Интересно, да и полезно – в прошлое заглянуть (Часть III)

Окончание. Часть I. Часть II.

Поэтому остановлюсь – на «во-вторых»: на «прививке». Вот на этот счёт несколько соответствующих воспоминаний «львовского периода».

Национализм – отнюдь не… национален

… Живя во Львове, я, конечно же, как и многие, кто остался верен своим убеждениям, как только мог, старался противостоять напору всё более наглевших националистов. Причём борьба эта велась отнюдь не по национальному признаку: среди моих коллег, сотрудников редакции окружной газеты «Слава Родины», которая, правда, к тому времени стала называться сначала «Щит народа», а потом – «Армия Украины», против бандеровских бредней не боялись выступать украинец, татарин, еврей… В то же время председателем отделения организованного националистами Союза украинских офицеров поспешил стать майор, которому украинец Петр без обиняков сказал:

- Забыл, что твоих соплеменников именно такие, каких ты возглавляешь, в Бабьем Яре расстреливали? Неужели не понимаешь, что как только ты им не нужен станешь, чтобы «многонациональность» своих единомышленников обозначать, они тебя – вышвырнут?

Так именно и случилось. Как «задвинули» вскоре и подобострастно подыгрывавших возжелавшим «незалежности щирым украинцам» львовского «общественника» татарина Нуруллина («русские нашу Казань взяли!»), армянина полковника Мартиросяна (его статью «Мы построим армию Украины!» до сих пор храню), русского майора Назарова («конечно, мы виноваты, что «младших братьев» притесняли»). Ведь национализм-то, как и при развале СССР, и тут перевёртыши использовали - в сугубо корыстных целях. При этом отнюдь не дорожа своей национальностью.

- Все вы, «щирые», лишь об одном заботитесь, - резал таким правду-матку Петр, - о личной выгоде. Не интересы украинского народа вас заботят, а то, как кусок государственного пирога ухватить побольше или на тёплом местечке устроиться!

Оглянемся и посмотрим-послушаем точно таких же: «Мы за русских, мы за бедных!..»

Сказки недобитка об УПА

… Одно время львовская городская газета (если не ошибаюсь, «Высокий замок») стала перепечатывать главы из брошюры сбежавшего в Канаду бандеровца о борьбе УПА (Украинской повстанческой армии) против… гитлеровских оккупантов! Я зашёл в редакцию, чтобы прочитать целиком это дивное диво, потому что уже успел изучить немало самых различных документов, показывающих истинную роль УПА, сумел поговорить со многими свидетелями её «деятельности» и даже с её «бойцами» (о них речь ещё впереди), но чтобы такое… Да немцы же вооружали бандеровцев, поручали им с партизанами воевать, доверяли контроль над целыми территориями! В этой связи запомнился увиденный в архиве снимок одного из таких сёл. Аккуратные, не тронутые войною хаты, побелённый глинобитный забор с крупной надписью: «Хай живе Степан Бандера! И жинка его Параска!»…

Спрашиваю пани редакторшу:

- Не дадите мне эту брошюру хотя б на денёк?

- Что вы! Она больших денег стоит.

- Тогда сами скажите, где же именно и когда бандеровцы так отважно с немцами сражались?

- Я этим не особенно интересуюсь. За перепечатку нам хорошо заплатили, вот мы и публикуем…

- Значит, если я ещё лучше заплачу, вы и про то, как бандеровцы против партизан воевали и за подпольщиками охотились, тоже напечатаете?

- Ну, надо подумать… А вы, если хотите, можете с тем, кто об украинских повстанцах всё знает, поговорить. С паном Шухевичем – он часто в нашу редакцию заходит.

Сын «борца» и сам «борец» ничего

не скрывал…

Так я встретился с сыном бывшего командующего УПА Романа Шухевича Юрием Шухевичем - современным «командующим» УНСО (Украинская национальная самооборона) и лидером УНА (Украинская национальная ассамблея). Оказалось, что он совершенно слепой, поэтому пришёл с двумя поводырями, спортивного вида парнями – как я понял, одновременно телохранителями. Но ориентировался в редакционном кабинете пан «главковерх» совершенно легко, держался уверенно и сразу предупредил:

- Смело спрашивайте – я жизнь вижу зорче, чем иной зрячий!

И я начал спрашивать, тем более что пан Шухевич, к моему удивлению, говорил обо всём совершенно откровенно – ничего не скрывая. У меня сохранилась кассета с записью того разговора, и вот только некоторые его фрагменты, ценные, на мой взгляд, тем, что это – не «пропагандистские вымыслы москалей-коммунистов», а воспоминания сына и «продолжателя дела» одного из самых активных и кровожадных националистов. Достаточно сказать, что кровь «москалей» есть и на руках «пана Юрия»: он активно вербовал ослеплённых ненавистью к России молодых «парубков» для войны в Чечне, Абхазии, Осетии…

Правда, о том, что меня интересовало конкретно (о «войне» УПА с немецко-фашистскими захватчиками), он, несмотря на мои «подвопросы», почти ничего не сказал. Вернее, привёл такие примеры, что стало ещё яснее: как можно кусать ту руку, которая – кормит? Приводимые им примеры «войны с оккупантами» были неубедительны:

- Было немало случаев, когда бойцы УПА нападали на немецкие повозки с военным имуществом и провиантом…

Понятно: срабатывал бандитский инстинкт – почему б не пограбить?

- … Сильный бой с немцами произошёл в 43-м, когда наши хлопцы целую колонну атаковали.

- Насколько сильный?

- Ну, наших шесть человек погибло, а немцев – ещё больше.

- Так ведь в УПА, как сейчас ваши единомышленники пишут, до пятисот тысяч человек было. И считать это «сильным боем»?..

- Ну, насчёт пятисот тысяч – это, конечно, преувеличение. Но сильные бои всё же бывали. В 44-м наши в Старо-Самборском районе целую колонну атаковали. Немцы из Дрогобыча и Самбора даже подкрепление подтянули. Наши человек 40 потеряли, а немцы – наверняка больше… А на Волыни, в районе Горохова, уже немцы на наших напали, когда те в монастыре расположились на отдых. Вот тогда действительно большой бой случился! За толстыми стенами хлопцы мужественно сопротивлялись, но всё равно их 27 человек погибло…

Всё было ясно!

- И это – война против оккупантов целой повстанческой армии? Вот партизаны на Брянщине так эшелоны под откос пускали, гарнизоны громили, целые районы освобождали…

- Наши, правда, эшелоны не трогали, но целые районы тоже контролировали. А партизаны ваши и сюда, на западную Украину, приходили.

- И УПА с ними воевала?

- Конечно! Ведь они же хотели Советскую власть восстановить, а мы за самостийность боролись.

- Но ведь при немцах никакой независимости Украине даже не светило.

- Знаю! Однако главные враги для нас всё-таки – русские…

Дальше наш разговор пошёл уже об истинных делах УПА и её «героях».

- Ваш отец вошёл во Львов вместе с немцами в составе отдельного батальона «Нахтигаль» («Соловей»), состоявшего из украинских националистов. И сразу же «борцы за самостийность» занялись расстрелами евреев и поляков. Очевидцы утверждают, что улицы трупами были завалены! А всего на Западной Украине за время оккупации более 800 тысяч евреев было уничтожено.

- Вполне возможно. А вы знаете, что перед войной во Львове из 360 тысяч жителей больше 200 тысяч были – евреи? И в других городах соотношение было такое же.

- И что вы этим хотите сказать?

- Как что? Ведь тогда у немцев политика была – полное уничтожение евреев.

- И не только их! Военнопленных всех национальностей, коммунистов, комсомольцев, бывших советских служащих… Львов – единственный город в Европе, где было три концлагеря плюс гетто. Говорят, потому, что здесь проблемы ни с охранниками, ни с желающими роль палачей исполнять - не было…

- Ну, у немцев были свои зондеркоманды. А наши больше склады, комендатуры, коммуникации охраняли…

- И с партизанами, подпольщиками боролись. А ваш отец, как и его единомышленники, вообще немецкую форму носил, офицером вермахта был, на верность фюреру присягал.

- А вот это не так! Он и другие проводу ОУН присягали…

- Весьма и весьма сомнительно: даже солдату оружие не доверят, пока он не присягнул!..

Впрочем, пересказать весь, хотя и весьма интересный, разговор, конечно же, невозможно. А в целом же позицию националистов во времена немецкой оккупации пан Шухевич сформулировал так:

- Мы хотели, чтобы два гиганта – Германия и Советский Союз – ослабляли друг друга. Тогда и нам будет легче независимость получить.

- Сейчас в отношении России у вас та же политика?

- Хотите узнать – приходите в наш штаб: в редакцию журнала «Националист».

В «бандеровском логове»

… И вот я в «бандеровском логове».

Пан Шухевич сидит за стоящим в центре довольно просторной комнаты письменным столом. «Хлопцы-поводыри» справа и слева. Видимо, разговор обо мне уже состоялся, поэтому редактор журнала, а также еженедельной газеты «Голос нации» (заголовки обоих изданий стилизованы под готический шрифт) пан Андрий Шкиль встречает меня – как друга. Ведь русский полковник (хотя я в гражданском был) по приглашению такого ли человека пришёл! Значит, свой.

Пан редактор щедро дарит мне свою «продукцию» - храню до сих пор. «Продукция» - своеобразная. Ненависть к «москалям» так и сочится с каждой страницы. Зато прислужники гитлеровцев там – «герои». Так, в «Голосе» за «березень 1993 року» на первой странице призыв: «Свободу Ивану Демьянюку!» Тому самому палачу-надзирателю под кличкой Иван Грозный, с которым «мировая общественность» десятилетьями цацкалась…

Буквально сразу же из разговора становится ясно: да, политика националистов по отношению к России со времён их прислуживания фашистам – не изменилась, поэтому уточняю лишь «детали»:

- Вот читаю я ваши лозунги: «Украина – превыше всего!», «Кто зъив моё сало? Москали. Долой их!» «Украина – для украинцев!» Это – понятно. А что значит призыв: «Утопим москалей в жидовской крови!»?

Пан Шкиль лукаво, как своему, подмигивает:

- Шуткуют хлопцы! Но чего ж тех и других жалеть-то? А как вам вообще наша идеология нравится?

И вот тут я произнёс слова, едва не стоившие мне жизни, но которые считаю тем очень немногим, чем имею право гордиться. Во всяком случае, встречал их потом процитированными в нескольких публикациях. В наступившей от заинтересованного внимания тишине отчётливо говорю:

- Пусть вы считаете коммунистическую идеологию плохой, но это всё-таки – идеология. А национализм – это зоология!

Тишина становится напряжённо-мертвящей. Наверное, именно поэтому пан Шухевич уловил характерный шорох: это его телохранители «потягнули» ножи.

- Вийскового не трогать! – властно командует он. – Це мий гость.

«Гость» же исчез – англичане бы со своей знаменитой манерою не прощаться наверняка позавидовали! Скорее – в трамвай. Одна пересадка, другая… Нет слежки? Нет. Хотя, какая наивность! Мой адрес и даже номер домашнего телефона бандеровцы уже давно знали и не уставали угрожать, причём, что самое подлое, не только мне, но жене и дочери…

Однако же (вот уж действительно – парадокс!) Шухевич в тот раз жизнь мне, причём в самом что ни на есть прямом смысле, - спас! Ярый антикоммунист, националист, сын усердного прислужника фашистов и сам фактически не отличающийся по убеждениям от папаши – спас жизнь советскому офицеру, коммунисту-интернационалисту, сыну воевавшего против фашистов и их прихвостней фронтовика, партизана…

«Пуп Вселенной»

… Что меня особенно удивляло в западно-украинских националистах, так это их гипертрофированное самомнение и поистине зоологическая ненависть к людям других национальностей. Прежде всего, разумеется, к русским, но – не только. Ведь начали они с того, что стали убивать поляков – ещё до войны. О евреях и говорить нечего. Но и среди украинцев тоже отыскивали врагов. Например, «чистокровных» почему-то видели только в жителях западных областей, а восточных считали «неполноценными», так как те, дескать, поддались русскому влиянию, а то и «перемешались» с москалями. Отсюда – непримиримо-категоричное:

- Схидняк – гирше москаля! (Восточный украинец хуже русского!)

Хотя ведь наверняка же как раз на Западной Украине, веками находившейся под чуждым владычеством (монголо-татарских завоевателей, поляков, австрийцев…) происходило наиболее сильное смешение «племён и народов». Что проявилось даже в языковом диалекте: одних полонизмов - засилие. Однако «контраргумент» на сей счёт был – «железный»:

- Это вы, русские, со всеми смешивались, а мы всегда были и остаёмся – украинцами!

- Но как же! Ведь только что ты сам утверждал, что пан Стась – не «щирый» украинец, потому что его прабабка – турчанка пленная. А все твои предки - только из местных…

Да, «чистоту крови» по этому принципу можно было устанавливать – до бесконечности. И какие там завоеватели и чужие владыки? Украинцы всегда на своей земле хозяевами были! К тому же на самом что ни на есть полнейшем серьёзе, к примеру, утверждалось, что Атилла – вовсе не «гуннов царь», а – украинец. Что герой древнеиндийского эпоса Рама не кто иной, как хлопец Рома из-под Триполья. К тому же он – воплощение бога Вишну: улавливаете сходство с любимой украинской ягодой?..

Да, да, Украина – пуп вселенной!

- Где родился Иисус Христос? Говорите, в Галилее? Неправильно. На Галичине! Дева Мария – это ж наша украиньска дивчина! А кто первыми научился многоэтажные дома строить? Мы! Ещё три тыщи лет назад. Изображение ж запорожского казака на каменной плите древнеегипетской пирамиды высечено!..

В самом деле, храню газетную вырезку с рисунком того барельефа: «казацкие» усы, молодецкий взгляд, оселец на выбритой голове…

Жаль, что мы мало знаем…

Из убеждения, будто бы украинцы – это единственные на всей земле «самые-самые», а все прочие – всего лишь «недочеловеки», не только мешающие достойно жить «избранным», но и постоянно строящим «щирым» козни, вытекает поразительная жестокость бандеровцев. О том, с каким изощрённым садизмом они мстили «за причинённые беды» - расправлялись со своими жертвами, - рассказано во множестве документальных сборников и воспоминаниях очевидцев. Жаль, что не все эти книги переведены на русский!

Именно об этом я подумал, как-то прочитав в периодике владимирских единороссов «Вашей газете» слезливое сочинение о восстании в одном из лагерей ГУЛАГа «невинно репрессированных», среди которых была и вошедшая в отличившийся благородным поведением комитет самоуправления восставших «учительница с Западной Украины». Да ведь учительниц-то энкавэдисты и наши военные там особенно охраняли, потому что бандеровцы именно их в первую очередь старались уничтожить! Причём расправлялись так, чтобы население запугать. К примеру: «Хлопцы, а ведь училка-то – честная». – «Сейчас мы её лишим невинности!» Нет, чаще не насиловали, потому что в Бога веровали и своим жинкам верность блюли, а срубали наискось молодую берёзку и под улюлюканье сажали на острый кол бедную девушку. Помню, когда впервые узнал об этом, аж мороз по коже пошёл! А после прочтения упомянутой газетёнки опять передёрнуло: ведь при ликвидации после войны бандитского подполья его рядовых участников широко амнистировали, а репрессировали только тех, на чьих руках была кровь - лично пролитая или тайным служением бандеровцам. Когда тех же молоденьких учительниц выдавали…

«Клумба» и «говорила», и – показывала

Проявленья жестокости и самому довелось видеть-слышать.

Одно время во Львове, перед Оперным театром, на балконе которого в июне 41-го гитлеровцы и «хлопцы» из «Нахтигаля» повесили группу евреев и поляков, а потом фашистские бонзы, «вожди» националистов и священники-униаты благословляли добровольцев дивизии СС «Галичина» на «битву с москалями», проводился бессрочный митинг с требованием установить там, посредине роскошной клумбы, памятник Тарасу Шевченко. Митинг так и назывался – «клумба», а изречённое на нём подавалось как «клумба сказала».

Говорилось же там, разумеется, не столько о Кобзаре, сколько о злокозненных москалях, героях-бандеровцах и ослепительных перспективах Украины после того, как её перестанет грабить Москва:

- Мы выплавляем стали больше Германии! Выращиваем хлеба столько же, сколько Канада! У нас лучший в Европе каменный уголь!.. И если всё это будет доставаться только нам… А для этого мы должны подняться на борьбу с москалями, как это сделали когда-то отважные бойцы УПА!..

Я не упускал случая, чтобы вступить в дискуссию, причём не старался перекричать оппонента, как это безуспешно пытались сделать некоторые другие: толпа их тут же освистывала и заглушала криками «Геть!» (прочь) и «Ганьба!» (позор), - а по возможности спокойно напоминал о событиях прошлого или приводил конкретные факты. Например:

- А вы что, забыли, как бандеровцы немцам служили? Сколько они невинных людей погубили? А как дивизию «Галичина» под Бродами Красная Армия расколошматила? Не знаете, что угольные пласты в Донбассе уже истощены, а к тому же на первое место теперь газ выступает, которого на Украине - почти нет?..

В какой-то мере – действовало. По крайней мере, дежурившие на «клумбе» организаторы приметили меня и с моим появлением тут же подсылали «соперников». Один из них вставал впереди меня и, размахивая карманным зеркальцем в картонных корочках красного цвета, что должно было изображать «соответствующее удостоверение», как бы от моего имени громко выкрикивал:

- Я – кэгэбист! Я – коммунист! Я – атеист!..

Последнее было самым страшным обвинением – старушки начинали испуганно креститься. Другой же в это время с ненавистью шипел:

- Тебе бы поджилки подрезать, туда соли с нарубленной щетиной насыпать да заставить плясать, приговаривая: «Слава КПСС!»

Третий шнырял по толпе, подбивая тех, кто помоложе:

- Что, хлопцы, неужели же этого москаля так и будем слушать? Или заткнём ему глотку?

И трижды пытались «затыкать» - к счастью, каждый раз выручали случайности. К примеру, когда «хлопцы» меня уже крепко за грудки взяли, я вдруг рядом услышал подчёркнуто радостное:

- Так вот вы где! А мы с ребятами вас по всему городу ищем…

Произносил это внушительного роста капитан, о котором мне довелось написать в окружной газете, а с ним были трое или четверо его сослуживцев…

Поразительная жестокость

Мой старший по возрасту и жизненному опыту друг Михаил Константинович Гурский, с которым мы сотрудничали, причём – чаще под псевдонимами, в гонимой националистами газете «Вильна Украина» (она даже печаталась в Хмельницком), рассказал такую историю.

- Вскоре после войны я, выпускник ускоренного курса юридического факультета, прибыл во Львов в качестве следователя прокуратуры. И знаешь, за что меня первый раз по служебной линии отчитали? Выехали мы на место происшествия: в лесу бандеровцы напали на группу наших демобилизованных солдат, которые возвращались из Германии. Ехали они на грузовике – полный кузов. Радостные: живыми остались, дом скоро увидят. Песни пели. Это, видимо, их и подвело: бандеровцы встретили и всех до одного, безоружных, – в упор. Причём мало того, что раненых мучили: глаза выкалывали, животы вспарывали, уши отрезали, - но и над мёртвыми издевались. Всем для чего-то головы отрубили и по кустам разбросали.

Старший из нашей группы приказал солдатам охраны уложить тела в ряд. А я собрал головы и приложил к туловищам. Старший посмотрел – и меня: «Кто тебя, такого бестолкового, прислал? Не соображаешь, что эта и вон та головы – не от тех трупов!..» Хотя, может, он нарочно отчитывал: чтоб хоть как-то отвлечь от ужаса…

Или – уже моё впечатление.

Когда я после увольнения из армии работал пропагандистом в городском штабе гражданской обороны, моим коллегой оказался пожилой майор-отставник, который во время оккупации жил в селе подо Львовом и часто видел бандеровцев.

- Хорошо они песни зпивали! Особенно – «Червону калину»…

- И вы своими глазами видели, что они творили? Расскажите!

- Случалось… Но - рассказывать?.. Если интересно, вы можете сами с ними поговорить. Недавно один из таких в село вернулся. Хотите – познакомлю?

Конечно же! Тем более что и формальный повод был. Я только что прочитал небольшую книжицу местного автора, в которой он рассказывал, как бандеровцы рекрутировали людей в свои ряды. Молодому парню под угрозой расправы над ним и семьёю поручили «ликвидировать» присланного во Львов для восстановления фабрики инженера-москаля. И вот дежурит он возле подъезда, ожидая жертву, волнуется, отчего вспотела ладонь, в которой зажата «готовая развернуться со змеиным шипеньем удавка». Видимо, из конского волоса она была сплетена, думал я, но – каким именно образом и как она на руке держится?

С этого вопроса я и начал разговор с «бывшим» - могучего телосложения, ещё довольно моложавым на вид мужиком. Он презрительно глянул на меня исподлобья и вместо разъясненья отрезал:

- Я этого баловства не любил! Человек ещё не успеет понять, что с ним, а уже – готов…

Чем наша «беседа» и закончилась. «Западло» было «отважному герою» с «подлым москалём» толковать!

Мой сослуживец был явно смущён таким поворотом и стал, как мне показалось, униженно извиняться перед «ветераном» за беспокойство. А мне сказал:

- Пойдёмте до хаты – горилки выпьем.

За горилкой он объяснил «нелюбовь» земляка к удавке:

- У этого пана подпольное псевдо было – «Танцор». Любил он вешать людей на дереве, на гибком суку. Под тяжестью человека ветка прогибается, повешенный достаёт ногами землю, подпрыгивает, сучок, пружиня, затягивает петлю… Получается «танец смерти». Хлопцы гогочут!..

Свершил «Танцор» и другие «подвиги», за которые его потом аж трижды судили – правда, в составе групп. А так как после войны смертная казнь была отменена (и так народу много погибло!), то «давали» ему по «четвертному» - по 25 лет. В совокупности получилось – 75. Наказание отбывал в Казахстане, хотя в лагере просидел чуть более двадцати. Дальше работал вольным поселенцем, женился, но в родные края показаться боялся: родственники погубленных могли отомстить. Осмелел лишь с приходом к власти националистов. Они «по достоинству» оценили «заслуги» борца с москалями: при назначении пенсии засчитали годы пребывания в бандеровском подполье как фронтовые – один за три, прибавили 75 лет тюремного сроку, плюс трудовой стаж после отбытия наказания…

- Стаж получился – более ста лет, а пенсия – больше чем у любого генерала!..

Первый «организатор геноцида»… князь Андрей Боголюбский!

… Удивляло то, как быстро и ловко националисты буквально всё после развала СССР и обретения Украиною «незалежности» прибрали к своим рукам – даже армию, где большинство офицеров не являлись украинцами. К тому же ведь все они были воспитаны в духе марксизма-ленинизма, интернационализма, верности идеалам социальной справедливости. Поэтому само разделение, в сущности, единого народа на «наших» и «не наших» поначалу казалось дикой нелепостью. Но… Как и при сокрушении всего Советского Союза, роль сыграли обывательское равнодушие «агрессивного большинства» граждан, боязнь «высунуться», шкурническая надежда приспособиться к новым порядкам.

А националисты в это время не дремали: посадили на руководящие должности своих сторонников, захватили СМИ, проводили шумные «акции» по борьбе с «наследием тоталитаризма» и «памятью о советской оккупации». Так, они надругались над могилами советских воинов на мемориальном кладбище («не место москалям на украинской земле!»), сняли с постамента танк Т-34, первым ворвавшийся в освобождаемый от фашистов Львов («его пушка на костёл нацелена – верующих оскорбляет»), убрали памятник Кузнецову («геть русского террориста, из-за которого гибли мирные украинцы!»), переименовали проспект Мира в имени Степана Бандеры…

Соответствующая идеологическая обработка велась с поистине иезуитской изощрённостью, причём её основная направленность была – против России и вообще против русских. Соотечественникам внушалось, будто бы у северных соседей-братьев иных забот не было и нет, как «знищать щирых украинцив». При этом порою до совершеннейшего абсурда доходило!

Так, однажды мне довелось присутствовать на «гуманитарной подготовке» личного состава (введённой вместо политзанятий) в одной из частей Львовского гарнизона. Руководитель группы на полном составе спросил слушателей:

- Кто первым осуществил геноцид украинского народа?

- Гитлер, - наивно ответил один из солдат.

- Неверно!

- Сталин и коммунисты – во время голодомора, - добавил другой.

- Правильно. А ещё раньше?

- Пётр Первый, которому пытался помешать славный гетман Мазепа.

- Ну, а ещё раньше?

Солдаты молчали. Был, признаюсь, весьма озадачен и я. И тогда руководитель назидательным тоном изрёк:

- Запомните: первым организовавшим геноцид украинского народа был москальский князь Андрей Боголюбский, который захватил наш Киев и безжалостно казнил многих украинцев!..

Я не выдержал:

- Так тогда же ещё ни русских, ни украинцев, ни белорусов не было – был единый славянский народ! И борьба не между народами была, а между князьями, зачастую – братьями, за великокняжеский престол.

- Это вас, русских, не было, - отрезал руководитель, - а мы, украинцы, всегда были!

«… Вот почему москали такие плохие»

На подобных занятиях (не говоря уже о бесчисленных, издаваемых массовыми тиражами «исследованиях») ставилась под сомнение сама принадлежность русских – к славянам: «ославянившаяся», дескать, татарва, мордва и всякая прочая чудь! В лучшем случае, с сочувствием разъяснялось, почему русские такие дикие, чёрствые, вынужденные заливать тоску водкой:

- Им достались глухие леса, болота, бедные земли. Мало солнца, зимою – снега и морозы. Поневоле одичаешь и огрубеешь! Не то что мы – на ласковой неньке-Украйне! Поэтому у нас и речь нежная, и песни певучие, и натура добрая…

Зараза, с которой не борются, может к эпидемии привести

Нужно ли объяснять, что под влиянием такой массированной обработки не только неопытные солдаты (они подвергались организованной обработке в первую очередь) приобретали заданные националистами взгляды и нужный настрой, но и умудрённые жизнью люди «поправки» делали. Так, мой тогдашний коллега по окружной газете, майор, воспитанник Суворовского училища, а потом - выпускник Львовского высшего военно-политического училища, прослуживший два десятка лет в Советской Армии, с гордостью хвастался:

- Сын сумел поступить во Львовскую военную школу-интернат и успешно учится там!

- Это которая – имени Степана Бандеры? И воспитанники её называются юными бандеровцами, как вы когда-то – суворовцами?

- Ну что же!.. Всё в мире – меняется…

«Эпилог» не случайно – тревожен…

Не то ли самое и мы в последнее время слышим? А теперь вот – и видим!..

Как это ни горько осознавать, но приходится констатировать: очень многое упустили мы в воспитании молодёжи. Провозгласив целью жизни наживу, утратив высокие идеалы, приняв за правило поведения конкуренцию, то есть «войну всех против всех», а особенно – «инородцев», куда мы пришли?

Ох, нелегко ж придётся нам должные поправки делать! А нужно, иначе… Примеры скатывания в зоологический тупик тревогу буквально бьют!

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter