Что можно сделать для малой роботизации армии?

Роботизация российской армии сдвинулась с мертвой точки. Сравнительно недавно министр обороны РФ Сергей Шойгу принял принципиальные решения о разработке новых боевых роботов для армии. Кроме того, состоялось два показа российских оборонных новинок. Первый прошел 30 июля 2013 года на выездном заседании Коллегии Министерства обороны РФ на полигоне "Ржевка" (19-й испытательный полигон ВМФ) под Петербургом, а второй состоялся 20 августа в Москве в рамках первого "Дня инноваций Министерства обороны РФ".

В общем и целом, оба показа не были удовлетворительными. Представленные разработки беспилотных летательных аппаратов, дистанционно управляемых платформ и другой подобной техники демонстрировали вторичность идей, в основном скопированных с американских и израильских разработок, и были весьма похожи на радиоуправляемые игрушки из "Детского мира". Робот с камерой, за которую разработчик выставил ценник в 30 млн. рублей, вызывал едкий комментарий министра обороны: «Я такую в «Детском мире»… дешевле куплю». На показе в "Ржевке" ряд разработок не продемонстрировал заявленных тактико-технических характеристик, вместо действующих образцов представлялись массо-габаритные макеты. Видно было также, что это разрозненные разработки, пока что не составляющие комплекса оснащения, что особенно было заметно на выставке "Дня инноваций Министерства обороны РФ".

Несмотря на такие результаты, Шойгу уверен в необходимости продвижения новой техники в войска. Российская армия сильно отстает от других армий по робототехническому оснащению. В мире на вооружении состоят более 27 тысяч боевых роботов, и появились даже подразделения, оснащенные такой техникой. Необходимость перевооружения армии толкает к поиску талантливых изобретателей и конструкторов, привлечению в армию специалистов, созданию научно-технических рот. Несмотря на первые неудачи, работа набирает обороты.

Роботизация большая и малая

В отношении роботизации армии пока есть серьезная неопределенность на уровне концепции, то есть пока не выработано понимание, как именно нужно роботизировать армию в ближайшее время и на более отдаленную перспективу. Существуют разные подходы, обсуждаются разные предложения. Среди них можно выделить два основных подхода. Первый состоит в том, что структура подразделений, частей и соединений и состав вооружения существенно не изменяются, а вводятся автоматизированные устройства, которые повышают боевые качества техники, оружия и средств ведения разведки. Этот подход можно назвать "малой роботизацией". Второй подход состоит в том, чтобы следовать в целом американскому образцу, который предусматривает изменение структуры подразделений и частей, введение новой техники, на которую возлагаются вспомогательные операции: разведка, разминирование и разграждение, транспортные функции. Несмотря на то, что многие разработки боевых роботов явно копируют американские образцы, тем не менее, эта концепция в России не слишком популярна, в силу собственных военных традиций, опыта да и сильного различия между российской и американской армиями. Российская армия все же ориентирована на крупномасштабные сухопутные операции, в которой основное место отводится бронетанковым и артиллерийским частям. Американская армия ставит на авиационные удары и аэромобильные операции. Потому в России явно зарождается своеобразная концепция глубокой роботизации армии, подразумевающей создание автоматических ударных боевых роботов, на основе боевых машин пехоты, танков и САУ, формирования из них частей под автоматическим управлением, способных самостоятельно действовать на оперативную глубину. Собственно, ряд разработок, такие как САУ "Мста" или ЗРПК "Панцирь-С1", можно считать неплохими прототипами подобных ударных роботов, поскольку они могут действовать в автоматическом режиме. Этот подход можно назвать "большой роботизацией". Безусловно, развитие этой концепции требует очень серьезных изменений в структуре армии, вооружения и техники, а также военной промышленности, и потому развивается не слишком быстро - слишком много неясных вопросов, требующих проработки.

Сейчас для российской армии в наибольшей степени доступна и актуальна "малая роботизация", которая уже в ближайшие годы может повысить боеспособность армии и снизить возможные потери в вооруженных конфликтах. На этом, не бросая, конечно, работ в области перспективных концепций, стоит сосредоточить сегодня основные усилия.

Основные задачи "малой роботизации"

Для успешной "малой роботизации" армии, пожалуй, стоит не дожидаться, пока конструкторы разработают нечто эдакое, а сформулировать требования к необходимой технике, исходя из потребностей армии. В этом отношении стоит подчеркнуть, что работа по роботизации армии не должна пускаться на самотек, а нужно силами Военно-промышленной комиссии организовать управление процессом разработки, испытания и внедрения новой техники. Нужны конкретные требования к разработкам, привлечение широкого круга разработчиков и организаций, проведение конкурсов с сопоставлением конкурирующих разработок, а также последующей их доводкой и объединением возможностей наилучших конструкций. Только так можно рассчитывать на успех в относительно короткие сроки. Конкретные задания, вытекающие из нужд армии, и конкуренция конструкторов - вот в чем состоял секрет быстрого развития вооружений во время Великой Отечественной войны. В конце концов, оборона - общее дело, и неумеренные личные амбиции могут сильно повредить.

Что можно предложить для армии из самого необходимого в рамках "малой автоматизации"? Пожалуй, если судить по опыту боев в Афганистане и Чечне, требуется следующее: средства ведения разведки, средства усиления огневой мощи мотострелковых подразделений и средства улучшения эффективности огня артиллерии и стрелкового оружия.

Средства разведки

Нет нужды напоминать, какое значение для боя имеет своевременная и точная разведка. К этой сфере приковано большое внимание разработчиков робототехнических комплексов всех стран, и теперь самый распространенный вид боевых роботов - это беспилотные летательные аппараты с функциями наблюдения и разведки. По этому же пути идут и российские разработчики.

Однако стоит указать, что БПЛА далеко не всегда в состоянии решить стоящие перед мотострелковым подразделением задачи ведения разведки, хотя бы потому, что этот комплекс требует, как правило, целого комплекса оборудования: контейнер с рабочими местами операторов, оборудование радиоканалов управления и передачи данных, оборудование техобслуживания и запуска, автономный генератор (например, БПЛА "Орлан-10"). Если учесть весь необходимый для работы, перемещения и охраны этого комплекса личный состав, то для эксплуатации БПЛА потребуется специальное подразделение численностью не менее взвода. Подобное подразделение, конечно, будет действовать главным образом в составе полка или бригады, решать задачи оперативно-тактического уровня, тогда как рота или взвод будут вынуждены рассчитывать на свои глаза и уши.

Представляется целесообразным, чтобы "малая роботизация" довела усиление средств ведения разведки до отделения и даже до отдельного солдата, и вот это, как раз, будет в решающей степени влиять на сокращение потерь в ходе боевых действий. Что это может быть? Например, устройство для ведения наблюдения, состоящее из объектива, гибкого световода длиной 3-5 метров, и окуляра. Подобное устройство может иметь широчайшее применение. С его помощью можно вести наблюдение из укрытия, окопа, огневой позиции без риска поражения противником. С его помощью можно выглянуть из окна, бойницы, за угол здания, не подставляя голову под пули. Объектив может быть подвешен на ветках деревьев или кустов, положен на бруствер окопа, тогда как наблюдающий боец будет находиться в укрытии. Для удобства пользования к нему можно приложить телескопическую штангу, с помощью которой объектив можно безопасно выставить из укрытия. Подобные устройства незаменимы в обороне и в контрснайперской борьбе. Это устройство целесообразно ввести в штатное оснащение каждого бойца.

В числе других средств ведения разведки, которыми можно оснастить или каждого бойца, или ввести в штатное оснащение отделения, можно упомянуть слуховые аппараты для подслушивания противника. Ночью такие устройства могут уловить звуки шагов, разговоры, лязг оружия и т.п. демаскирующие противника звуки. Весьма полезной будет портативная разведывательно-сигнальная аппаратура (РСА), которая может использоваться в охранении и в засадах. Также мотострелковым подразделениям необходим портативный радиосканер для засечки радиопереговорных устройств и мобильных телефонов противника, а также малогабаритный детектор металла для поиска мин, растяжек и взрывных устройств.

Эта аппаратура может быть весьма компактной по размерам и весу, входить в штатное оснащение или отдельного бойца, или отделения. Такие средства разведки существенно расширят боевые возможности даже небольших подразделений и приведут к значительному сокращению потерь в ходе боевых действий.

Средства усиления огневой мощи подразделений

Хотя предполагается, что мотострелковые подразделения должна поддерживать авиация, бронетехника и артиллерия, тем не менее сплошь и рядом складываются ситуации, когда пехота может рассчитывать только на свои силы и решать боевые задачи собственными средствами. По опыту целого ряда вооруженных конфликтов очевидно, что ситуации, когда мотопехота будет действовать сама по себе, могут сложиться в любой момент, и при этом она вынуждена будет действовать против численно превосходящего противника, против укреплений и дотов, неподавленных огневых точек, в невыгодных условиях. Подобные действия очень часто оборачиваются большими потерями.

Вот как раз для таких случаев и требуются малогабаритные ударные роботы, которые позволят в сложной ситуации мотострелковому подразделению прикрыть фланги и тыл, подавить огневые точки противника, поставить огневой заслон и решить другие подобные задачи на поле боя. Сама по себе идея дистанционно управляемого ударного робота, несущего на себе пулемет или гранатомет, очень хороша. Однако американские версии, которые часто копируются в России, вряд ли подходят для оснащения мотострелковых подразделений в российской армии по довольно простой причине. Они слишком тяжелые для пехотинца, передвигающегося пешком. Переноска робота массой в 100-150 кг к исходному рубежу, в дозоре или в рейде станет для подразделения слишком большой обузой, и командир должен будет выбирать между роботом или дополнительным боезапасом. Кроме того, в ситуации, когда надо оторваться от противника, и когда подразделение сбрасывает весь лишний груз, такой робот будет брошен в первую очередь. Американские образцы явно ориентированы на аэромобильные операции, когда роботы перевозятся вертолетами вместе с подразделением, и для нашей тактики не подходят.

Потому задачу можно сформулировать так: нужно сконструировать дистанционно управляемого робота таким образом, чтобы его вес не превышал 30 кг без оружия и боеприпасов, чтобы на него можно было установить любое штатное стрелковое оружие и гранатометы, а также наиболее распространенные типы иностранного стрелкового оружия, чтобы робот мог передвигаться и сохранять надежное управление примерно на 500 метров от оператора. Кроме того, управление роботом и прицеливание должно быть настолько простым, чтобы управлению можно было обучить любого бойца. Он не должен быть чрезмерно дорогим, поскольку задача его сокращать потери, подставляя под огонь робота. Если же робот будет ценой с автомобиль, то командир будет им дорожить, и наоборот, солдаты будут рисковать жизнью ради его сохранности.

Такой робот может решать целый ряд тактических задач. Например, он может выдвигаться вперед подразделения для подавления огневых точек противника, прикрывая бросок всего подразделения к атакуемому объекту. Роботы могут быть поставлены на флангах, высвобождая бойцов для выполнения боевой задачи, могут имитировать наличие на определенном рубеже или огневой точке наличие подразделения, вести беспокоящий огонь. В обороне такие роботы гораздо менее чувствительны к подавляющему огню противника, а также могут выставляться для фланкирующего огня или в качестве огневых точек, ведущих кинжальный огонь. Весьма эффективно будет их применение в засадах.

Средства улучшения эффективности огня

Баллистические расчеты имеют огромное значение для эффективности огня из стрелкового оружия и артиллерии, они позволяют достичь поражения цели при минимальном расходе боеприпасов. В силу этого обстоятельства основы баллистики даются в любом наставлении по стрелковому бою, и предполагается, что каждый солдат должен уметь выполнять необходимые расчеты в условиях ведения боя. Однако, в бою далеко не всегда есть возможность сосредоточиться на расчетах, да и математическая подготовка солдат оставляет желать много лучшего. На практике это приводит к неэффективному огню с неправильным прицелом и бесцельному расходу боеприпасов. Аналогичная проблема существует и в артиллерии, в которой далеко не все офицеры имеют достаточную подготовку для ведения точного и эффективного огня. Это весьма наглядно показал опыт войны в Афганистане и Чечни. Пристрелка "вилкой" часто приводит к тому, что она предупреждает противника и дает ему время для смены позиции.

Потому можно предложить разработать специальные комплексы для ведения необходимых баллистических расчетов как для стрелковых подразделений, так и для артиллерийских батарей и дивизионов. Для артиллерии это могут быть расчетные комплексы, включающие в себя БПЛА, оборудованные системами позиционирования, измерения расстояний, а также приборами для измерения температуры воздуха, давления, направления ветра, которые передаются в наземный центр для обработки. Данные для стрельбы могут передаваться прямо в компьютеры САУ, или же передаваться командирам артиллерийских батарей. Систему расчетов можно усовершенствовать путем введения поправок на количество выстрелов из орудия и износ ствола, тип снаряда и другие факторы, влияющие на стрельбу. Подобные системы нужно неустанно совершенствовать и испытывать в самых жестких условиях, поскольку точный артиллерийский огонь, открываемый внезапно и без пристрелки, как показывает опыт целого ряда вооруженных конфликтов, дает резкое преимущество над противником и наносит ему большие потери.

Портативный баллистический вычислитель можно разработать и для мотострелковых подразделений. Это может быть портативный, карманный компьютер, оснащенный термометром, барометром, лазерным дальномером на гибком проводе (для возможности безопасного измерения расстояния из укрытий), который на основании собранных данных рассчитывает наилучший режим огня из разных видов стрелкового оружия, гранатометов, минометов, для гарантированного поражения цели. Данные могут быть отображены в виде простой таблицы для всех типов оружия, имеющихся в подразделении, удобной для отдачи команд. Такой карманный вычислитель может быть у командира подразделения, придаваться пулеметным или минометным расчетам. Конечно, в ближнем бою он вряд ли будет использоваться, но вот для ведения огня на предельных дистанциях он будет незаменим, будет существенно экономить боеприпасы и затруднять действия противника, что приведет к сокращению потерь своих подразделений.

Используемый вместе со средствами разведки, описанными выше, карманный баллистический вычислитель может дать мотострелковому подразделению возможность внезапно открыть по противнику точный огонь с предельных дистанций, и нанести ему урон, оставаясь практически в безопасности. Это один из важнейших способов сокращения своих потерь, и считать такой карманный баллистический вычислитель блажью нет никаких оснований.

Эти задачи, при условии концентрации лучших научно-исследовательских сил, наиболее сильных организаций и конструкторских бюро, при помощи наиболее опытных офицеров, могут быть решены в достаточно короткий срок и дать уже в ближайшие годы серийные образцы подобного рода "малой роботизации" армии, существенно расширяющей ее боевые возможности.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter