Ремизов: "Большая Европа" против "Большой России"

26 мая Институт национальной стратегии открыл серию экспертных семинаров по теме

"Большая Европа" против "Большой России": пространства борьбы.

Первый семинар был посвящен анализу тенденций энергополитического взаимодействия России и ЕС. В обсуждении приняли участие представители Минпромэнерго Марина Микаелян и Владимир Никитаев, руководитель Института модернизации Михаил Делягин, политолог Антон Суриков, директор института Восток — Запад, экономист Алексей Макушин, зав. Сектором ТЭК ВНИИВС при МЭРТ Владислав Савин, вице-президент ИНС Виктор Милитарев, главный редактор АПН Борис Межуев и другие эксперты. Провел семинар директор по спецпроектам ИНС, политолог Юрий Солозобов.

С просьбой прокомментировать концепцию заявленной серии семинаров и итоги первого обсуждения мы обратились к президенту ИНС Михаилу Ремизову.

АПН. В чем цель этой серии семинаров и почему общие пространства, намеченные в "дорожных картах", трактуются как пространства борьбы?

Михаил Ремизов. Прежде всего, мы не привязываемся к "дорожным картам", которые дают формально-бюрократическую инвентаризацию отношений, а стараемся рассматривать весь комплекс договоренностей, и, самое главное, их контекст. Цель серии семинаров — выявить основные зоны противоречий. Но не противоречий между "переговорными машинами" российской и европейской бюрократий, а противоречий между двумя проектами для самой России: проектом ассимиляционной евроинтеграции и проектом государства-цивилизации. Для себя мы ставим вопрос очень жестко: либо "Большая Европа" в режиме "ассоциации" Россия + ЕС, либо "Большая Россия", взаимодействующая с Европой на началах партнерства, но не интеграции. В энергополитической сфере, при всей взаимозаинтересованности сторон, эти противоречия также присутствуют. И важно уметь их видеть. Потому что политика и есть в первую очередь искусство опознания и модерирования узловых конфликтов.

АПН. В чем конкретно состоят противоречия в энергополитической сфере?

М.Р. Подробно они будут освещены в материалах семинара, которые будут опубликованы, и в экспертных заключениях Института. Предварительно скажу самые общие выводы, которые я для себя вынес из разговора и из выступлений некоторых экспертов.

Наиболее тревожными факторами в этой сфере видятся:

- Продолжающееся давление по выравниванию внутрироссийских цен на газ и другие энергоносители с уровнем общеевропейского рынка. От этих цен критически зависят наши внутренние потребители и целые отрасли промышленности — металлурги и проч.

- Требования "большего доступа" к добыче российских энергоносителей, требования разных форм прямого или международного контроля над национальными месторождениями.

- Противодействие евроатлантических структур и их лоббистов в России развитию инфраструктуры транспортировки в сторону азиатско-тихоокеанского региона и, шире, сдерживание развития инфраструктуры Сибири и Дальнего Востока, связывающей Россию с АТР.

- Актуализация "права народов" на самоопределение, которое в рамках общеевропейского правового пространства, куда обязуется войти Россия, трактуется как, в том числе, право на недра, находящиеся на исторической территории народа.

На данный момент эти зоны давления еще не образуют видимого единого фронта, внешне они фрагментированы, и сами требования исходят из разных центров евроатлантического мира. Например, в ходе переговоров по ВТО Норвегия, формально не входящая в ЕС, требует контроля над трубопроводной инфраструктурой, Австралия — доступа к российским недрам, а Европарламент специальной резолюцией обвиняет Россию в угнетении финно-угорских народов. Но по мере осложнения политической ситуации в России и по мере координирования позиций между ЕС и США, подобные заявки могут оформиться в некий общий пакет требований Запада, смысл которых сведется к тому, что энергетический потенциал России перестанет быть частью ее политического суверенитета. Т.е. Россия (точнее некая часть ее элиты и "малые народы"), возможно, будет получать экономические бонусы, но де-факто лишится юрисдикции над энергоресурсами.

АПН. О каком осложнении политической ситуации в России идет речь и как это связано с обсуждавшейся на семинаре проблемой?

М.Р. Речь, разумеется, о проблеме смены власти. В ходе последних лет последней легислатуры В.Путина существенно вырастает вероятность далеко идущих уступок по многим болезненным для нашей страны вопросам. В том числе, по вопросам энергетического суверенитета. Проблема в том, что часть окружения Президента, и шире, представители северо-западной элиты, судя по всему, видят себя составной частью интернационализирующейся корпоративной инфраструктуры контроля над энергопотоками Россия — ЕС. Возможно, в отношении собственных перспектив на будущее они обольщаются, но лоббирование этой интернационализации в ближайшее время будет идти по нарастающей. С другой стороны, пакет энергетических требований вполне может быть разыгран как цена легитимации новой власти Западом при оранжевом сценарии переворота. Причем эти два направления угрозы отнюдь не исключают, а, напротив, дополняют друг друга. Больше того, сдача энергополитического суверенитета может в итоге стать главным пунктом консенсуса околовластного и "оранжевого" сегментов действующей элиты. То есть стать ценой мягкого транзита власти с гарантиями безопасности (по формуле жизнь + собственность) для одних и гарантиями легитимности для других. Поэтому крайне важно, чтобы смена власти в России, во-первых, не нуждалась в дополнительной легитимации извне, то есть прошла по максимально демократическому сценарию, и, во-вторых, вывела на авансцену свободную от еврозависимости социал-патриотическую элиту. Причем, учитывая социал-консервативный запрос большинства населения, эти два условия сводятся к одному.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter