АПН
Главная События Публикации Мнения Авторы Темы Библиотека ИНС
Пятница, 6 марта 2015 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Блок сильного факта, или Эмпатия несогласных
2013-06-13 Александр Ядронов

Блок сильного факта, или Эмпатия несогласных
Это предвестие и связующее звено структур новой оппозиции, которая уже на подходе

Сейчас многие говорят о затухании оппозиционного тренда. Однако не все готовы смирно ходить на гайд-парковские постоялки или яростно колоть, рубить и резать на просторах интернета. «Есть у нас на злую силу сила кулака», - как-то спел Александр Градский. И постепенно возникает новый оппозиционный импульс с новаторским окрасом. Что любопытно, наиболее чёткие организационные очертания это явление обрело в Санкт-Петербурге. Пример тому – апрельское избиение весьма «популярного» среди оппозиционеров мирового судьи Алексея Кузнецова.

Блоком по факту

Вершителя правосудия, не за страх, а за совесть преданного режиму, отдубасили прямо возле печально знаменитого 203-го судебного участка. Отправлять на нары участников мирных акций – это, оказывается, не совсем безопасно. Символический плевок во власть вышел на редкость смачным. Такое стоит десятка запрещённых и сотни разрешённых митингов

Практически вся петербургская оппозиционная элита осудила нападавших. Наверное, сказалось элементарная боязнь быть заподозренными. Можно понять, поскольку даже статья «побои», не говоря о «насильственных действиях в связи с осуществлением правосудия», предусматривает реальные сроки. Нападение пытались приписать то гопникам, то гастарбайтерам. Пока в лучших традициях подобных акций не прозвучало название группировки «Блок ФАКТ». Ультраправая «Фаланга антикоммунистического тарана» взяла на себя ответственность за избиение «путинского судьи».

Вслед за этим стали выясняться и иные подробности. Судя по всему, питерские «фалангисты» причастны к нескольким нападениям на активистов коммунистической ориентации и к уничтожению ряда советских мемориальных знаков. Били то сталинистского литератора Пыхалова, то секретаря РКРП Русакова, то каких-то никому не известных юных партийцев в красных шарфах с серпомолотом. Поджигали агитмашину КПРФ. Сносили мемориальные доски чекистам Урицкому и Трефолеву, заливали краской изображения Ленина или ленинградского персека Романова.

На либерально-националистически-левацком фоне петербургской оппозиции – сущие маргиналы. Ведь и нападали, можно сказать, на оппозиционеров! Однако никто другой в Северной столице до сих пор не решался поднять руку на функционера путинского режима. Даже мелкого, вроде Алексея Кузнецова.

Интересно, что действия «блокфактовцев» имеют чёткую историческую, идеологическую и даже психологическую основу. Приведём немного теории, напрямую сопряжённой с практикой.

За парней и девушек

Есть такое понятие – эмпатия: умение проникаться чужой болью. Оно свойственно только высшим приматам и имеет глубоко подсознательные корни. Проще говоря, ни один нормальный человек не пройдёт мимо плачущего ребенка. Что-то вроде эмпатии просматривается в «блокфактовских» акциях. Нашлись люди, которые по-своему решили мстить. Пока на уровне мордобоя, но петербургские улицы – не махачкалинские всё-таки. Путь приморских партизан «фалангистам» тоже явно чужд – как ни смешно, вторые производят впечатление отморозившихся демократов.

Мстят эти парни явно не за себя. Тогда за кого? А мало ли в последнее время появилось жертв репрессий – от совершенно безвинного Сергея Махнаткина до узников Болотной, от девчонок из Pussy Riot до десятков тысяч «экономических» заключённых?

Оппозиционным ораторам не нравятся такие союзники. Что ж, это не червонцы, чтоб всем нравиться. Они уже есть, и с ними придётся считаться. Спонтанное силовое движение всё чаще заявляет о себе. Взять ту же Болотную. 6 мая 2012-го далеко не все мирно ложились под омоновские дубинки. Конечно, в массе демонстрантов организованные действия по отпору особо не выделялись. Может, так и нужно? Ведь абсолютное большинство оппозиционеров хочет дожить до победы над режимом и узнать, что будет потом…

Конечно, не все силовые выпады против власти причислять к политическому сопротивлению. Иначе можно попасть впросак, как это в том же апреле случилось в том же Санкт-Петербурге. Загорелись несколько автомобилей, принадлежащих полицейским. Да ещё сразу после атаки на Кузнецова! Но быстро выяснилось, что это обиженный начальством полисмен поджигал тачки сослуживцев.

В условиях авторитарной зажатости протест неизбежно переходит в силовую стадию. А что остаётся делать, когда на выборах все ходы записаны, а любая политическая сила со сколько-нибудь заметным электоратом не допускается до легализации? Последний пример – не прошла процедуру регистрации национально-демократическая партия. О давлении на наиболее активных и в то же время адекватных националистов вроде Дмитрия Дёмушкина и говорить не приходится.

В ожидании серьёзных мастеров

Потенциально «Блок ФАКТ» - предвестие и связующее звено структур новой оппозиции, которая уже на подходе. Без мрачного прошлого вроде убийств африканских студентов и таджикских дворников. С солидными отечественными и западными традициями. Тут и русские эсеры, и «революционными вооружённые ячейки» итальянских неофашистов. Сходство в первую очередь идеологическое - ярый антикоммунизм. Правда, ребята с Апеннин действовали не столь гуманно, как их петербургские продолжатели. Они чаще стреляли и взрывали, чем били и поджигали. Получали в ответ соответственно, но память о себе оставили знатную. Не случайно нынешние европейские политики, даже крайне правые, при упоминании о тех «свинцовых» временах впадают в ступор. И от контактов с российскими последователями Стефано делле Кьяйе, Валерио Фиорованти и Франчески Мамбро категорически отказываются.

Ну так ничего страшного. Как говорят кремлёвские небожители, демократия у нас молодая, и нам ещё многое предстоит на пути её становления. В том числе, период стихийного становления органов народной самозащиты. Которые с углублением экономической ямы и межнациональной напряжённости – к чему ведёт мудрая политика вертикально-клерикального порядка - будут проявляться всё чаще и всё гуще.

Ополченцев во всевозможные «блоки» и «факты» хватит с избытком. От потомственно боевитых казаков до обитателей спальных кварталов. Вовсе не только в столицах, где сейчас развлекается болотная оппозиция. Провинциальные депрессивные регионы создают наиболее подходящую среду. Любопытно, что самый подробный анализ акций «Блок ФАКТа» появился не в петербургском, не в московском, а в пермском издании.

Ещё поднажать на бизнес, коммерциализировать социалку – и власти получат то, чего ищут. Против государства возникнет такой союз труда и капитала, что мордобоем уже не обойдётся.

Если кто и тормозит сейчас этот процесс, то – оппозиция. Российские либералы, социалисты и националисты на своём веку много чего проспали. Так и сейчас. Заседают в КСО, изливаются друг перед другом в интернете. Время от времени сходят покрасоваться на площадь. Теперь ещё мода пошла разбегаться по заграницам. Короче, «акция» за «акцией». Недаром реальная акция так возмутила питерских вождей. Значит, не им быть активом на предстоящих этапах. Когда начнётся всерьёз.

Многие в России обладают навыками сколачивания активных коллективов и умеют обращаться с оружием. Мастерство, обретённое в лихие девяностые, не пропьёшь. Идеология станет делом десятым. Хоть фашизм, хоть троцкизм. Только наверняка с налётом анархизма. В той же Италии, кстати, густо-чёрное легко синтезировали с ярко-красным. Это эффектно удавалось парням типа ультраправого боевика Пьерлуиджи Конкутелли - расстрелявшего, между прочим, римского судью за приговоры товарищам.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
СВОБОДА СЛОВА
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
5.3.2015 Семён Резниченко
Как известно, воображаемые сообщества – это различные обширные сообщества людей, большинство из них друг с другом не знакомых. Национальные, религиозные, гражданские и другие сообщества. Исторически воображаемые сообщества «собирались» из коллективов выживания. Однако коллектив выживания – это архетипическая противоположность воображаемому сообществу. В коллективе выживания, по крайней мере, подавляющее большинство членов не только знакомы, но тесно связаны друг с другом. Их отношения глубоко личностны.

4.3.2015 Константин Кузнецов
День экономики. Ситуация вокруг КумАПП возникла не вчера и даже не позавчера. На момент распада СССР и начала структурного кризиса в экономике в объединении работало двенадцать тысяч человек, то есть почти четверть населения Кумертау – небольшого города на юге Башкирии.

1.3.2015 Антон Ильинский
Телевидение, радио, печатные СМИ продолжают на разные лады обсуждать возможности проявлений парижского бунта в Москве и сопутствующие им явления. Казалось бы, "уроки французского" надо учить сегодня, на чужих ошибках, потому что потом придется расплачиваться ошибками собственными. Масштабы наших проявлений будут больше и, хотя бы потому, что во Франции 6 млн. иммигрантов, столько же сколько в Московском регионе, а в России в три раза больше.

1.3.2015 Адольф Буреев
Из размышлений о причинах творящегося на Украине Аналогии не всегда хромают…

27.2.2015 Семён Резниченко
Региональные идентичности. Славянское население Кубани долго формировалось во многом на основе миграции. Очень часто – за счёт миграции, непосредственной организуемой государством. Это и создание казачьих поселений, а позже – заселение в них красноармейцев во время расказачивания.

27.2.2015 Юрий Нерсесов
Методичку для германских дипломатов по крымскому вопросу составляли недоучки и лгуны. Глава внешнеполитического ведомства ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер был крайне озабочен беспомощностью своих подчинённых в дискуссиях по украинско-крымским проблемам. Когда на пресс-конференциях их спрашивали, почему Косово может отделиться от Сербии, а Крым должен непременно оставаться в составе Украины, в ответ наблюдались исключительно глаза в пол и невнятное бормотание под нос.
РЕКЛАМА