О задачах религиоведов и «казусе Астаховой»

Вопрос, затронутый в статье Раиса Сулейманова, нужно разделить на два - Что могут и должны делать религиоведы и "случай Астаховой”.


По первому вопросу надо сказать следующее.

 

Преувеличение значения и расширенное толкование "религиоведческой экспертизы” неизбежно влечёт преступления против свободы совести.

 

Любой, даже микроскопический выход религиоведов за пределы своей компетенции может быть и с высокой вероятностью будет истолкован во зло представителями власти.

 

Научное сообщество вообще и религиоведческое в частности находятся в таком состоянии, что среди его представителей обязательно найдутся люди, которые будут намеренно использовать своё положение для шантажа верующих и/или попрания свободы совести.

 

"Религиоведческая экспертиза” должна быть сведена к демонстрации и сопоставлению общепризнанных в науке фактов.

 

Должны быть исключены всякие оценки. В том числе моральные, правовые, богословские, политические, эстетические или какие-либо ещё.

 

Важно проследить, чтобы оценочность не проникала в религиоведческие исследования и с самим словом "религия”.

 

Должны быть исключены любые спорные подходы и определения. Использование спорных элементов является не только проявлением авторского произвола, но и неизбежно приведёт к "спору экспертиз”.

 

Религиоведы не должны отвечать на вопрос, является ли то или иное учение религией - потому что "религия” часто является оценкой и потому что в науке нет общепризнанного определения религии. Это решают только сами носители того или иного учения. Религиовед может лишь отвечать на сомнения властей в отношении тех или иных фактических свойств того или иного учения, в том числе сравнивая его с теми учениями, которые уже признаны религиями со стороны властей.

 

Наконец, религиоведы как таковые не должны быть правозащитниками и борцами за свободу совести - это не их работа. Но религиоведы и не должны способствовать преступлениям против свободы совести, выходя за рамки своей профессиональной компетенции и установленной законом роли специалиста.


Что касается "случая Астаховой”, то он ко всему этому не имеет почти никакого отношения. Составленная этим автором так называемая "экспертиза” - это непрофессиональный и попросту бессвязный текст, по своему уровню находящийся ниже всякой критики.

 

Если кому интересно, вот его разбор, который был выполнен мною в качестве участника соответствующего судебного процесса.

 

Любопытно, что в последующих обсуждениях этого текста автор так и не ответила ни на одно из предъявленных к нему замечаний, которые исходили от многих известных в России учёных. То есть даже не попыталась. Данный печальный случай лишь ещё раз свидетельствует в пользу тезисов, которые приведены в первой части.


Юрий Тихонравов,

кандидат философских наук,

директор Центра изучения и развития межкультурных отношений

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter