Воссоединение

17 мая 2007 года в Храме Христа Спасителя состоялось подписание Акта о каноническом общении между Русской Православной Церковью и Русской Православной Церковью Заграницей.

Раскол внутри РПЦ произошел в середине 1920-х годов, после смерти патриарха Тихона, когда покинувшие советскую Россию православные эмигранты осознали необходимость своей институциализации. Русская зарубежная церковь была решительно настроена против «красной» власти и всех, кто ей симпатизировал. Перед ней возникла возможность присоединения к Вселенскому Патриархату в Константинополе. Однако большая часть вновь прибывших прихожан и церковнослужителей отвергла этот путь. Так возникла Русская Православная Церковь Заграницей. Большая часть образовавшейся паствы была настроена резко критически по отношению к политике Русской Православной Церкви и, в особенности, к подчеркнуто лояльному отношению её канонического главы митрополита Сергия (Страгородского), заместителя Местоблюстителя Патриаршего Престола, к атеистической власти, устраивающей на христиан невиданные гонения.

Один из главных документов РПЦЗ, «Положение о Русской православной церкви загранице» (утвержденное в 1956 г.), признавало ее неразрывной частью Поместной Российской Православной Церкви, временно самоуправлявшейся на соборных началах до упразднения в России безбожной власти. В период 1920-30 годов сформировались и две основные претензии по отношению к московскому патриархату. Это, прежде всего, резкое осуждение политики лояльности по отношению к советской власти и непризнание православных жертв режима. Позднее к этим претензиям было добавлено также обвинение РПЦ в участии в экуменическом движении.

Таким образом, на пути объединения РПЦ и РПЦЗ стояли эти самые «три принципиальных условия». Именно их разрешение, по утверждению деятелей РПЦЗ, до недавнего времени препятствовало объединению. Однако и с падением Советского Союза объединения не последовало. Хотя определенные шаги в этом направлении были предприняты уже во время празднования 1000-летия крещения Руси в 1988 г. Уже в 2001 г. в интервью газете «НГ-Религии» Митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский Лавр, Первоиерарх Русской Православной Церкви Заграницей, указал, что, несмотря на снятие двух пунктов противоречия (прославление новомучеников и критику богоборческой власти), вопрос с экуменизмом продолжает стоять достаточно остро.

Акт о каноническом общении, наконец, подписан, и, что немаловажно, при участии Президента РФ В.В. Путина (на последнем году его президентского срока). Именно он вывел процесс объединения в активную стадию, встретившись с иерархами РПЦЗ в 2003 г. во время визита в США. Свое глубокое удовлетворение случившимся примирением церквей он высказал на церемонии подписания Акта в храме Христа Спасителя. Президент подчеркнул, что «восстановление единства Церкви служит и нашим общим целям». В то же время в Послании Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия в связи с подписанием Акта указывается, что в настоящий момент происходит «восстановление полного единства Московского Патриархата и Русской Зарубежной Церкви».

Прежде всего, Акт утверждает сохранение самостоятельности Русской Православной Церкви Заграницей в делах пастырских, просветительных, административных, хозяйственных, имущественных и гражданских, при каноническом единстве со всей Полнотой Русской Православной Церкви. Главным органом управления, вместо Собора епископов РПЦЗ становится Поместный и Архиерейский Собор Русской Православной Церкви. Предоставление подобной самостоятельности, особенно в делах имущественных имеет все шансы выступить в дальнейшем «яблоком раздора».

В документе подчеркивается высочайшая роль восстановления канонического общения с приходами Зарубежной Православной Церкви. Но здесь не следует забывать о том, что после многолетней независимости РПЦЗ будет непросто привыкнуть к московскому протекторату. Не до конца ясно, сможет ли вся американская паства адекватно воспринять действия митрополита Лавра. (Вспомним печальный пример Флорентийской унии и ее плачевные последствия для московского митрополита Исидора, её подписавшего). Можно указать и на печальные для Московской Патриархии уроки давления на Сурожскую епархию (Лондон), что завершилось отложением ее от РПЦ во главе с епископом Василием (Осборном) и переходом (без отпускной грамоты) под омофор Константинопольской Патриархата.

По словам доцента философского факультета МГУ А.П. Козырева, «подписание Акта о каноническом общении церквей не означает еще утвердившегося фактического единства церковной паствы и клира, объединения богослужебного устава, объединения церковной политики. Ряд имущественных скандалов, предшествовавших объединению, также дает нам понять, что не все проблемы будут сняты сразу и бесповоротно. Неизбежно встает вопрос о том, на какие уступки придется пойти РПЦ в своих внешних политических связях (например, по отношению ко Всемирному Совету Церквей, членом которого РПЦ является с 1961 г.), поскольку РПЦЗ занимает радикальную антиэкуменическую позицию».

Тем не менее, в ходе переговорного процесса представитель РПЦЗ высказывал более осторожную точку зрения, признавая ряд аргументов в пользу продолжения участия РПЦ во Всемирном Совете Церквей и рассматривая его как мировую трибуну для выражения позиции Русского Православия. Место и время подписания Акта позволяют видеть в нем и решение определенной политической задачи в преддверии новой президентской избирательной кампании. Несмотря на то, что РПЦ предпочитает декларировать свою дистанцированность от власти, власть продолжает видеть в Церкви мощный идеологический ресурс, готовый влиять на электоральное поведение граждан.

Значительную часть прихожан РПЦЗ по-прежнему составляют русские эмигранты и их потомки, для которых именно церковная ограда является едва ли не единственной возможностью сохранения этнической и культурной идентичности. Православие воспринимается ими прежде всего как этническая религия. Этим можно объяснить и радикальный настрой в отношении всего, что может повредить сохраненной в своей аутентичности за годы советского безбожия и гонений на Церковь веры.

Подписание такого Акта — это лишь один из шагов на пути к церковному единству. Его значение не стоит переоценивать. Задача расширения влияния России через каналы РПЦЗ может быть рассмотрена как одно из направлений внешнеполитической стратегии государства.

Несомненно, предстоит долгая и кропотливая работа по тонкому и ненавязчивому проведению в жизнь подписанных решений. В 1971 г. на Поместном Соборе РПЦ при Патриархе Пимене была снята анафема на старообрядцев, а в 1974 г. она была снята и Русской Православной Церковью Заграницей. Однако и по прошествии трех десятков лет отношения со старообрядческими церквями сложно назвать гармоничными…

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter