Конституционный референдум в Белоруссии как создание новой реальности для России

 

«Да что тут предлагать?.. А то пишут, пишут... конгресс, немцы какие-то... голова пухнет! Взять всё да и поделить...»

Михаил Булгаков. «Собачье сердце». 1925 г.

 

 

Белоруссию готовят к конституционному референдуму, который радикально изменит основы её конституционного строя, переформатирует политическую систему и создаст в другой части Союзного государства новую реальность. Москва не игнорирует этот процесс, но и не участвует в нём – во всяком случае, не проявляет видимости этого.

Отказ от участия в таком процессе был бы оправдан в случае какой-нибудь далёкой страны на другом континенте, да и то лишь при условии, что там нет серьёзных российских интересов. Белоруссия является не только непосредственно граничащей с Российской Федерацией страной, но и, фактически, важнейшим её протекторатом на западном направлении и реципиентом огромной всесторонней помощи, которую правомерно рассматривать в том числе и как долгосрочные стратегические инвестиции.

 

Условия для реализации конституционного референдума в Белоруссии не благоприятствуют принятию его итогов ни в самом разделённом белорусском обществе, ни вовне.

Официальный Минск находится под международными санкциями. За почти два десятилетия (с прошлого века) США, ЕС и их союзники, а также ОБСЕ и другие международные организации не признали ни одни белорусские выборы демократическими - со всеми вытекающими из этого последствиями для единственного выгодоприобретателя назначенного на 27 февраля референдума. Нет оснований считать, что с признанием итогов инициированного Александром Лукашенконынешнего процесса результат будет иным, чем с итогами президентской кампании 2020 года.


Выборы и референдумы не сводятся к процедуре голосования и имеют смысл только в демократическом обществе. Белорусские реалии таковы, что за минувший год ни в одном населённом пункте не было проведено ни одного оппозиционного митинга, а оппозиционные лидеры представлены преимущественно политзаключёнными и политэмигрантами.


Уже проведёнными президентской администрацией через Национальное собрание изменениями и дополнениями действующего законодательства существенно ограничены демократические права и свободы граждан. При так называемом «всенародном обсуждении» проекта новой Конституции (формально – изменений и дополнений в действующую) продолжаются аресты критиков инициированного Лукашенко документа. Так, например, по обвинению в «экстремизме» был арестован 68-летний пенсионер Николай Витиков из деревни Терюха Гомельского района, направивший свои предложения и замечания по конституционному проекту в газету местного исполкома «Маяк».

 

«Люди пишут, что никакие кухарка или клоун не должны претендовать на высокий пост главы государства. В связи с этим можно было бы ввести дополнительные требования к кандидатам в президенты, а именно наличие не менее десяти лет стажа госслужбы или руководящего опыта в организации», - заявил 18 января в эфире белорусского государственного телеканала «СТВ» глава президентской администрации, генерал госбезопасности Игорь Сергеенко.


Генерал не уточнил, какие «люди» и кому пишут подобные предложения по ещё большей дискриминации сограждан. Вполне вероятно, что это те же самые люди, которые осваивают бюджетное финансирование при продвижении различных инициатив Александра Лукашенко и называют себя «неравнодушными гражданами». Некоторые из этих людей носят погоны, некоторые довольствуются статусом внештатников, «блогеров», «журналистов» государственных СМИ и телеграм-каналов спецслужб, «активистов», финансируемых из бюджетов разных уровней пропагандистских проектов.


«Достаточно много граждан высказалось о необходимости лишения гражданства экстремистов и иных беглых лиц, своими действиями причиняющих вред белорусскому государству и обществу. Подобные вопросы ставят и наши силовые ведомства. В связи с этим предлагается часть 2 статьи 10, в которой речь идёт о недопустимости лишения гражданства, исключить в целом. Такой опыт есть за рубежом: США, Франция, Швейцария, Россия, Казахстан и другие страны», - добавил Сергеенко.

 

Надуманная «необходимость» с разной степенью интенсивности обсуждалась силовиками и чиновниками Белоруссии на протяжении последних пяти лет. Она нашла выражение в изменении законодательства о гражданстве, позволяющем лишать такового лиц, которые приобрели белорусский паспорт не по рождению. Спецслужбы объяснили такую необходимость мифическими угрозами.

Ранее на эту тему: В Белоруссии опубликованы законодательные поправки о лишении гражданства


 

На самом деле все те дискриминационные меры в отношении сограждан, которые проговорил Сергеенко, а до него – Лукашенко и другие чиновники, силовики и пропагандисты, направлены против белорусских инакомыслящих. Часть из них находится в тюрьмах и лагерях, другая – в вынужденной эмиграции. Лишь небольшая часть оппозиционеров обзавелась иностранными паспортами. Таковые, согласно новым инициативам президентской администрации, подлежат поражению в политических правах вместе с получившими виды на жительство за рубежом - например, учащимися или осуществляющими предпринимательскую и иную деятельность в России.

 

Лишение гражданства широко практикуется тоталитарными режимами не первый век. Ссылки белорусского генерала на Казахстан в свете последних событий выглядят не очень убедительно, а на развитые демократии – совсем не убедительно. Опасения преследований за взгляды и убеждения – основной мотив получения иностранного паспорта, вида на жительство за рубежом и других документов в случаях, когда речь не идёт о коммерческой деятельности соискателя такой защиты вне своего отечества.


Нынешняя «конституционная реформа» в Белоруссии проходит в ситуации острого конфликта -- сродни тому, который постсоветская республика переживала в 1996 году. Тогда конфликтовавший с парламентом (Верховным советом) пребывавший всего лишь два года в президентской должности Лукашенко предложил на референдум свой проект изменений и дополнений в Конституцию. Обладая огромным кредитом доверия, Лукашенко поручил найти в зарубежных законах такие нормы, которые позволили бы ему получить, как он выражался позже, «царские полномочия». Придворные юристы нашли таковые в континентальном и англосаксонском праве и извлекли, как изюм из булки. Западные эксперты сделали обстоятельные доклады, предупреждая о негативных последствиях скрещивания ужа и ежа – эти сборники с прошлого века пылятся в библиотеках и на кафедрах белорусских вузов.

 

В 1996 году Лукашенко убеждал судей, прокуроров и вообще всех поставить политическую целесообразность во главу угла, пугая угрозой ликвидации белорусской государственности. В результате состоявшегося в том году референдума Белоруссия была превращена в «суперпрезидентскую республику». В те годы («лихие 90-е») Лукашенко публично заявлял, что видит образец президентской республики в гитлеровской Германии, где вполне демократически пришедший к власти лидер известной партии занял должность канцлера, а затем объединил её с должностью президента.


Нечто подобное Лукашенко пытается реализовать и сейчас. В опубликованном 27 декабря проекте фактически нового Основного закона, представляющем собой подобие школьного реферата с нагромождением несочетаемых нелепостей и юридических нонсенсов, краеугольным камнем является идея переформатирования политической системы под фейковое «всебелорусское народное собрание».

Совмещая посты председателя ВНС и президента, Лукашенко получит ещё больше власти при полностью отсутствующей ответственности. О том, что такой отработанный почти век назад в другой стране манёвр планируется осуществить в постсоветской Белоруссии, заявила 22 января в эфире первого канала государственного телевидения Белоруссии замглавы президентской администрации Ольга Чуприс.


По её словам, совмещение должностей президента Белоруссии и председателя «ВНС» будет возможно только для Лукашенко. Поясняя, что если «президент сочтёт возможным занять эту должность одновременно с должностью президента, то такая комбинация совмещения должностей возможна», Чуприс отметила: «Но это касается только действующего президента Республики Беларусь и касается переходного периода, когда нам необходимо предусмотреть дополнительные страховочные тросы. Когда нам необходимо выстраивать всю систему».


Таким образом, речь идёт о настолько радикальных изменениях основ конституционного строя, что невозможно не видеть покушения на нормы раздела I действующей белорусской конституции 1994 года (с изменениями и дополнениями, принятыми на республиканских референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г.). Невозможно игнорировать сокращение полномочий президента с передачей таковых, а также полномочий парламента, не избираемому демократическим путём «ВНС», о котором нет упоминания ни в одном из белорусских законов. В такой конструкции парламент становится избыточной и даже вредной структурой.

 

Об ответственности президента в новоявленном конституционном проекте от Лукашенко говорится, что он не будет отвечать ни за что. Старый руководитель Белоруссии с новыми полномочиями получает нечто вроде индульгенции и статус беспредельщика, который сможет легально вывезти золотой запас из закромов белорусского Нацбанка в Зимбабве или на Каймановы острова. Он сможет санкционировать или даже лично осуществлять убийства оппозиционеров, а также другие особо тяжкие преступления – по новой Конституции его нельзя будет привлечь за это ни к какой ответственности. Назначенный им генпрокурор заявит об отсутствии нарушений действующего законодательства, правомерно указывая на конституционную норму.

За такое предлагается проголосовать в феврале. Вне зависимости от явки и даже от результатов голосования, как и прежде, Лукашенко объявит выгодные себе результаты. Придворные «социологи», размявшиеся на «социологических исследованиях» среди бюджетников, ритуально предъявят статистику экзитполов с нужными данными.

Накануне в новостях: Лукашенко призвал принять конституцию, которая ему якобы не нужна


Смысл применения новых дискриминационных мер – в ещё большем ограничении политического участия граждан, поражении в правах диссидентов и активистов оппозиции. Они дополнят, расширят и углубят ранее принятые нормы «больше трёх не собираться» и прочие, ставшие поводом для назначения Советом по правам человека ООН специального докладчика по Белоруссии.

На этот раз Сергеенко артикулировал предложение, которое представляет собой ремейк «старорежимной» нормы «о кухаркиных детях», своеобразно переосмысленной и внедрённой в начале нынешнего века при ужесточении образовательного ценза в постсоветской Белоруссии. Запрет на получение дипломов юристов, журналистов и других ликвидных на рынке труда специальностей был детерминирован тем же – преступным умыслом на ограничение в правах и возможностей оппозиционеров и даже недостаточно лояльных к Лукашенко.

 

Пока процесс не достиг кульминации, есть возможность обсудить такие конструктивные предложения, как запрет претендовать на высокий пост главы государства не только кухарке и клоуну, но также юристу, бухгалтеру и вообще всем, на кого через анонимов укажет перст генерала КГБ. Цензовое ограничение «не менее десяти лет стажа госслужбы или руководящего опыта в организации» правомерно уточнить – «в государственной организации».

 

Есть мнение расширить дискриминационные ограничения по роду деятельности и стажу такой «новеллой», как отказ в регистрации кандидатом в президенты лицу с не менее чем тремя ногами. Таким образом будет усовершенствовано упорядочение общественно-политической жизни, она станет ещё более стабилизирована на инновационном пути развития. Принятие такой нормы будет способствовать оптимизации арестов кандидатов в президенты – ведь раньше почти всех из них подвергали репрессиям. При этом «новелла» не будет распространяться на так называемого первого президента согласно итогам референдума 2004 года. Ею можно расширить уже имеющуюся, тайно принятую и отработанную в президентской кампании 2020 года норму о запрете претендовать на «высокий пост главы государства» гражданам Белоруссии, родившимся в другой части СССР.


Не совсем ясно, чья недоработка и на каком месте проявилась в отсутствии интеграции в проект новой Конституции инструкций по завязыванию шнурков и использованию туалетной бумаги. Насущные вопросы, беспокоящие граждан ежедневно (а зачастую и по нескольку раз в день), такой должностной халатностью и идеологической близорукостью дискредитируют процесс всенародного обсуждения в отдельно взятой резиденции главы государства президента, без пяти минут председателя президиума «ВНС».

 

Зато какой восторг вызывает у продвигающих в проекте новой Конституции норму об обязанности гражданина заботиться о своём здоровье наказание за неисполнение оной по заключению какого-нибудь «должностного лица»! Или брак как союз мужчины и женщины – от неё впадают в экстаз поборники нигде не прописанных в законодательстве «традиционных ценностей», даже не подозревающие о том, что и по нынешним законам браком однополые в Белоруссии сочетаться не могут.


Как невиданный прогресс Лукашенко и его сторонники преподносят дополнение ст.15 проекта новой Конституции такой записью: «Государство обеспечивает сохранение исторической правды и памяти о героическом подвиге белорусского народа в годы Великой Отечественной войны». Той самой войны, которую Лукашенко на протяжении 2019-2020 годов объявлял «не нашей», преподнося её как войну за «суверенитет и независимость» не существовавшей на то время «Республики Беларусь», препятствуя проведению шествий «Бессмертного полка» и деятельности тех, кто не на словах, а на деле занят сохранением правды и исторической памяти.

 

В ходе состоявшегося 18 января в президентском дворце «совещания по итогам всенародного обсуждения проекта изменений конституции» Александр Лукашенко заявил: «Если есть какие-то вещи, которые надо где-то шлифануть, то надо шлифануть, потому что будут же критиковать потом люди, скажут, что неграмотные написали Конституцию».

Бессменно правящий с 1994 года (дольше, чем Леонид Ильич Брежнев) бывший председатель совхоза зрит в корень. Не только шлифануть надо, но и навести марафет и представить всё в полном ажуре.

 


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter