Интеллигенция и консервативная революция

«Сколь разнообразны оттенки человеческой кожи!» - невольно думаешь, следя за  протестами против избрания Дональда Трампа, проходящими в последние дни в десятках городов США. Фантастически пестрый Вавилон вышел на улицы, настоящий «Вавилон-5». Телекомпания CNN, по оппозиционному накалу уже сравнявшаяся с «Эхом Москвы», показывает нам и феминистку с Манхэттена, и скромную чету трудолюбивых  индийцев, и молодого гея с Ближнего Востока – не говоря уже об афроамериканцах, боящихся лишиться привычных подачек, и мексиканских гастарбайтерах, которым Трамп обещал массовые депортации.


Ту же вавилонскую пестроту я наблюдал на Таймс-сквер в ноябре 2008 года, в ночь избрания Барака Обамы на первый срок. Тогда эта толпа ликовала. Сегодня она с гневом и досадой провожает «своего» президента и встречает нового.


Эти протесты сравнивают с нашим «болотным» движением 2011-12 годов, однако тогда на московские площади выходили совсем другие люди. В подавляющем большинстве это были белые гетеросексуальные представители среднего класса. Появление радужных флагов ЛГБТ воспринималось в то время не иначе как провокация «прокремлевских молодежек» (ах, где они теперь?), а этнические диаспоры никак в движении не участвовали: таджики как ни в чем не бывало продолжали чистить дворы от снега, азербайджанцы - делать шаурму, а редкие африканцы – распространять эротический журнал «Флирт».


Иными словами, Путин и Трамп, возможно, искренне симпатизируют друг другу, но многие из противников Путина по своим объективным свойствам вполне могли бы быть за Трампа, а многие противники Трампа вообще не имеют аналогов в российской общественной жизни.


Для русского мыслящего (или претендующего на мышление) класса Трамп со своей консервативной революцией – это вызов, побуждающий к изменениям. Вызов, возможно, более серьезный, чем украинские события 2014 года. По нашим с вами первым реакциям мы и сами, возможно, не можем достоверно судить, в каких окопах и на каких баррикадах мы окажемся через несколько лет – и с кем мы через несколько лет помиримся или побратаемся.


Этот вызов касается любой из наших «партий». Например, наши патриоты теперь сплошь трамписты. Любовь к Трампу всенародна, за него поднимают тосты в дружеских компаниях, а один из губернаторов, видимо, выражая мнение части своих избирателей, договорился даже до того, что назвал победу Трампа победой «Единой России».


А между тем с Хиллари-то было бы поспокойнее. Было бы, знаете ли, больше определенности. В качестве президента г-жа Клинтон была бы опасным военным лидером, трудным дипломатическим противником, но идеальной мишенью для пропаганды. Шутка ли, такой подарок для дежурных антиамериканистов: сверхдержава избрала себе в президенты очевидную старую ведьму. Тут и думать ни о чем не надо: бери больше, кидай дальше. Обама гадил в лифтах, говорите? Ну и эта туда же, само собой.


Но с Хиллари не срослось. Победил Трамп. А с Трампом уже не обойдешься простой заменой фамилии на популярных автомобильных наклейках «ОБАМА ЧМО».


Самое неразумное, что можно сейчас сделать – это остаться в плену трампомании и трампоэйфории первых дней, механически поменяв минус на плюс. На Трампа надейся, а сам не плошай. И все же многим из тех, кто в последние годы учился ненавидеть Америку, придется придумать или вспомнить, за что ее можно любить. Отыскать на дне своей души милые потертые джинсы. Понять, в чем состоят интересы Америки, и научиться уважать эти интересы.


Кстати, последнее нам придется делать параллельно с новой командой Трампа. Понятие «зона жизненных интересов США» существует много лет, и широтой его толкования никого не удивить, но в годы президентства Обамы отпала необходимость даже и в этом понятии. И это естественно, потому что Обама (где-то кениец, где-то индонезиец, а в целом американец) воспринимался как президент всего мира, народов всех оттенков кожи, так что интересы США стали простираться в каждую населенную точку земной поверхности.


В этом смысле понятен гнев народов мира, выплеснувшийся на улицы американских городов: как же это так, американцы решили избрать президента для себя, а не президента для человечества. Мир ловил Америку, как Сковороду, но не поймал, упустил в последний момент. Теперь Трампу досталась задача: заново определить, что же интересно самой Америке, ее народу, а не международному капиталу, не мировой прогрессивной общественности, не закомплексованным карликовым странам и не разнообразной оппозиции в тех или иных уголках ойкумены.


Речь, конечно, не только о вооруженной (известно, кем) сирийской оппозиции, но и о вполне цивильной российской, которую принято называть либеральной. На данный момент мы наблюдаем в ее рядах шок и трепет. И это можно понять, ведь на протяжении десятилетий (почитай, со времен массового прослушивания «Голоса Америки» и «Радио Свобода») проамериканская ориентация заменяла рядовому либералу собственные мозги. Косово отделять от Югославии можно, Крым от Украины нельзя. Белград бомбить можно, Алеппо нельзя. Почему так? Америка сказала.


А тут, выходит, и сама Америка «одурела», и Демпартии США тоже попался «не тот народ», прямо как нашему «Яблоку» или «Парнасу». И куды теперь бечь, на кого ориентироваться. У чьих посольств шакалить, кто принесет печеньки в пакетике?


Остается, конечно, общая идея «Запада» и его ценностей, но – сколько у этого «Запада» дивизий? Вот у США дивизии есть, и флоты в особенности. А в посольство США, может быть, теперь будут приглашать совсем других людей, вот печаль-то.


Самое время и для «либералов» начать думать своим умом и ревизовать свои ценности. Просто задать себе вопрос: а кому или чему мы на самом деле служим? Думали, что некоему «прогрессу», но этот «прогресс» отвергла самая мощная страна Запада и неизвестно, сколько еще стран она за собой уведет. А может, окажется, что всего-навсего служили Соросу. Или – Люциферу (тоже своего рода просветитель).


Но «фактор Трампа» и «либералам» дает шанс стать, наконец, либералами без кавычек и твердо встать на отечественную почву, переосмыслить свои взгляды, наклонности и идиосинкразии применительно к потребностям нашей страны, а не какой-то превосходящей ее силы, и перестать метить в наместники этой силы.


В любом случае оба крыла общества обязаны сойтись на том, что демократия – это красиво. Ведь Трамп, помимо прочего – это неспетая песня нашей истории.


Все заметили, как похожа была американская президентская кампания 2016 года на наши выборы двадцатилетней давности. Многое повторилось – и газета «Не дай Бог», и неважное здоровье кандидата правящей верхушки, и даже «коробка из-под ксерокса» в виде финального демарша ФБР. И самому Трампу была уготована роль Зюганова – на вид грозного, но устаревшего, обреченного соперника, пробудившегося древнего зла, которое в итоге будет побеждено неумолимым мечом прогресса.


Но Трамп, одинокий герой в духе Голливуда, переиграл эту историю по-своему – и тут всем нам впору завидовать. Белая, консервативная Америки взяла реванш, не выходя за рамки блистательного предвыборного спектакля. Наша история устроена иначе, у нас реванш берется по-пластунски, у нас что-то одно обволакивается бюрократической тиной, что-то другое исподволь прорастает из-под земли. Будут ли сближаться политические культуры наших двух стран в эпоху Трампа, и если да, то за счет чего будет идти это сближение? Возникнет ли вокруг Трампа «Единая Америка», или же, напротив, пример его консервативной революции приблизит Россию к настоящей соревновательной демократии? Остается смотреть – и участвовать.


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter