Наступит ли мир на библейской земле?

“Библейские холмы”, название известной книги по истории христианства, сейчас все меньше ассоциируется с библейскими заповедями и всё больше — с грандиозными трагедиями человеческого бытия, ярко запечатленными в библейских сюжетах. Одна из заповедей, которая не велит истреблять себе подобных, вновь и вновь нарушается потомками древних народов. Жестокая битва опять развернулась в местах, овеянных духом библейских сказаний. Боевики группировки Хезболла выпускают ракеты в сторону Израиля, который в ответ осуществляет ковровые бомбардировки территории южного Ливана.

Согласно утверждениям израильской стороны, таким образом сочувствующее группировке Хезболла ливанское население расплачивается за то, что позволяет боевикам размещать ракетные установки буквально в своих домах. При этом как наблюдатели, так и участники единодушны в одном: “трамплином” для нынешней израильско-ливанской конфронтации послужило предшествующее резкое обострение израильско-палестинских противоречий. Захватив заложниками двух израильских солдат 12 июля 2006 г., Хезболла на юге Ливана считала эту акцию весьма достойным ответом на форсированное продвижение израильских танков вглубь палестинской территории.

Большинство населения и с той, и с другой стороны, в настоящее время, горячо поддерживает радикальные действия, не задумываясь о принципах международного права. Как сообщали корреспонденты с места событий, население на юге Ливана “ликовало” по поводу незаконного захвата Хезболлой двух израильитян в начале июля 2006 г. Однако вскоре правительство Израиля пресекло поводы для ликования, устроив беспощадные бомбардировки южно-ливанской территории, стоившие жизни сотням ливанцев.

Главным требованием Израиля является разоружение Хезболлы. Именно это нынешнее правительство Израиля назвало одним из главных условий прекращения огня (cease-fire). Начав параллельно наземную операцию, правительство Израиля поставило целью подорвать военный потенциал Хезболлы, располагающей, как выясняется, ракетами достаточно большого радиуса действия, способными проникать вглубь израильской территории. В выступлениях представителя Израиля в Совете безопасности ООН в конце июля 2006 г. подчеркивалось, что Израиль стремится создать условия для реального воплощения резолюции СБ ООН 1559, предусматривающей контроль ливанского правительства, а не Хезболлы, на территории Ливана. Как пояснил один из израильских военных аналитиков, “после выхода израильских военных из южного Ливана шесть лет назад, мы надеялись, что Хезболла покинет данную местность, но этого не произошло”. С точки зрения израильского правительства, в этом основная причина сегодняшней ситуации.

Однако жестокость по отношению к населению, не изгнавшему своевременно Хезболлу, вышла далеко за пределы общечеловеческих представлений. Как отмечали корреспонденты, работающие на месте событий, покидать зоны бомбардировок было “также опасно, как и оставаться”. Удары по колоннам беженцев, частным автомобилям и машинам Красного Креста — все это ставило большой знак вопроса перед международным сообществом о том, что же реально происходит в южном Ливане. Параллельно под удары попали электростанции, бензоколонки и нефтехранилища, что, в условиях блокады с моря, создало топливно-энергетический кризис.

Раздались предупреждения о волнах антисемитизма, которые неизбежно последуют за подобной расправой, хотя и спровоцированной первоначально Хезболлой. Тотальному разгрому подверглись населенные пункты, автомобильные трассы и промышленная инфраструктура на юге страны. В ночь на 3 августа последовали авиаудары в южных пригородах Бейрута. (4 августа лидер Хезболлы шейх Насралла объявил, что, в случае продолжения, объектом обстрелов Хезболлы станет Тель-Авив, расположенный в 130 км от израильско-ливанской границы).

В результате, как отмечается, ракетные обстрелы со стороны Хезболлы за три недели бомбардировок не только не прекратились, а стали более интенсивными: они распространились и на север израильской территории. Однако разница в количестве гражданских жертв военных действий в Ливане и Израиле изначально составляла сотни человек (на 4 августа 2006 г. — около 640 убитых ливанцев, по информации ливанского правительства, и несколько десятков израильтян, не считая военных).

Поэтому закономерно, что Ливан, обратившись за помощью в Совет безопасности ООН после начала воздушных ударов, выразил просьбу о немедленном безоговорочном прекращении огня (immediate unconditional cease-fire). Однако израильское правительство не выразило готовности оставлять своего смертельного врага “в его логове”, лишь временно ослабив его военные возможности. В начале августа глава израильского правительства Э. Ольмерт открыто заявил в одном из интервью, что Израиль не покинет Ливан, пока в проблемную зону не будут введены международные силы.

Отношение к этим действиям Израиля фактически сразу разделило экспертов по Ближнему Востоку на два лагеря. В одном “стане” сразу прозвучало мнение, что “разоружить Хезболлу можно только политическим, а не военным путем” (цитируя одного из американских экспертов). Но были многочисленны и другие оценки. Многие разделяли взгляд израильского правительства: оставлять Хезболлу, с ее ракетами, на границе с Израилем больше нельзя, а предыдущие “безоговорочные” перемирия не принесли ожидаемых результатов.

К этой позиции открыто присоединились лидеры США, Великобритании и, в ходе внутренних дискуссий, руководство нескольких стран ЕС (в основном из “новичков”). Так, фактически по настоянию Израиля, формулировка о прекращении огня в ходе посреднических усилий госсекретаря США К. Райс в конце июля обрела особую конфигурацию: “sustainable” (имеющее фундамент), а не “immediate” (немедленное) прекращение огня.

Но “теоретиков” мирного процесса продолжали и продолжают подхлестывать драматические события, такие, как расстрел бомбоубежища в селении Кана недалеко от Тира. Драма в Кане в конце июля повлекла за собой атаку негодующих демонстрантов на офис ООН в Бейруте. После этого, выступая на чрезвычайном заседании СБ ООН, Кофи Аннан единолично сделал заявление о необходимости скорейшей остановки военных действий (“cessation of hostilities”). Однако принятие резолюции СБ о немедленном прекращении бомбовых ударов не состоялось. Из “старых” членов ЕС на этом усиленно настаивала Франция, предложив свой проект резолюции СБ ООН. Президент Франции Жак Ширак сделал заявление о необходимости немедленного прекращения огня в Ливане. Но руководители США и Великобритании остаются верными идее о sustainable cease-fire, блокировав иные варианты резолюции.

После Каны госсекретать США К. Райс продолжала активно действовать в качестве посредника, заявив в своей речи о необходимости принять соглашение, включающее три части: о непосредственных условиях прекращения военных действий, о размещении международного миротворческого контингента в южном Ливане и о “политических условиях” урегулирования. При этом она призвала СБ выработать подходящий, в этом смысле, вариант резолюции в кратчайшее время.

Премьер Великобритании Т. Блэр на пресс-конференции 3 августа дал более четкое объяснение, что, несмотря на крайнюю необходимость остановить гибель людей, резолюция СБ нуждается в более фундаментальном обсуждении потому, что она должна быть согласована со всем правительством Ливана (включая представителей Хезболлы). И только это, по словам Блэра, может дать реальные гарантии ее выполнения. С другой стороны, британский лидер подчеркнул, что в этой резолюции должны содержаться гарантии безопасности Израиля (иначе она будет для него неприемлема). В то же время, отметил Блэр, в тексте резолюции должно быть отражено содержание мандата международного контингента, цели и задачи его присутствия.

Такой подход действительно подразумевает, что данная сложная конструкция не может быть построена сразу. Между тем, трудно не согласиться, что, как сказал один из журналистов, из ливанских детей, на глазах которых почти беспрепятственно разворачивается подобная трагедия, вырастут новые боевики.

После драмы в Кане Израиль лишь временно приостановил воздушные удары, одновременно наращивая наземную операцию на ливанской территории. Вскоре Э. Ольмерт открыто предупредил, что сменить израильских военных в Ливане смогут только международные силы, так как в противном случае Хезболла вернется на свои позиции.

Данная ситуация действительно дает основания для разных прогнозов. Абстрагируясь от потерь, можно по-разному оценивать военные меры, осуществляемые Израилем. Чаще всего предлагаются две возможные интерпретации: 1) принесение человеческих жертв во имя перспективы более прочного мира (о чем Израиль говорит в стенах ООН); 2) откровенная акция устрашения и разрушения, цинично называемая “возмездием”.

Очевидно, что государства — члены СБ, которые отказались от осуждения “непропорционального применения силы” (эта формулировка содержалась в выступлении российского представителя после начала израильских бомбардировок), пошли в фарватере объяснений израильского руководства. Это дало повод многим аналитикам считать, что на самом деле лидеры США и Великобритании давали своему стратегическому союзнику реальное время, чтобы расправиться с Хезболлой. Но попытка стремительно “разобраться” и подавить группировку не удалась.

Однако, Дж. Буш, на совместной пресс-конференции с Т. Блэром 30 июля, подчеркнул, что США и Великобритания были вынуждены пойти на “непопулярные” шаги, официально не осуждая Израиль за непропорциональное применение силы и блокируя принятие резолюции СБ о незамедлительном прекращении огня. Согласно данному видению, во главу угла были поставлены стратегические цели по выходу из кризиса. И такая позиция, как говорилось, имеет свои основания. Исходя из нее, новый виток ненависти, вызванный расстрелом населения в южном Ливане, а также взлет популярности Хезболлы и Хамас среди арабов воспринимаются как “меньшее зло”. Эти угрозы пока более или менее “виртуальны”. А физическое уничтожение ракет, боеприпасов и военной инфраструктуры Хезболлы на юге Ливана, рассматриваемое Израилем как главная цель военной операции, — мероприятие, имеющее конкретные результаты. Однако кто может поручиться за грядущие последствия всеобщего возрождения ненависти?

Логика, предложенная Израилем в выступлениях в СБ, не имеет подтверждения на практике. Как настаивает Израиль, за потери среди гражданского населения в Ливане несет ответственность Хезболла, “окопавшаяся” в южном Ливане и спровоцировавшая последний конфликт. Но почему так не думают сами мирные жители Ливана, ставшие жертвой агрессора? Конечно, ответ коренится в истории конфликта. Однако реальные трудности разоружения Хезболлы на современном этапе очевидны. В чем они состоят, показывает взволнованная речь премьер-министра Ливана Ф. Синиоры на экстренной международной конференции по ближневосточному кризису в Риме 26 июля. В ней он подчеркнул, что в глазах ливанского населения именно Хезболла “много сделала” для вывода оккупационных израильских сил из Южного Ливана. Ситуация с местностью Шебаа —  где, вопреки международным установлениям, оставались и остаются израильтяне, — придает, по словам ливанского премьера, “борьбе” Хезболлы справедливый характер в глазах ливанцев.

Текст был опубликован на сайте АПН-Казахстан.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter