"Я обиделась..." Франция с ножом в спине

Несмотря на то, что обида и её коллективное сознательное в последнее время приносят немалые дивиденды, большая политика остаётся верной себе: прагматизм превыше всего. Это не только прагматизм выгоды и денег -- это прагматизм и точный расчёт в вопросах безопасности. Собственно, одно невозможно без другого. Создание нового альянса AUKUS(Австралия - Соединенное королевство - США) стало сюрпризом не только для Китая, против которого, собственно, собрались дружить три англофонных тяжеловеса, но и для "ближайшего и надёжного, проверенного временем", как регулярно заявляют США, союзника - Евросоюза. В отдельном реверансе Белый дом присел в сторону Парижа: "Франция, в частности, - наш жизненно важный партнёр в этом и многих других вопросах на протяжении долгих лет. Мы ищем и будем искать любые возможности для углубления нашего трансатлантического сотрудничества в Индо-Тихоокеанском регионе и во всём мире" (госсекретарь Энтони Блинкен).

 

Франция, которая удостоилась персонального извинительного книксена, на сегодняшний день остаётся единственной страной ЕС, сохранившей свое присутствие в Индо-Тихоокеанском регионе и обладающей, помимо амбиций, какими-никакими ресурсами для его усиления. Речь не только о национальных интересах на заморских территориях, но и о стремлении держать руку на пульсе этой части земного шара в условиях растущих аппетитов Китая.


 

Индо-Тихоокеанский регион - самый динамично развивающийся рынок, а его морской транзит составляет 90% мировых торговых потоков. Вопросы обеспечения безопасности здесь -- не просто приоритет, а приоритет по высочайшим ставкам. По прогнозам МВФ, через двадцать лет на Индо-Тихоокеанский регион может приходиться более 50% мирового ВВП, а на его рынки - 40% мирового потребления, в первую очередь, энергии. На его долю уже сейчас приходится более трети всей французской торговли за пределами ЕС и здесь видны динамика и огромный потенциал. Рост составил за последние десять лет 49% при 27% в среднем в мире.

 

 

С интересами Парижа здесь всё ясно: цифры говорят сами за себя. И дружить, опять же, Франция и ЕС в целом совершенно не отказывались ни с США, ни с Австралией, чтобы противостоять вместе Китаю. И вот тут начинается самое интересное. Именно ключевые слова: противостоять и вместе – сочли западные партнёры, судя по всему, лицемерием и игрой на нескольких столах. Такое сближение с Китаем, как у Франции за последние два десятилетия и у ЕС в последнее время, вряд ли остаётся незамеченным. Можно вспомнить хотя бы группы франко-китайской дружбы в обеих палатах парламента, которые многие обозреватели называют просто лоббистскими, различные советы по партнёрству с Пекином. Пару лет назад власти региона Овернь-Рона-Альпы учредили совместный финансовый фонд с китайскими партнёрами, а венцом тесного сотрудничества между странами в области эпидемиологии и бактериологии стало обучение специалистов и строительство лаборатории особого типа (P4 – П4) в китайском Ухане. О дисбалансе между экспортом и импортом даже не стоит упоминать (по данным на 2019 год, до пандемии, 19 млрд против 49 млрд), при этом КНР – второй по объёму поставщик товаров во Францию. И это понятно: из Франции уже давно в Азию уехали те производства, которые когда-то составляли её гордость: текстиль, фармацевтика, технологии.

 

 

А что ЕС? С завидной регулярностью Брюссель принимает резолюции с призывом к борьбе за соблюдение Поднебесной права человека, за сокращение вредных выбросов в атмосферу, за безопасность тех технологий, без которых Европа уже пропадёт. И покупает, покупает, покупает... И продаёт... порты, дороги, банки, авиакомпании, присоединяясь потихоньку, чтобы отдать долги или получить дивиденды, к программе китайской экспансии «Один пояс – один путь».

 

 

Можно ли доверять таким партнёрам? Недаром Ле Дриан назвал решение о создании нового альянса «трамповским» - политика протекционизма прошлого президента США вызывала огромное недовольство в Европе и Китае.

 

 

В целом это самое важное: у США, сбежавшей из Евросоюза Великобритании и главного партнёра в Индо-Тихоокеанском регионе -- Австралии -- нет доверия к купленной практически с потрохами, как в незабываемой «трагикомедии» Дюрренматта «Визит старой дамы», старой Европе. Можно ли вместе с ней бороться с её собственным любимым торговым партнёром? Ну нет же, даже детям понятно.


 

Впрочем, если общая картина европейского уязвленного самолюбия ясна, то у Франции есть своя особая обида. И эта обида не просто обида -- она стоимостью более 50 млрд евро. Австралия разорвала контракт, подписанный ещё в 2016 году, на поставку Францией двенадцати атомных подводных лодок, предпочтя «сделанные в США».

 

 

«Ножом в спину» назвал такое поведение Канберры Париж. Французские власти отменили совместное с американцами празднование юбилея морского Чесапикского сражения, где 240 лет назад Париж пришёл на выручку новосозданным Соединённым Штатам. Не умея принимать достойно поражение, французский МИД вечером в пятницу отозвал для консультаций послов в Австралии и США.

 

Так что же больнее всего ударило по самолюбию французов? Если на новый альянс можно обидеться коллективно, по-общеевропейски (как травля Орбана или разжигание на континенте ненависти к британцам из-за Брекзита), то потерю 56 млрд переварить не так просто, тем более в одиночку.

 

 

Самое интересное, что подписание контракта с французами далось правительству Тони Эбботта непросто. Сам премьер защищал обычные атомные подлодки, доказывая нерациональность сделки: "они будут иметь меньшую мощность, меньшую дальность, меньшую скорость и меньшие возможности... и поступят на вооружение примерно на десятилетие позже, чем было бы оптимально в то время, когда стратегические обстоятельства меняются против нас".

 


 

Забавно то, что французы – уже тогда «немножко Греты» - считали огромным достоинством свои дизельно-электрические субмарины на низкообогащённом уране высокой плотности, в то время как прагматичный Эбботт увидел в этом огромный минус. Обычные современные атомные подлодки заходят в док за провиантом, оружием, для ремонта и отдыха экипажа, а вот первым нужно подзаряжаться (минимум раз в 50 дней и максимум – в три месяца).


 

И главное, что эти небольшие и немощные французские подлодки призваны выполнять, скорее, миссию по охране нефтяных и газовых промыслов, нежели вести наступательные действия против «региональных сверхдержав». Контракт был подписан после ухода Эбботта, премьером Малькомом Тернбуллом.


 

За эти пять лет многое изменилось. Конечно, нехорошо отказываться от оформленных сделок, но если вспомнить, то и у Парижа рыльце в пушку: не далее чем в 2015 году Франция разорвала договорённости с Россией на поставку «Мистралей» исходя из политических соображений. Австралия же говорит, помимо всего, ещё и об объективных обстоятельствах: за эти годы цена выросла с 31 млрд евро до 56 мрлд, а сроки сдвинулись.

 

 

Возможно, в этой ситуации Францию утешит предложение Индии о приобретении двадцати четырёх подержанных «Миражей»? В любом случае ножи в спине – это неприятно и довольно болезненно, а зная французские высокомерие и страсть к нравоучениям с вершины цивилизационного эдема, понятно, что удар пришёлся в самое сердце.


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter