.

Грузию еще наверняка ждут особые виды сельхозозпротеста, когда крестьяне перегораживают тракторами дороги, как во Франции; вываливают на площади помидоры, как в Испании; заносят в министерские кабинеты и вываливают на пол сливочное масло, как в Польше.

Именно в последние, саакашвилевские, годы появилось невиданное ранее в Грузии явление: бытовой алкоголизм на селе. Патриархально-сельская грузинская культура, в отличии от русской, алкоголизма не знала никогда. Теперь «пьянство от беспросветности» пришло и в грузинское село… Помимо вина, которого у грузинских крестьян всегда было много, в больших количествах есть еще и водка из виноградных отжимок – чача. Вещь в малых дозах целебная, в больших - разрушительная.

Грузия, как и Россия, становится «страной мегаполисов», государством городской культуры. Тбилиси, Батуми, Кутаиси – жизнь только там. А сто километров в сторону, к примеру, в грузинский горняцкий городок Ткибули – там жизнь другая. Как и в Москве по сравнению с райцентром Вереей, или в Санкт-Петербурге по сравнению с Пикалево…

Надо сказать еще, что Тбилиси стал безопасным городом. Криминал с улиц исчез, по крайней мере, из центра. С уличным криминалом власти боролись жестко: к примеру, нападения и грабежи иностранцев «лечили» тем, что грабителей «ловили на живца». Переодетые «под иностранцев» полицейские гуляли по злачным районами, провоцировали грабителей и ловили их. Теперь иностранец – персона в Грузии неприкосновенная. И это принесло плоды: в Тбилиси едет уже много небогатых туристов-«бегпекеров», которые не боясь ставят палатки в парках или на окраинах горных селений. В этом плане Грузия стала вполне цивилизованной. В селении Казбеги я видел довольно много туристов: бельгийцев, поляков, чехов. Даже турчанку - учителя танцев из Стамбула.

Еще к вопросу о преступности. В Казбеги, по выезду из Грузии, я узнал, что в центре селения, есть остановка транспорта. И если таксист-тбилисец хочет подобрать пассажира, то половину платы он должен отдавать стоящему тут же на остановке странному персонажу. Это очень сильно походило на банальный рэкет…

Но все же европейскую страну, в которой работа дворника более престижна, чем работа учителя - представить трудно. Так же как и державу, где дряхлые старики работают в магазинах продавцами, поскольку иначе им не выжить. Это больше похоже на какой-нибудь Египет.

За европейско-грузинским глянцем видна бедность. А нищую страну отлакировать несложно. В городах все красиво, но жить трудно, а в селах - почти невозможно.

Выезд

Из Тбилиси я уезжал на такси от рынка у станции метро Дидубе. Погуляв по рынку, поглядев на выставку-продажу печей-буржуек и электропечей-«козлов», попив лимонада, я сел в такси - и за 100 лари поехал в компании армянских теток с сумками во Владикавказ.

Выехал через грузинский пост без проблем. На российской стороне, рассказывая паспортистке, о своих мытарствах на въезде, услышал от нее: «То, как с вами поступили - не новость. С нами, при рабочих встречах, грузинские коллеги разговаривают с презрением, - «…через нижнюю губу, как с недочеловеками».

Тут в разговор вмешался везший меня грузин-таксист: «Зачем так говорите! Продержали 5 часов! Да просто нарвался человек на плохую смену»! «Защищает», - ухмыльнулась симпатичная русская пограничница и протянула мне в окошко паспорт.

Открылся шлагбаум, мы выехали уже на российскую сторону и, через пять часов после выезда из Тбилиси я был во Владикавказе. Ощущения что «побывал у врага» не было.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter