Урегулирование по Курту Волкеру

Спецпредставитель Соединенных Штатов по переговорам по Украине (так правильно именуется его должность в Госдепе) Курт Волкер на прошедшей неделе стал медийной звездой. Большие интервью ВВС и каналу «Настоящее время» (совместный проект «Свободы» и «Голоса Америки»), пресс-конференция в прифронтовом Краматорске, и ряд кратких эксклюзивных комментариев.


Оценка этих высказываний разделилась. С одной стороны – Волкера именуют ястребом, ссылаясь прежде всего на неоднократные высказывания в поддержку поставок американского оружия Украине. С другой стороны, такой яркий представитель украинской «партии мира», как оппозиционное издание «Страна» заявляет, что американский дипломат потребовал выборов на Донбассе. Ну а российский политолог Кирилл Бенедиктов призвал не кричать «Волкер!»


Это аллюзия на классическую книгу Фарли Моуэта "Не кричи "Волки!", где близко наблюдавший хищников канадский натуралист делал вывод что они не опасны для людей, и даже для оленей не слишком опасны. А Бенедиктов ссылался и на свое понимание контекста отношений Вашингтона с Москвой и Киевом и на отдельные прошлые высказывания дипломата, а в итоге делал вывод о том, что «Волкер приехал как "новая метла", как строгий и беспристрастный ревизор, который, не дай Бог, может и на имплементации Минских соглашений настоять».


Правда, все это говорилось еще до публикации полного текста обоих интервью, которые дают гораздо больше информации. Да, Волкер действительно, говорит о поддержке Минских соглашений. Но в чем их сущность для него, он подробно сказал ВВС:


«Во-первых, это действующий переговорный процесс, и мы ни в коем случае не хотим его ломать.


Во-вторых, это механизм, в соответствии с которым Россия вновь подтвердила свое намерение восстановить территориальную целостность Украины, что чрезвычайно важно.


И, в-третьих, эти соглашения - основа для действующего режима санкций. Так что, если мы хотим сохранить санкции против России из-за ее участия в конфликте на Украине, а мы этого хотим, вплоть до его полного разрешения, то нам тоже нужен минский процесс.


И последнее: если нам удастся вынудить Россию изменить свои планы и захотеть приостановить конфликт, то для этого потребуется механизм. Такой механизм уже существует в виде Минских соглашений».


То есть для него эти соглашения инструмент для прекращения российской поддержки Донбасса и вывода российских войск, которые он там видит. Такой в принципе всегда была позиция Запада. Но это не значит, что Волкер лишь повторяет сказанное до него. В его словах надо обратить внимание на ряд моментов, которые в лексике американцев и европейцев ранее отсутствовали или были смазаны.


1. Поддержка идеи поставок оружия Украине. Поскольку на эту тему уже много говорили, то распространяться здесь не стоит. Отмечу лишь, что идея вооружения Киева не является официальной позицией Госдепа и Волкер отступает от правила, требующего от дипломата озвучивать исключительно позицию страны, а не свою собственную.


2.Широкое использование понятия «оккупированные территории» относительно Донбасса с прямым указанием, что оккупантом является Россия. Германия и Франция не прибегали к такому понятию, не используется оно и в Акте о поддержке Украины, принятом Конгрессом США в 2014. Правда, в только что принятом законе о санкциях оно появилось. В Киеве, закрепить на правовом уровне термин «оккупированные территории» постоянно требовала «партия войны» в частности фракция «Самопомощь», а власть согласилась с этим лишь нынешним летом.


3.Отказ от поездки в ДНР и ЛНР и незаинтересованность в диалоге с ними. Здесь надо остановиться подробнее. Ранее вопрос субъектности представителей самопровозглашенных республик обходился Европой и США. Запад не подталкивал Украину к диалогу с ними вне Минского формата. То есть, вне формата Трехсторонней контактной группы (ТКГ), куда официально входят лишь (Россия, Украина ОБСЕ). Правда, представители ДНР и ЛНР в ней участвуют, на каких правах не понятно, так как регламент ТКГ не принят.


На вопрос ВВС, поедет ли он на восток Украины, Волкер ответил: «Пока мы не считаем это безопасным. Представителей ОБСЕ обстреливают, когда они пытаются туда проникнуть. Поэтому, как мне кажется, важнее подключить к процессу представителей Москвы». А ведь при желании с представителями ДНР и ЛНР дипломат мог бы легко встретиться и в России и Белоруссии, но он ничего не говорит о возможности такой встречи. Вероятно, потому что не считает их субъектом переговоров.


Кстати, западные деятели, например, Верховный комиссар по правам человека Совета Европы Нильс Муйжниекс, посол Ватикана на Украине Клаудио Гуджеротти, спецпредставитель ОБСЕ Мартин Сайдик, посещали мятежные территории (первые двое – неоднократно) и у них не было проблем с безопасностью, ну а сотни наблюдателей СММ ОБСЕ работают там ежедневно уже более трех лет.


С другой стороны, 8 апреля прошлого года представительницы ПАСЕ Катерина Зеленкова и Марилуизе Бек, посещая Украину, утверждали: «Если мы вдвоем не могли безопасно посетить оккупированные территории, то какие свободные и справедливые выборы можно организовать в этом регионе?». Добавлю, что въезда туда они изначально не добивались, а осенью на основе их докладов были приняты две антироссийские резолюции Ассамблеи, которые затрудняют урегулирование конфликта.


Думаю, есть несомненная корреляция между степенью антироссийской позиции и отказом ДНР и ЛНР своими глазами. Однако Волкер еще и прибегает к грубой лжи, давая понять, что СММ там вообще не работает из-за того что ее обстреливают. Тогда как в появившемся на следующий день интервью дипломат не отрицает, что наблюдатели там присутствуют, правда их проблемы он предельно преувеличивает:


«Факты заключаются в том, что когда они приходят на оккупированные территории, в них стреляют, их дроны сбивают, наблюдателей удерживают на блокпостах, и у них нет доступа к некоторым участкам. Это абсолютное нарушение мандата ОБСЕ…». Ну а о том, что из отчетов СММ можно извлечь немало неприятной для Киева информации, он естественно не говорит.


4.Трактовка блокады Донбасса как действий ДНР и ЛНР вопреки воле их жителей. «Нам нужно.. противостоять пропаганде, четко объяснять, что… люди в Донбассе страдают. Они отрезаны от услуг и поставок…от Киева. Их блокируют местные вооруженные группировки, которыми управляет Россия. Я думаю, что это снова должно быть на первых полосах». А ведь блокаду, как известно, объявила Украины в этом марте, европейцы ее тогда осудили и иного мнения Запад публично не высказывал.


5.Ничего не говорится о каких-либо обязательствах Украины, в частности об амнистии, статусе Донбасса и конституционной реформе. Правда и на Западе об этом сейчас говорить перестали и упоминают лишь о выборах. О них сказал и Волкер, отвечая на вопрос нужна ли полицейская миссия, чтобы наблюдать за выборами: «Я бы смотрел на это в более широком контексте. Контекст такой – необходимо восстановить территориальную целостность Украины, и обеспечить безопасность всем людям. И это условия, в которых можно провести демократические выборы местных властей, вернуть беженцев, и так далее. У меня нет специальной формулы – мол, сделать так, или сделать вот так. Если мы сможем наладить фундаментальные вещи – сделать территорию безопасной – это позволит провести выборы».


Таким образом «Страна» явно передергивает, говоря, что Волкер требует от Киева провести выборы и считает «единственным условием проведения этих выборов установление устойчивого перемирия». Ведь в формате ответа на вопрос о роли ОБСЕ в организации волеизъявления, дипломату не надо было озвучивать все предпосылки этого мероприятия.


Важнее то, что Волкер нигде не намекнул на то, что и от Киева нечто требуется, для выполнения Минских соглашений, в том числе в связи с выборами. Да и его слова о «безопасной территории», наверно надо понимать шире, чем просто «устойчивое перемирие». Ведь из интервью видно, что Волкер считает Донбасс просто захваченным Россией и «вооруженными группами». И в таком контексте выборы для него интересны лишь как способ установления проукраинской власти в Донбассе.


Да, обнадеживающими могут показаться слова Волкера об общих интересах с Россией в защите русскоязычного населения, однако он уточняет, что речь идет лишь «о праве голоса, охране закона и социальной защиты», молча о специфическом статусе. И позитивная трактовка его высказываний, обычно основывается лишь на одной из возможных интерпретаций недомолвок дипломата. Но оказывалось, что эти интерпретации вскоре опровергались фактами или были изначально неверны. Так, после первой же пресс конференции спецпредставителя США многие ухватились за его слова о намерении «общаться с другими сторонами этого процесса» в чем увидели планы контактов с представителями ДНР и ЛНР. Однако речь шла лишь о встречах Волкера в Париже, Брюсселе, Вене и Лондоне (план этой поездки обнародовал госдеп еще 21 июля), а в дальнейшем, очевидно и о российских контактах.


Да, публичную позицию американского дипломата не обязательно во всем отождествлять с непубличной. И, конечно, интересно искать в высказываниях любого заметного деятеля подтексты и скрытые смыслы, противоречащие внешней стороне сказанного. Однако здесь сам материал пока сопротивляется таким поискам. К тому же ужесточение публичной риторики со стороны американского спецпредставителя должно ограничивать и его свободу маневра в конфиденциальных переговорах.


К таким переговорам относилась и прошедшая 24 июля встреча Волкера с депутатами Верховной Рады во главе с вице-спикером Оксаной Сыроид, которая вместе с ее фракцией «Самопомощь» принадлежит к наибольшим критикам Минских соглашений. Не раз и не два после встреч с западными представителями она предавалась панике и возмущению в «Фейсбуке», обвиняя их в давлении на Украину (которое на поверку оказывалось сильно преувеличенным). Но после общения с Волкером Сыроид сказала, что он не озвучивал никаких требований, в частности по принятию законов, необходимых для реализации Минских соглашений.


И если уж заниматься конспирологией, то надо обратить внимание на такое обстоятельство. Поздно вечером 24 июля сайт федерального правительства Германии опубликовал совместное заявление для прессы Меркель и Макрона по итогам телефонного разговора «нормандской четверки», из которого следует, что стороны согласовали «неотложные меры», чтобы «продвинуть политико-дипломатический процесс».


Это в частности, определение новых зон для разведения войск согласно списку предложенному Германией и Францией, безотлагательное разведение сторон в Станице Луганской (его не удается осуществить с прошлой осени), «шаги сторон навстречу другу для возобновления экономических отношений» (то есть и по прекращению украинской блокады).


Однако в материале о разговоре, появившемся утром 25 июля на сайте канцлера Меркель, исчезла вся конкретика предыдущего материала -- и пункт об экономике, и зоны разведения. Можно предполагать, что так произошло поскольку из Вашингтона дали сигнал: не надо публиковать вещей, которые выглядят давлением на Украину. А сигнализировали через Париж, с которым отношения получше, чем с Берлином. Поэтому на сайте президента Франции никаких материалов о разговоре, не говоря уже о совместном заявлении, не появлялось. Ну а немцы узнали позже, поэтому им пришлось спешно перестроиться.


Да, так предполагать, конечно, не обязательно. Но на чем основан весь оптимизм, связанный с ролью Волкера? На неверной интерпретации его высказываний, о которой я уже говорил, и на убежденности хоть в одной из следующих вещей: 1) Путин и Трамп готовят «большую сделку», 2) госсекретарь Тиллерсон является сторонником улучшения отношений с Россией, и назначенный им спецпредставитель отражает эту позицию 3) Трамп, озвучив тему украинского вмешательства в выборы на стороне Клинтон, показал, что ему не нужна Украина, как нужна она была неоконсерваторам.


Пункт 3 конечно интересен, однако пока озвучивание украинской темы даже в абсолютно протрамповских СМИ (например, в «Брейтбарте») не сопровождается и намеками на переоценку конфликта в Донбассе. А до сих пор этот конфликт в тех же СМИ оценивался однозначно с антироссийских позиций. К тому же, Украина как только что открытый рынок сбыта пенсильванского антрацита интересна для Трампа в его планах реиндустриализации Америки. А для того, чтобы она таким рынком осталась, как раз и нужно, чтобы конфликт не урегулировался, ибо донбасский антрацит куда ближе и дешевле.


Ну а первые два пункта не учитывают разнородность администрации Трампа. Часть постов там изначально занимали лица, выступавшие против него в ходе кампании и назначенные для компромисса с неконсервативным крылом республиканской партии. А теперь выясняется, что и множество твердых трампистов либо не привержены улучшению с Россией, либо готовы пожертвовать ими ради консолидации партии, без которой невозможно реализовывать внутреннюю повестку реформ. И если антироссийский консенсус -- это консолидирующий фактор так пусть он восторжествует. Этим и объясняется практическое единогласие республиканцев в голосовании по санкциям. Ну а само выдвижение Волкера вполне может отражать позицию этой группы трампистов, или просто быть следствием раздрая в структурах власти, в том числе и в Госдепе. В ситуации, когда позиция новой американской администрации относительно украинской проблемы, как считает ряд экспертов, не определена, спецпредставитель может получить карт-бланш на многое, и его выводы могут эту позицию как раз формировать.


Поэтому, пытаясь найти основания для оптимизма в высказываниях американского спецпредставителя, стоит вспомнить одну из любимых поговорок Солженицына: «волка на собак в помощь не зови». Да Моуэт старался реабилитировать этого хищника. И в молодости его книга нравилась мне так же, как и Кириллу Бенедиктову. Но канадский натуралист все же писал о волках, а Волкер - это куда более опасный, евроатлантический зверь.


 
Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter