АПН Национально-Демократическая ПартияЕдинственный в России онлайн-магазин футболок без принтаПроверь свои убеждения
Главная События Публикации Мнения Авторы Темы Библиотека ИНС
Пятница, 27 мая 2016 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Разгром русского марша в Татарстане
2012-11-07 Раис Сулейманов

Разгром русского марша в Татарстане
Русский вопрос

Отмечаемый в России с 2005 года День народного единства в форме русского марша – шествия и митинга – за последние семь лет сформировался как новая традиция постсоветской России. В Татарстане, в Казани русский марш проводится с 2009 года. Если первое такое мероприятие собрало всего 10 человек из числа местной русской интеллигенции, а сама акция прошла в форме сбора подписей за право изучать русский язык в полном объеме в школах Татарстана и тем самым разрешить этнолингвистический конфликт в регионе (в республике количество часов, выделяемых на русский язык в школьном образовании, значительно меньше, чем во всех других регионах России, при этом эти «отнятые» часы отдаются на изучение второго государственного татарского языка, знание которого можно считать нулевыми у подавляющего числа русских детей, но при этом резко падает грамотность и по русскому языку), то последующие уже проходили в форме митинга, где также основным был вопрос о праве русских детей изучать свой родной русский язык в полном объеме, как и по всей России. При этом уже более половины участников составляла русская городская молодежь.

За 2009-2012 годы в Татарстане резко изменилось отношение к русскому вопросу. Из запретного даже для упоминания он превратился в обсуждаемую проблему, и если резюмировать, то русский вопрос в Татарстане сводится к трем основным аспектам: 1) необходимость восстановления пропорционального этнического представительства русских в органах власти (из 17 министров регионального правительства только 1 является русским, из 43 глав районов Татарстана только 8 - русские, на уровне высшего эшелона республиканской власти русских ноль, при том, что русских составляет 39,3% населения); 2) проблема русского языка, упирающаяся в сознательно неразрешаемый региональными властями этнолингвистический конфликт, который представляет собой не противостояние между русскими и татарами, а противостояние между русскоговорящим населением и региональной этнократией, опирающейся на поддержку татарских национал-сепаратистов; 3) проблема русской культуры: Татарстан, наверное, единственный регион в России, где православные храмы до сих пор используются под музеи, как это обстоит дело с Дворцовой церковью в Казанском Кремле, где разместили Музей истории государственности татарского (!) народа (представьте какой бы визг был бы поднят, если бы в здании мечети или синагоги был бы размещен подобный музей только истории государственности русского народа).

В 2012 году в Казани произошла активизация русского национального движения. Благодатной почвой для этого стало общая политическая ситуация в стране. Поднявшееся «белоленточное» движение в России после парламентских выборов в декабре 2011 года нашло отражение и в Татарстане, где наряду с либералами, левыми и сепаратистами стали активны и русские националисты. Имперский флаг (известный в народе как имперка) стал частым и вскоре естественным на уличных акциях протеста. Представить себе любую легальную уличную акцию с имперкой до 2010 года было просто невозможно в Татарстане. Русские националисты в Татарстане, объединявшихся вокруг единственной русской национальной организации в регионе – Общества русской культуры Республики Татарстан – превратились в реальную и главное – легальную политическую силу, с которой в условиях этнократического политического устройства республики вынуждены были считаться, в том числе и региональные власти. К этому времен сработал и демографический фактор – выросло поколение русской городской молодежи, которое в отличие от старшего поколения не собирается терпеть дискриминацию и второсортность, которую русские в Татарстане чувствуют за собой. На волне «белоленточного» подъема в Казани стали возникать неформальные русские национально ориентированные движения, среди которых наибольшую известность получил Казанский гражданский союз. Начавшаяся политическая реформа после президентских выборов марта 2012 года, согласно которой был облегчен механизм партиестроительства, привела к тому, что в течение весны-осени в Татарстане стали появляться отделения русских национально ориентированных партий, среди которых наибольшую активность проявляли Российский общенародный союз (лидер – Сергей Бабурин), «Новая сила» (лидер – Валерий Соловей) и Национально-демократическая партия (лидер – Константин Крылов). Председателем регионального отделения в Татарстане у РОСа стал предприниматель-старообрядец Сергей Никитин (его заместитель Витольд Филиппов), у «Новой силы» - глава немецкой общины Татарстана Виктор Диц (заместитель - Михаил Шаров), у НДП – вузовский профессор, руководитель Общества русской культуры Татарстана Александр Салагаев (заместитель – Михаил Щеглов).

Однако ведущую роль и наибольшую активность будут проявлять именно заместители, которые и в силу возраста (26 лет Витольду Филиппову, например) прекрасно умеют находить общий язык с русской городской молодежью, понимая и видя абсолютное нежелание региональных властей хоть как-то решить русский вопрос в Татарстане. Здесь стоит отметить принципиально важное отличие русского национального движения в Татарстане от аналогичных в других субъектах России – его интернациональность, как это не покажется странным. Значительная часть городских татар, особенно молодежи, сочувствует и симпатизирует русскому национальному движению, разделяет полностью или частично его основные принципы: желание видеть Татарстан в составе России и нежелание превращать его в часть ваххабитского халифата. Объяснение этому также кроется в специфике региональной этнократии Татарстана, где руководящие посты закреплены преимущественно за деревенскими татарами, состоящими в близкородственных отношениях и кумовстве с руководством. Это позволило казанским политологам говорить об «аульной аристократии» в республике. В силу присущей ей кланово-земляческому устройству городская татарская молодежь не разделяет базовых ценностей эткоратического устройства Татарстана. А наметившееся в последнее время исламизация региона в сторону ее радикализации, которое не находит противодействие со стороны Казанского Кремля, неизбежно толкает городских татар на поддержку русского национального движения. Миниханство (так называют Татарстан в народе по фамилии его нынешнего главы Рустема Миниханова), постепенно превращающееся в часть ваххабитского халифата, вызывает естественные страхи у светской и традиционалистски ориентированной части татарского населения, которое если пока и не готово публично поддержать русское национальное движение, но, по крайней мере, ему сочувствует и разделяет его базовые ценности. Перспектива жизни в халифате, строительству которого пока особенно никак региональные власти не противостоят, не разделяется большинством татар.

Политическая самоорганизация русского молодежного национального движения в Татарстане происходит на фоне роста исламского терроризма и татарского национал-сепаратизма. Последние теракты в Казани, повергшие всю страну в шок (россияне привыкли к подобному, когда это происходит на Северном Кавказе, но явно не ожидали нечто подобного увидеть в Поволжье – центре России), дальнейшие события и реакция региональных властей только показали, что ваххабитское сообщество сегодня в Татарстане состоит из трех звеньев: боевое крыло («моджахеды Татарстана»), политическое крыло (участники многочисленных митингов, пикетов и автопробегов, выходящие с флагами «будущего халифата») и лоббистское крыло (та часть региональной бюрократии, которая всячески не дает силовикам осуществить превентивные меры в отношении фундаменталистов). В итоге после теракта 19 июля или боевых действий в Казани 24 октября 2012 года, когда боевое крыло о себе заявило, сразу на арену выходит политическое крыло: используя либерально-правозащитную и религиозную демагогию, местные ваххабиты и хизб-ут-тахрировцы организуют уличные акции, которые проходят либо в форме митингов с призывами свергнуть светскую власть, либо автопробегов по случаю праздников с флагами «будущего халифата», или поедания плова в городских парках, явно рассчитанные на привлечение на свою сторону социально незащищенного, но многочисленного населения. Естественно, когда общество начинает возмущаться, требуя от властей принять хоть какие-то действия против радикал-исламистов, способных даже городскую полицию на своих акциях выстроить «по шариату» (женщины – справа, мужчины – слева), начинает действовать лоббистское крыло, которое не позволяет надзорным органам воздействовать на ваххабитов. В итоге – самое большое, что грозит им за призывы к свержению светской власти, – штрафы. Так работают лоббисты исламизма во власти.

Накануне русского марша в Казани бывший президент Татарстана Минтимер Шаймиев, при правлении которого как раз и был запущен ваххабизм в республику, на конференции, посвященной 20-летию региональной Конституции, в которой при ее принятии было записано о том, что Татарстан – это суверенное государство, выступил с национал-реваншистскими заявлениями. На фоне блеклого выступления действующего главы региона Рустама Минниханова речь Бабая («деда» по-татарски, как именуют Шаймиева в народе) была фактически направлена на сохранение этнократического устройства Татарстана, сбавленная словоблудием про «федеративные отношения» и «необходимость сохранения национально-административного деления России».

Видимо, чтобы продемонстрировать, что этнократия, халифатостроительство и дискриминация нетитульного населения – это для Татарстана норма, и был осуществлен разгром русского марша в Казани 4 ноября 2012 года. Его организаторы – заместители региональных отделений русских национально ориентированных партий – столкнулись вначале с откровенным издевательством городских чиновников. В частности, шествие и митинг исполком Казани позволил проводить не вместе, а раздельно и с огромным интервалом: шествие с 7 до 8 утра, а митинг с 12 до 15 часов. При этом мало того, что в столь ранее время на улице темно, а многие из участников русского марша православные, которые будут молиться в это время в церкви, так и от этого унизительного разделения единого по организационного схеме мероприятия власти в итоге отказались сами, запретив вообще проводить акцию, сделав это в одностороннем порядке сразу после речи Шаймиева, без внятного объяснения причины запрета. Городские власти позволяют совершенно спокойно и фундаменталистам и национал-сепаратистам устраивать свои митинги, пикеты, шествия и другие уличные акции, но запретили аналогичное сделать русскому национальному движению, которое в Татарстане как раз за сохранение Татарстана в составе России и против превращения его в часть халифата. Однако русские активисты не стали следовать в фарватере двойных стандартов, которые существуют в Татарстане.

4 ноября 2012 года, подняв православный стяг, около 80 человек прошлись по центральной улице Баумана в Казани молча. Никакого митинга не предусматривалось. Организаторы планировали завершить молчаливое шествие коллективной фотографией с заклеенными скотчем ртами, давая понять, какими хотят русских видеть местные власти – молчащих и только. Подойдя к памятнику русскому певцу Федору Шаляпину, где двумя часами ранее проходил митинг «Единой России», посвященной Дню народного единства, который, естественно, был разрешен, но который мало кто вообще заметил, шедшего во главе колонны Михаила Щеглова полиция задержала. Появившаяся непонятно откуда группа сепаратистов из числа членов Татарского общественного центра – клуба пенсионеров-русофобов, начала выкрикивать что-то типа «это праздник для всех». Среди них особенно был заметен Заки Зайнуллин, автор серии статей, доказывающих, что русская женщина – шлюха уже по причине своей национальности. Его книги, кстати, издаются в государственном Татарском книжном издательстве за счет регионального бюджета, пополняемого налогами, в том числе и с русских женщин, живущих в Татарстане.

Посадив в полицейскую «буханку» Щеглова, полиция ретировалась. Участники марша, в большинстве своем русская городская молодежь, были настроены продолжить свою акцию, которая по задумке организаторов должна была завершиться в Доме дружбы народов Татарстана, где проходил посвященный Дню народного единства концерт «Наш дом – Татарстан», куда и хотели придти как зрители участники шествия. Однако в районе здания Баскет-холла 70 человек задержали, погрузили в автозаки и отвезли в разные полицейские участки.

«В этот день запретили не только русский марш, в этот день власти Татарстана запретили русский народ вообще», - так прокомментировал ситуацию заместитель председателя отделения РОСа Витольд Филиппов.

Общество русской культуры Татарстана сделало заявление, в котором расценило подобный разгром русского марша как сознательную «акцию устрашения русского и русскоязычного населения в республике, руководство которой взяло курс на этническую мобилизацию и усиление дискриминации по национальному признаку», призвав федеральные власти высказать свою позицию по этому событию.

Задержанным участникам грозят денежные штрафы от 20 тысяч рублей, а Михаила Щеглова не исключено, что постараются уволить из Казанского национального исследовательского технического университета, где он работает доцентом, тем более, что и.о. ректора в этом вузе сейчас является бывший министр образования и науки. Татарстана Альберт Гильмутдинов, снятый со своего поста за коррупцию в министерстве, хотя главное, чем он запомнился в регионе – это его упорное нежелание решить этнолингвистический конфликт в Татарстане.

Национал-реваншизм, который отныне стал идеологическим знаменем Казанского Кремля, похоже, что ярче всего был продемонстрирован 4 ноября 2012 года в Татарстане.

И последний штрих к тому, что сейчас происходит в Татарстане. На 11 ноября 2012 года назначен пикет членов Хизб-ут-Тахрир, признанной Верховным судом России террористической организации еще в 2003 году. Акция согласована с городскими властями. После этого никаких иллюзий в отношении утвердительного ответа на вопрос "Есть ли у фундаменталистов лобби в Татарстане?" ни у кого не останется.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
СВОБОДА СЛОВА
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
26.5.2016 Евгений Савоев
Минские соглашения? Власти Донецка и Луганска бояться провести полноценные выборы. Это слишком большая ответственность. Приходится тянуть время и надеяться на переговоры с Украиной. Последняя же ни на какие переговоры не идет, делая ставку на силовое решение «донбасского вопроса». Фактически, Украина запрещает проведение выборов в Донецке и Луганске, а непризнанные республики вынуждены с ней согласиться.

25.5.2016 Михаил Щеглов
В нашем же Русском Никольском после службы, трапезы и отдыха прошёл и ставший последние десятилетия знаменитым народный праздник "Каравон"

22.5.2016 Павел Святенков
Партия свободы победила на выборах президента Альпийской республики. Назревает и кризис демократии вкупе с традиционными двухпартийными системами. Последние слишком далеко оторвались от своих избирателей. Граждане посылают четкие сигналы, что не хотят больше неконтролируемого ввоза мигрантов, в то время как политики проводят курс «все флаги в гости к нам».

20.5.2016 Тарас Даниленко
Известный блогер-урбанист, муниципальный депутат от Щукино Максим Кац в очередной раз «поцапался» в социальных сетях с Алексеем Навальным

17.5.2016 Антон Ильинский
Вся минувшая неделя прошла под информационным воздействием об организации импичмента Президенту в парламенте Бразилии. Наши выборы - это соблазн для Запада довести ситуацию в России до смены политического режима.

16.5.2016 Дмитрий Верхотуров
Некоторое время назад казахи очень возмущались запусками российских ракет-носителей с Байконура (теперь не возмущаются, поскольку появилась перспектива, что запуски будут перенесены на новый космодром «Восточный») и тем, что РН «Днепр» и «Протон-М» поливают казахские степи гептилом.
РЕКЛАМА