Круче, чем в сериале. Рада обновилась на 80%

Думаю одна из лучших иллюстраций к итогам выборов на Украине запись одной из самых известных украинских журналисток Сони Кошкиной в своем телеграм-канале 22 июля:

77 округ. Запорожье. Владелец «Мотор Сичи» (всемирно известное предприятие по производству авиадвигателей – Б. Г.) Вячеслав Богуслаев проиграл округ. Знаете, кто выиграл? Свадебный фотограф. 27 лет. Сергей Штепа. Больше 42% (Согласно сайту Центризбиркома победителю 29 лет, он «временно не работает» и взял 44,2% голосов – Б.Г.)

Свадебный, сука, фотограф!!!! 27 лет!!! Он будет З-А-К-О-Н-О-Д-А-Т-Е-Л-Е-М!! Люди, кто за него голосовал, вы точно понимаете ЧТО это значит??? Мальчик берет 1300 гривен за час работы. … Давай, мальчик, заходи под купол, тебя там быстренько жизни взрослые дяди научат.

Господи, какой стыд. На самом деле у всего этого <...> есть вполне конкретные авторы. И именно им нести ответственность. Им, а не этим мальчикам. Они прекрасно понимали что делают, как формировали списки, кого выставляли по округам.

П.с. Нет, я не за старые элиты. И точно не за Богуслаева. Но должен же быть хоть какой-то здравый смысл. Тотальный нигилизм это 1917 год.

В данном случае результаты выборов в этом запорожском округе просто повод для реакции на итог голосования по всей стране. То есть на сенсационное подавляющее большинство партии президента Зеленского «Слуга народа». Во втором сезоне одноименного сериала Зеленский-Голобородько по-македонски расстреливал из двух автоматов Верховную Раду. Правда, сугубо в своих мечтах. Но оказалось, что в жизни, в не в кино, можно абсолютно бескровно изгнать из парламента 340 с лишним депутатов. Ведь в новую Раду (по предварительным данным) попал лишь 81 член старой.

 

В уверенной победе президентской политической силы по партийным спискам никто не сомневался. Сенсацией стало то, что ее представители, победили почти в 2/3 мажоритарных округов, в результате чего у «Слуги народа» будет свыше 250 мандатов из 424 (26 округов отнесены к Крыму и неподконтрольной части Донбасса и выборы там не проводятся) и первое в истории украинского парламентаризма однопартийное большинство.

На Украине в мажоритарных округах традиционно побеждали очень состоятельные люди, не брезговавшие прямым подкупом и почти всегда прибегавшие к подкупу косвенному. Поэтому два десятилетия шли разговоры о том, что надо ликвидировать «коррупционную мажоритарку. (И Избирательным кодексом, который под занавес работы приняла уходящая Рада, этот компонент выборов отменяется, но уже со следующих парламентских выборов). И вдруг оказалось, что многолетняя традиция может не сработать. При этом ситуация в 77 –м округе наиболее рельефна в том плане что с одной стороны там выступал вообще человек с улицы (большинство кандидатов «Слуги народа - это все же мелкие и средние предприниматели), а с другой – не карикатурный денежный мешок, «засевающий округ гречкой», а выдающийся производственник, не замешанный в коррупционных скандалах, заслуженно удостоенный еще в 2000 году звания Героя Украины.

 

Но правомерно ли сравнивать все это с 1917 годом? Ведь тогда-то все решалось не выборами Учредительного Собрания. А голосование людей одновременно и за одну и ту же партию и за ее кандидата в мажоритарном округе – это как раз признак зрелых демократий. Так голосуют, например, и в Германии. А может ли усвоение демократической традиции обернуться аналогом 1917 года?

 

Не отрицаю, что теоретически такое возможно. Но в конкретном случае с Украиной аналогия не подходит. Партия Зеленского и ее кандидаты отнюдь не исповедуют лозунг «все поделить».

 

Тем не менее, массовый отказ в доверии старым политикам позволяет говорить об антиэлитной революции.

 

Думаю, на самом деле реакция Сони Кошкиной (а она достаточно типична для Украины) имеет две составляющие.

 

Первая, которая остается за кадром, заключается в том, что интеллектуалы испуганы самим фактом неспрогнозированности поведения украинского народа, вдруг сломавшего давно сложившийся образец электорального поведения, причем в отсутствие какого-либо информационного давления.

 

Ведь агитация команды Зеленского и ее кандидатов на местах не было особо заметной. Значит, и в чем-то другом этот народ сможет преподнести этим экспертам сюрпризы.

 

Вторая составляющая лежит на поверхности. Это эффект неожиданности от сокрушительной победы не слишком понятной политической силы. И людей, не опытных в политике.

 

Кошкины так не переживали бы, если вместо местных олигархов выбирали правильных общественных активистов, взращённых на западные гранты любимцев американского и европейских посольств, представителей таких партий как «Гражданская позиция» (экс-министра обороны Гриценко). «Движение Новых Сил» Михаила Саакашвили и «Самопомощь»). Но эти проекты с треском провалились, набрав в сумме чуть больше 2% ( в 2014 у одной «Самопомощи» было 11%) . Сейчас же в этой нише в парламенте будет лишь «Голос» во главе с рок-музыкантом Святославом Вакарчуком с 5,8% голосов. Но основная масса избирателей голосовала не за них, а за темных лошадок от Зеленского в округах и такой же темный партийный список.

И два бюллетеня, отданных за этих кандидатов, не так уж похожи в сущности на немецкий двухчастный бюллетень, в котором мюнхенский бюргер отмечает и список ХСС и ее конкретного кандидата по округу. Мюнхенец знает, за что будет выступать эта партия, а что – нет. А вот у избирателей партии и вообще у всех украинцев представление о целях «Слуги народа» смутное. Эти представления заменяются твердой надеждой на то, что по старому – не будет.

 

Хотя результаты выборов показывают, что медовый месяц Зеленского с украинским электоратом в разгаре, этот праздник не будет продолжаться вечно. Избиратель выразил готовность немного потерпеть, понимая, что, не контролируя парламент и правительство, президент не имеет реальной власти, но, вручив ему рычаги этой власти, электорат вскоре начнет оценивать Зеленского по делам.

 

А каких дел ожидает от него общество?

 

В ходе социсследования который проводила в середине июня группа «Рейтинг по заказу Международного республиканского института (США), его участникам был задан вопрос: «Что в первую очередь должен сделать президент, чтобы повысить Ваше доверие к нему?» (можно было выбирать до 3 вариантов ответа). 65% всех опрошенных (и 69% электората «Слуги народа») ответили -- «завершить войну в Донбассе», 39% (42 %) - «улучшить экономику», 35% (38%) -- «бороться с коррупцией», все прочие из еще полутора десятков вариантов ответов сильно отставали (от 20% и ниже).

Киевские эксперты, с которыми я общался, считают:

Зеленский ничего не сможет сделать с экономикой. Он ничего не сможет сделать с Донбассом. Единственный способ сохранить популярность для него – это начать массовые посадки людей Порошенко.

И вполне возможно президент пойдет именно по этому пути. Тем более, что в данном случае борьба с коррупцией оказывается еще и борьбой с конкурентами. На такой сценарий намекает и внесенный Зеленским в Раду минувшего созыва законопроект о люстрации, который запрещает занимать государственные должности (в том числе выборные), министрам и другим высшим госчиновникам, пребывавшим на должностях в 2014-2019 году.

Похоже, зрелища украинцам обеспечены. Что же касается хлеба то есть экономики то с 2016 наблюдается ее небольшой, но неуклонный рост, и продолжение это процесса неизбежно отразится и на самоощущении граждан. Во всяком случае средняя зарплата в стране (в долларовом эквиваленте) сейчас практически сравнялась с 2013 годом.

 

Проблемой являются договоренности с Россией о транзите газа. Прекращение доходов от него станет ударом по экономике, но не фатальным. Сейчас доходы от трубы эквивалентны примерно 15% доходов от аграрного экспорта, тогда как в начале десятилетия эта цифра достигала 40%. Что произошло не из-за сокращения транзита а в результате роста урожайности.

 

Отдельный вопрос - а как повлияет на экономику обилие непрофессионалов в парламенте, но думаю, все же, Кабмин будет формироваться по другому принципу, чем предвыборный список «Слуги народа».

 

Что же касается мира в Донбассе, то здесь Зеленский еще может удивить. В хорошем смысле. Да, сразу после его победы я предполагал что он, скорей всего продолжит курс своего предшественника. Но после инаугурации риторика нового президента в сравнении с предвыборной кампанией изменилась, а интонационные отличия от предшественника видны невооруженным глазом. И дело не только в риторике. Об изменении атмосферы на Минских переговорах говорят и представители ДНР и ЛНР. Да и в России это оценили: 19 июля в Бонне Лавров сказал:

Есть основания полагать, что в отличие от режима П.А.Порошенко новая команда будет стремиться честно выполнять Минские договоренности.

Стремление Зеленского добиться реального прекращения огня и обмена пленными выглядят очевидны. Но готов ли он на что-либо большое?

 

Допустима гипотеза (хотя не обязательно она верна), что президент Украины до сих пор не открывал своих истинных намерений по двум причинам. Во-первых, опасался партии войны, контролировавшей Кабмин, Раду Генпрокуратуру и благосклонную к уличному радикализму. Во-вторых, опасался определенностью позиции оттолкнуть часть избирателей и тем ухудшить шансы своей партии на выборах. Хотя, согласно опросу свыше 2/3 его избирателей ждут от него «завершения войны в Донбассе», ясно, что понятие «завершение» понимают очень по-разному. Одни - как автономию ДНР и ЛНР в качестве прообраза украинскую федерации, а другие - как победу (когда под влиянием санкций Россия откажется от поддержки республик).

После триумфа на парламентских выборах можно ожидать от Зеленского большей определенности. А доверие к нему общества дает шанс на то, что президент может убедить его принять и непопулярную для большинства идею, так же как его брэнд обеспечил сенсационную победу «слуг народа» над известными политиками в округах Но если Зеленский действительно хочет урегулирования на основе Минских соглашений, то разгромная победа на выборах, снимает для него отнюдь не все препятствия. Да, будут свои парламент, правительство, руководители правоохранительных органов. Но до конца это не снимает проблему радикализма в стране, которая напичкана оружием и где немало радикалов интегрировано в силовые структуры. Кстати, намерение президента не проводить военный парад в день независимости 24 августа некоторые связывают с боязнью повторить печальный опыт Анвара Садата. Такой сценарий, хотя и не слишком вероятен, исключать никак нельзя. Тем более что последствия оказались бы куда серьезнее, чем у Египта. Тогда Садата прогнозированно сменил Мубарак, мир с Израилем устоял, а в случае с Украиной подобная трагедия наверняка обрушила бы всю конструкцию украинской власти.

 

Но есть проблемы посерьезнее радикализма. Так обращаясь незадолго до выборов к украинскому народу Зеленский обмолвился, что «западные партнеры» отговаривали его звонить Владимиру Путину, но он пошел наперекор. В это охотно верится, особенно по прочтении вышедшей сразу после эти выборов статьи в Die Welt о том, что «возможный компромисс Зеленского с Кремлём станет проблемой для всей Европы».

 

Да, такая оговорка совершенно не вписывается в дискурс, свойственный украинским сторонникам урегулирования – согласно ему в существующем положении дел был виновен лишь режим Порошенко, тогда как Запад, дескать, непублично, но неизменно уговаривал Украину выполнять Минские соглашения. В России такая шаржированная трактовка присутствовала в основном в 2014-2015 году но и в дальнейшем вина Киева выдвигалась на первый план. Разумеется при этом постоянно упоминалось о покровительстве киевскому режиму со стороны Запада, но лишь о покровительстве а не о том что на самом деле эта война в существующем формате нужна отнюдь не только украинским националистам, но и США, и Евросоюзу, в частности как гарантия прозападного курса Киева.

 

Вторая проблема заключается в негоговности части депутатов от «Слуги народа» голосовать за политическое урегулирование в Донбассе (если оно дойдет до парламента). Ведь отношение к проблеме войны и мира не было критерием отбора партийных кандидатов на выборы. Так, голосов за мир невозможно ожидать от бывшего при Кучме членом Нацсовета по телевидению и радиовещанию Никиты Потураева, который незадолго до выборов призывал переименовать Россию в Московию, а в 2014 в «Фейсбуке» призывал сажать на кол сепаратистов.

 

Впрочем, для некоторых приверженцев Зеленского, убежденных, что президент Украины стремится к миру, в этом обстоятельстве нет ничего такого уж страшного. Да, Потураев плох, но «это все равно что Кива в списке Медведчука».

 

Поясню, в чем дело. Как известно, в списке партии «Оппозиционная платформа – За жизнь», которую поддерживала Москва, на проходном месте оказался близкий к главе МВД Авакову участник АТО Илья Кива, который в 2014-2015 свыше полугода был замом главы управления МВД в Донецкой области активно внедряя в работу данные печально известного проекта «Миротворец» о потенциальных сепаратистах. В дальнейшем он заявлял в том числе и в телеэфире, что Украина и Россия неизбежно помирятся. Но при этом не допускал осуждения войны в Донбассе, считая её виной Москвы.

Но на мой взгляд разница между списками «Слуги народа», «Оппозиционной Платформы» и так же претендовавшего на пророссийский электорат «Оппозиционного блока» все же заметна. Так, в списке «платформы» возражения вызывает отнюдь не один Кива. Можно предполагать, что примерно 20% прошедших от нее в Раду депутатов в критической ситуации проголосуют вопреки программным целям. По крайней мере такой у них бэкграунд.

 

Что же касается обломка донецких регионалов в виде «Оппозиционного блока», то сомнительных фигур и в его списке хватало. А главное, что не треть, не четверть, а каждый из кандидатов от этой партии стал бы публично осуждать Россию, если б это было выгодно Ринату Ахметову (а также присоединившегося к этому проекту Игорю Коломойского). Это всё мы уже проходили в пик романа Януковича с ЕС – когда, казалось бы, самые горячие борцы за русский язык осуждали «грубое вмешательство» Москвы.

 

И победа «Оппозиционной платформы» над «Оппоблоком» на парламентских выборах, еще более убедительная, чем преимущество ее лидера Юрия Бойко над Александром Вилкулом – это конечно благо. Но ограниченное и незначительное. С учетом того что 40 с лишним депутатов «платформы» мало на что могут повлиять в сессионном зале.

 

А вот Потураев с призывами сажать на кол, с одной стороны, фигура уникальная для списка президентской партии. С другой стороны, никто из ее кандидатов вообще не говорил чего-либо противоположного, даже не называл события в Донбассе внутренним конфликтом, как это неоднократно делал тот же Игорь Коломойский.

 

В общем, теперь можно ждать самых разнообразных неожиданностей.


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter