Уроки французского (Часть I)

7 января, в день Рождества Христова по православному календарю, в Париже произошел теракт, В результате которого погибло 10 человек.

Теракт совершен исламскими фундаменталистами против сотрудников либерального  сатирического журнала Charlie Hebdo, известного своими оскорбительными выпадами против Пророка Мухаммеда. Этот акт вандализма расколол Францию, как и 10 лет назад,  на исламистских иммигрантов и свободолюбивых французов.

Тогда, в октябре 2005 года вандалы поджигали автомобили, здания. Сегодня они перешли к более решительным и определенным действиям. Причина в одном: за 10 лет  во Франции ничего не изменилось.

А в России?

В течении половины 2005 года во Франции произошло два крупных протестных события, потрясших благополучную страну. Этнический и  молодежный конфликт в общей сложности затронул интересы шести млн. иммигрантов и примерно такого же количества  студентов, учащихся  ПТУ и сочувствующих им людей. По оценкам экспертов в  протестных  акциях  приняли участие свыше двукими фундаменталистами противсотрудников ршедакциих миллионов человек

Конфликт во Франции никого в мире не оставил равнодушным. На него, пусть и по-разному, откликнулись различные политические силы и в России

Теперь, когда волна погромов и вандализма спала, можно спокойно, без излишних эмоций, разобраться в том, что произошло во Франции.

I. Исторический аспект

 

Для более полного представления о происходящем обратимся к истории и статистике.

ЭТНИЧЕСКИЙ КОНФЛИКТ

Франция, как и ряд других стран Западной Европы, стала центром притяжения иммигрантских сообществ, представленных, прежде всего, выходцами из французских колоний Северной и Экваториальной Африки, стран Арабского Востока, а также Индокитая. Во Франции обосновалось до 80% всех выходцев из Алжира и Марокко, ныне живущих в Европе. Всего из 61 млн. населения страны около 6 млн. или 10 процентов рождены за пределами Франции.

Французские власти проводят курс на полную интеграцию меньшинств в состав французской нации, стремясь не выделять их какие-либо этнические и культурные особенности. Примером подобного "интеграционного подхода" является законодательно введенный запрет на  ношение в школе головных платков школьницами из мусульманских семей. Лишь сравнительно недавно мусульманским общинам, которых во Франции насчитывается около 700,  стали разрешать создавать свои общественные организации, называемые ассоциациями. Таковых в настоящее время более 1000.

Во Франции наиболее либеральные законы в отношении иммигрантов. В соответствии с ними представители меньшинств пользуются значительными по своим размерам социальными программами.

Иммигрантам предоставляется здесь практически бесплатное жилье, выделяемое из расчета 12 кв.м на человека, включая детей. Выселение из таких квартир, даже при неуплате за электричество и газ, возможно, согласно действующим законам, лишь с апреля по сентябрь – ведь в остальные месяцы во Франции господствует "суровая" зима, и человек может подвергнуться недопустимым страданиям (на это надо было бы обратить внимание тех российских чиновников, которые так настойчиво стремятся выселять из домов собственных сограждан за долги по оплате услуг ЖКХ). Минимальное пособие, RMI, которое получают даже те, кто никогда и нигде не работал, составляет во Франции 390 евро в месяц. Пособие на ребенка – 160 евро в месяц. При этом все дети обязаны учиться в начальной и средней школе – опять-таки, абсолютно бесплатно. В правительстве за соблюдение этих норм отвечает специальный член кабинет – министр по делам равноправия и социальной солидарности.

Но при этом иммигранты не желают расселяться в местах, где есть потребность в трудовых ресурсах и в сельской местности. Они привязаны к общинам, располагающимся на окраинах крупных городов, типа наших городов-спутников. Большинство из них плохо знает французский язык и не имеет специальности. Иммигранты, конечно, живут хуже коренных французов, но их благосостояние в разы, если не на порядок, лучше тех, кто проживает на их исторической родине, из которой кто раньше, кто позже иммигрировал во Францию.

Агрессивность мусульманских переселенцев во Франции – явление  перманентное и почти привычное. Всего на долю мусульман-иммигрантов приходится более трети всех совершаемых в стране правонарушений.

Французы, терроризируемые СМИ за "нетолерантность", ведут себя терпимо и даже отрешенно по отношению к иммигрантам, стараясь по возможности уклоняться от какого бы то ни было взаимодействия с ними. Появление "белого" француза в иммигрантской общине чревато серьезными последствиями.

МОЛОДЕЖНЫЙ КОНФЛИКТ

В 1968 году  Францию потряс мощнейший и беспрецедентный для того времени социально – политический кризис, проявившийся в бурных студенческих  волнениях, которые получили название  студенческой революции, переросших во всеобщую забастовку.

Власти Пятой Республики вынуждены были согласиться со многими требованиями бастующих и пошли на подписание т.н. гренельских  соглашений о повышении зарплат, сокращении рабочей недели, улучшении условий труда, гарантии прав профсоюзов.

Однако принятые меры не исключили глубоких потрясений для экономики  Франции,  которые  к осени 1968 г. переросли в острый финансовый кризис. Вследствие его страна потеряла половину своего золотовалютного резерва.

 Что произошло во Франции?

 

27 октября 2005.г. два подростка, якобы убегавших от преследования полицейских (факт не установлен), закрылись в помещении электрической подстанции и погибли под напряжением. Это послужило сигналом для многочисленных актов вандализма.

В эпицентре погромов, начатых эмигрантскими бандами, оказались главным образом предместья Парижа. Бандиты орудовали в школах, библиотеках, торговых центрах. Ими сожжены тысячи автомобилей. В городе Монтрей сгорело целое предприятие "Рено". В пожарных, пытавшихся тушить пламя, летели бутылки с зажигательной смесью. Нападения совершались даже на комиссариаты полиции. Жандармы, получившие приказ избегать жертв, пытались обуздать насилие с помощью спецсредств и нелетального оружия. Однако все безрезультатно.

Волна насилия быстро захватывала провинцию за провинцией. В Страсбурге, Суассоне, а также в Сомме и в Луар Атлантик на глазах у изумленных жителей сгорали машины.

Всего же с 27 октября волнения были зарегистрированы в 300 муниципальных образованиях. Сожжено свыше 9 тысяч машин, десятки автобусов. Погромщики ураганом прошлись по десяткам, если не сотням общественных и частных зданий, включая школы, детские сады, мэрии. Точно известно о гибели как минимум одного человека, много раненых, среди них сотрудники полиции и пожарной охраны. В основном пострадали рядовые граждане. При этом не было ни одного посягательства на банковские структуры, биржи, страховые компании. Предполагаемых участников погромов сотнями отправляли за решетки, но на их место немедленно приходили другие.

По словам прокурора города Парижа  Ива Бота, если бы было известно, кем организуются беспорядки, "эти люди уже сидели бы в тюрьме". Бот отметил, что в происходящем "видна организованность, присутствуют стратегия и гибкая тактика". Беспорядки устраивают мобильные группы молодых людей, или, возможно, не очень молодых (погромщики носят маски). Они приезжают на скутерах, бросают бутылку с горючей смесью и уезжают. "Задержать их чрезвычайно трудно", пояснил прокурор.

 

II.Причины происходящего

 

В российских СМИ великое множество версий о том, что послужило причиной третьей французской  (иммигрантской) революции. Однако все они базируются на одном либеральном утверждении: французские власти и французское общество повинны в том, что они у себя не адаптировали иммигрантов и не создали им должных условий для развития.

Складывается впечатление, что сверстанные на скорую руку аналитические материалы, публикуемые в российских СМИ, преследуют цель не поиска истины, а подверстки под заданные выводы либерально-космополитического толка, на которых остановимся ниже.

Однако даже неглубокий анализ указывает на многочисленные причины происходящего. Среди них  преобладают  следующие:

1. Исторические антагонизмы.

2. Глобализационные последствия.

3. Внутриполитические противостояния.

4. Внешнее воздействие.

 

1.2. Исторические антагонизмы

 

Иммиграция во Францию осуществлялась и осуществляется из французских колоний, остающихся и сегодня фактическими экономическими протекторатами Франции.

В этих странах "правит бал" французский капитал, нещадно эксплуатируя природные ресурсы и человеческий потенциал. Население этих стран, освободившись от колониальной зависимости, осталось в полной экономической зависимости. Оно склонно винить во всех бедах французов, зачастую не имеющих никакого отношения к транснациональным компаниям.

Убежденность в виновности французов живет в сознании всех бывших "колонистов" и передается из поколения в поколение вместе с кровью матери.

Два чувства – несправедливость и месть живут в тех странах, которые были и остаются французскими протекторатами. Эти чувства усиливаются и оформляются в конкретные протестные действия, когда иммигранты воочию сталкиваются с богатством, роскошью и упорядоченностью жизни во французской метрополии.

 

2.2. Глобализационные последствия

 

Необходимо рассмотреть с двух точек зрения.

Первая – это отношения развитых стран со странами третьего мира.

Вторая – разрушение традиционных обществ посредством нивелирования наций.

 

По первой точке зрения

 

Об отношениях развитых стран к третьему миру, написано великое множество монографий и материалов. Вряд ли их стоит повторять в докладе, ограниченном рамками специальной темы.

Очевидно одно – французское общество, желая избежать внутреннего гражданского конфликта  из-за антагонистических отношений труда и капитала, осуществило социализацию Франции за счет перенесения тягот капиталистической эксплуатации на страны третьего мира

.Сразу необходимо оговориться - это не французское изобретение. Таким образом, была достигнута желанная стабильность и процветание всего западного общества., которое называют, возможно,за это новшество, развитым.

 Это продолжается довольно долго. Скажем, для США более 100 лет, для Франции – 50. Но так не может продолжаться вечно. Процветающий миллиард рано или поздно вынужден будет столкнуться с умирающим в нищете, а от того безрассудно жестоким и мстительным,  третьим миром. А это ни много, ни мало – 3 млрд. человек. И если искать истоки конфликта цивилизаций, то они проистекают   прежде всего из этих отношений.

 

По второй точке зрения

 

Глобализация несет в себе не только неравномерное экономическое развитие и несправедливую систему распределения общественного мирового продукта, но и агрессивно вторгается в философско-религиозные и нравственно-этические основы жизни демократизируемых обществ..

Попытки навязать американский образ жизни, сложившийся из эрзац-культур различных народов, не воспринимается не только на востоке, но и на западе, не только в исламском, но и в христианском, иудейском мире.

Глобализм, базируясь на идеологии либерализма, в качестве основной преграды своего распространения определил нации, гражданство и семью. Предпринимаемые сверхусилия по нивелированию наций, игнорированию гражданства и разрушению традиций во внутрисемейных отношениях преследуют цель изменения структуры, состава населения, идеологии общественных отношений, ликвидации института семьи, гражданства и государственности. При этом идеологи глобализма не задумываются над тем, чем заместить разрушенное, кто и как будет регулировать отношения в этом общепланетарном "Вавилоне".

Ислам отвечает на эти вызовы консолидацией своих усилий прежде всего на пути проникновения американизма в виде либеральной демократии в мусульманские страны.

Национальный вопрос

 

Игнорирование национальности, устранение ее как барьера в отношениях между разноплеменными людьми породило, как мы видим на примере Франции, утрату нравственно-этических норм поведения как у мусульман, так и у христиан.

Разрушив культурный ареопаг, в котором формировался и удерживался человек, ему не предложили взамен ничего, кроме животно-хищнического отношения к наживе. Упразднение морали и замещение ее бизнесом, в качестве регулятора общественных отношений,  породило атмосферу скрытости, агрессивности, конкурентности, чаще всего недобросовестной, базирующейся на лжи, обмане, дезинформации, дискредитации и т.п.

Нельзя не согласиться в этой части с главным редактором журнала "Политический класс" В. Третьяковым, который в анализе происходящего во Франции указывает на то, что "на территориях христианских стран надо жить по цивилизационным законам этих стран, не теша себя игрушками типа мультикультурности, каковая есть лишь внешне облагороженная система атомизации и сегрегации в обществе".

Действительно, надо признать, что, отказавшись от упоминания христианства как цивилизационной основы Евросоюза, более того, – вообще от упоминания христианства в европейской конституции, европейские политики, подталкиваемые либеральными экспертами и СМИ, не просто отказались от своей истории и своих предков, но и совершили несусветную глупость, собственными руками продемонстрировав всему миру, что Европа может быть и не христианской.

Придушив почти до смерти внутри себя христианскую социалистическую идею и оставив только космополитический либерализм, европейская цивилизация, во-первых, лишила себя того, что является единственным двигателем  развития, а во-вторых, создала идейный и интеллектуальный вакуум, который стал заполняться "заморским" исламом.

Главное, создавая безнациональное общество, Франция упразднила понятие государствообразующей нации. Можно как угодно долго спорить по поводу того - кого относить к ней. Однозначно,  - это представители тех наций, которые создали, сохранили и модернизировали Францию в современное государство. Речь не идет о том, как ерничают политические либералы, что надо замерять у французов чистоту крови, длину носа и продолжительность разговорного "р-р-р". Речь идет о том, что нация, призванная скреплять многообразие народов, вырабатывать философию и идеологию общежития, демонстрировать личным примером принципы равенства и справедливости, постепенно отводилась от этой функции, нацеленно размывалась, ослаблялась и в силу этого стала не способной ее выполнять.

У нее иссякли ассимиляционные силы. Она утратила авторитет перед другими нациями. Начался этап реассимиляции, когда малые народы, в лице своих общин, стали ассимилировать французов в себе, разрывая единое культурное пространство.

Все, что мы видим во Франции, - это не борьба бедных с богатыми, черных с белыми, это война культур, возникшая на основе непонимания друг друга. А в силу того, что это продолжалось очень долго, то возникло психологическое чувство некомфортности, переросшее в агрессивную неприязнь.

Эта трагедия еще раз подтверждает: человек не может жить вне своей национальной среды. Утрачивая национальное, он, прежде всего, утрачивает общечеловеческое.

(Под национальной средой понимается - язык, традиции, нравственно-этические нормы. Регулятором межнациональных отношений выступают - сами нации через свои культурные традиции.)

 

Вопрос гражданства

 

Гражданство – это устойчивая политико-правовая связь человека с государством, в результате которой возникают их права и обязанности по отношению друг к другу. Нелишне заместить, что оно возникло на основе Гражданства Римского, которое определяло статус лица, принадлежавшего к римской гражданской общине, который выражал определенные политические и частноправовые привилегии. К слову сказать, только римский гражданин мог быть субъектом квиритского права собственности, обладать властью отцовской (домовладением). Отмена частноправовых  привилегий гражданства римского и замена его преторским правом явилось началом конца Римской империи.

Теперь, когда все старые империи разрушены и им на смену пришла одна новая империя в лице США, первостепенной заботой глобалистов стало разрушение государств. Устранение препятствий для распространения людей, товаров, услуг, финансов и идей из блага превращается во зло, ибо это еще  и распространение бесконтрольного экстремизма и культурного вандализма. Агрессия, как следствие сопротивления несправедливости, к сожалению, распространяется быстрее, чем передвигаются люди, а потому  раньше своего субъекта приходит в столкновение с реалиями жизни.

Иммигранты, действительно, живут хуже французов. "Но почему они должны жить лучше?", - задается вопросом научный руководитель Центра исследований постиндустриального общества В.Л. Иноземцев.

Этим вопросом публично не принято задаваться во Франции и в Европе, но сами себе французы такой вопрос наверняка задают. Скорее всего, Франция не согласиться с тем, чтобы по-прежнему здесь права граждан необоснованно подменялись правами человека.

На что имеет право претендовать человек, приехавший в чужую страну? На отношение к себе как к честному и свободному человеку, на невмешательство в его частную жизнь, на свободу передвижения и вероисповедания. Все это – его неотъемлемые права и, надо заметить, во всех странах Европейского союза они соблюдаются с исключительной скрупулезностью. Но может ли такой человек претендовать на равное с коренными жителями этой страны социальное обеспечение, образование, получение жилья и участие в общественной жизни? Нет и еще раз нет. Потому что все эти права проистекают не из его человеческой природы, а из его гражданского статуса. И это не противоречит идеям свободы, столь укорененным во Франции. Не случайно словом "общество" (societe) во французском языке обозначается любое добровольное объединение, включая даже фирмы и компании. Общество – это совокупность граждан, имеющих обязательства друг перед другом, социальный организм, в котором права неразрывно связаны с обязанностями и немыслимы без последних.

Государство зиждется на договоре с гражданами. И в этом договоре две стороны, а не одна. Граждане добровольно принимают на себя обязательства блюсти все законы, поддерживать все программы, направленные на укрепление и расцвет государства, обеспечение его безопасности и обороноспособности в обмен на привилегии, по сравнению с негражданами.

Когда же в Государстве начинает культивироваться уравнивание в правах всех жителей, граждан с негражданами, какие чувства возникают у граждан? Возникает потребность разорвать договорные отношения с государством. Он размышляет примерно так: « Коль Государство уравняло меня в правах с иммигрантом, в т.ч. в части прав на приобретение собственности, социальных гарантий, то с какой стати я должен выполнять такие обязанности перед государством, которые не выполняет приезжий? Почему, например,  при равных правах для одних воинская повинность – обязанность, а для других нет?»

Так разрушается связь гражданина с Государством, которое вследствие этого остается на попечении недобросовестных чиновников и разрушается порою медленно, но зачастую мгновенно. Попытки подмены отношений гражданина и общества, базирующихся на паритете прав и обязанностей, квазиотношениями, именуемыми правами человека в гражданском обществе, обречены на провал, точнее, на уничтожение государственности. Ибо гражданское общество требует от государства полного и незамедлительного выполнения всех его обязательств, не беря на себя никаких.

Таким образом, т.н. гражданское общество, подменив институт гражданства правами человека, формирует у населения привычку быть закононепослушными и нелояльными к государству. Можно ли в таком случае удивляться, что иммигранты, приехав в страну пребывания, не только не уважают, но и не соблюдают ее законов, вызывающе ведут себя, пренебрегая правилами и традициями.

 Иначе как лукавством не назовешь позицию тех, кто, представляя интересы либеральных кругов, недоумевают происходящим во Франции. Однако невозможно скрыть тот факт, что из-за их позиции здоровым силам французского общества было все труднее противостоять требованиям меньшинств, в большинстве случаев, – безосновательным, и не быть отнесенным к националистам.

Неизбежность повторения французских событий угрожает всем, кто и далее в своей практике будет игнорировать этно-конфессиональные интересы, разрушать гражданско-государственные отношения.

 

3.2. Внутриполитическое противостояние

 

Этническая "революция" во Франции расколола французское общество. Явным стало то, что давно скрывалось за французской политкорректностью.

Идея создания безнационального общества, в котором будут доминировать интересы страны и личности, лопнула как мыльный пузырь. Конвергенция, концептуально предусматривающая постепенное сближение двух дивергентных систем капитализма и социализма с их последующим слиянием в т.н. "смешанное общество" в границах одной страны, сочетающие в себе положительные черты и свойства каждой из них, не состоялась. Попытки объяснить это отсутствием должных социальных условий, безработицей, нереализованностью европейских программ интеграции иммигрантов и даже французского национализма – с одной стороны, нежелание мусульман интегрироваться, соблюдать законы страны пребывания, их иждивенчество и криминализированность – с другой стороны, не дают исчерпывающего ответа. Ибо все это появилось не вчера, и общество, заинтересованное в самосохранении, обязано было найти компромиссное решение. Скорее всего, мы наблюдаем неспособность политической системы Франции, отражающей характерную для всех западных стран конструкцию, адекватно отвечать на вызовы времени и возникающие глобальные противоречия. Перенос эксплуататорской нагрузки с производителей страны на третий мир, глобальные изменения на планете, связанные с распадом СССР, только отсрочили, но не устранили противоречия, угрожавшие стабильности западного общества.

Напротив, возможности любой отдельно взятой страны стали еще более ограниченными. Идеологический диктат на соответствие либеральным ценностям сузил их внутренние возможности в поиске альтернативных направлений развития.

Известная актриса Брижит Бардо в 2003 году издала книгу "Крик в тишине", в которой она с тревогой писала о проблеме увеличения во Франции иммигрантов и мусульман из Северной Африки. Ее приговорили к штрафу "за высказывания, призывающие к расистской ненависти". Однако сегодня ее слова звучат явно пророчески, обличая не эмигрантов, а общество и власть, не способные адекватно реагировать на глобальные изменения. "… На протяжении последних двадцати лет мы смиряемся с подпольным, опасным, неконтролируемым проникновением элементов, которые не только не подчиняются нашим законам, но с каждым годом все больше пытаются навязать нам свои…".

После всего случившегося уместно говорить не только о том, что дала трещину вся политическая система Франции, но и о том, что отношения между политическими силами приобретают характер жесткой конфронтации, происходит радикализация  всей политической жизни в стране.

Эксперты расходятся в оценках того, насколько "исламский бунт" выгоден той или иной политической силе, и кто сможет извлечь выгоду из происходящих событий. Скоре всего, почти весь французский политический истеблишмент  окажется в проигрыше. События во Франции могут похоронить существующие партии вместе с их лидерами и полностью изменить политический ландшафт в стране. Беспорядки поставили под вопрос политическую судьбу как нынешнего главы государства, так и его преемников.

Премьер-министр Доминик де-Вальпен обвиняется в неэффективной социальной политике, якобы вызвавшей взрыв.

Глава МВД Николя Саркази, который соревнуется с Ж.-М. Ле Пеном  в жесткости оценок, обвиняется в том, что он спровоцировал конфликт. Исламская община требует его отставки.

Другие эксперты склонны считать, что значительная часть национальной элиты с интересом наблюдает за происходящим и ожидает, что некоторые партии могут рассчитывать на политические дивиденды.

Ультраправые политики типа Жан-Мари Ле Пена окажутся в выигрыше, если правительство пойдет на уступки жителям иммигрантских кварталов и тем самым сохранит для правых возможность разыграть свои карты на следующих президентских выборах (на предыдущих Ле Пен набрал 18% голосов).

В этих условиях конкуренцию ему может оказать Николя Саркази, если он конвертирует свою жесткую риторику в конкретные действия по депортации хулиганов и наведению порядка в мусульманских общинах. Однако в своих действиях он встретит отпор со стороны либералов. Последние уже консолидировали свои усилия с лидерами национальных общин в протестных митингово-демонстрационных действиях, раскручивая тему наступления фашизма в стране, что иначе как оскорблением французов назвать нельзя.

В свою очередь, социалисты не преминут указать на ошибочность ужесточения социальной политики и в знак благодарности могут претендовать на выборах на голоса граждан Франции из числа арабов и североафриканцев.

 

4.2. Внешние факторы

 

Большинство французских экспертов сходится в том, что  беспорядки не являются следствием тяжелого материального положения иммигрантов. Безработица здесь составляет не более 20-30%. Но и не имеющие работу не особо ищут ее, удовлетворенные достаточно большими компенсациями.

По их мнению, беспорядки не имеют ни какого отношения и к религии. Объектом негодования и вандализма молодых людей являются по большей части не религиозные объекты или органы государственной власти и даже не символы благополучия – банки, страховые компании, биржи и т.п., – а собственность рядовых граждан – соседей по кварталу, по дому и т.п. Это считается аномальным поведением, провоцирующим негативное восприятие, прежде всего, коренных французов, не отличающихся не то что роскошью, но и богатством. Складывается впечатление, что такая тактика действий преследует цель вызвать ответные действия не от властей, а от населения.

Некоторые аналитики вслед за главой МВД Н. Саркази полагают, что беспорядки организованы неким единым центром. Текущие события ими связываются с загадочной серией вбрасывания дымовых гранат в мечети, серией поджогов общежитий для иммигрантов, прошедшей в Париже в августе-сентябре 2005 г. Тогда сгорело сразу четыре дома, населенных выходцами из Африки. В огне погибло около 60 человек. На юге Парижа обнаружена фабрика по производству бутылок с зажигательной смесью.

Высказывается много предположений об "американском следе", будто бы США мстят Шираку за его позицию по Ираку. На Франции отрабатывается и проверяется эффективность технологий т.н. «бархатных революций»,цель которых привести к власти лояльный США политический режим. Не хочется верить в такие версии. Но небезинтересно в этой связи вспомнить, что кризису 1968 г., приведшему к отставке де Голя, предшествовали события чем-то схожие с нынешними. Руководство Франции активно боролось за обретение собственного суверенитета и избавление от американского диктата.

Она выступила против планов создания многосторонних «ядерных сил» с участием ФРГ.В 1966 году Франция осудила интервенцию США в Индокитае, в 1967- агрессию Израиля против арабских стран. В марте 1966 г. Франция вышла из состава военной организации НАТО и ликвидировала американские базы на своей территории.

Сегодня большинство склоняется к тому, что американцы, не желая в одиночку вести войну с исламским миром, провоцируют страны Европы на втягивание в глобальный конфликт с исламским миром. Испания, Великобритания, Франция! Кто следующий?

 Бен Ладен – порождение ЦРУ. Это уже доказанный факт. Еще более убедительной выглядит такая трактовка в свете глобального политического кризиса вызванного публикацией  карикатур на пророка  Мухаммеда. Суть проблемы, как известно, состоит в том, что 30 сентября 2005 г. одна из датских газет опубликовала 12 карикатур на пророка  Мухаммеда. На естественный и правомерный протест представителей мусульманских стран не последовало ни какой реакции. Больше того, многие европейские проамериканские газеты ,реагируя на призывы некоторых известных европейских либералов, решили в знак солидарности с датчанами опубликовать у себя эти  карикатуры. Информационная компания достигла своего результата. Сохраняя невинность, либералы вкупе с американцами задаются вопросами: почему мусульмане всего мира проявили интерес к рисункам, опубликованным в датской газете только через четыре месяца?; для чего потребовалось властям мусульманских стран ,так жестко реагировать на факт публикации?

На самом деле интерес вызывает то ,почему с упорством достойным лучшего применения, европейские либералы вынуждали исламский мир на такую реакцию. Может быть для того, чтобы  продемонстрировать западному обывателю размах протеста, агрессивность протестующих ,шокировать его этим и утвердить в мысли о необходимости войны цивилизаций . Сомнений в том, что таким образом осуществляется моральная подготовка к новой военной операции против мусульманских стран, остается все меньше и меньше.

 

(Продолжение следует).

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter