Снежная пелена выборов

Город Цхинвал утопает в грязи, снеге и – немного – в политических страстях.

В грязи – потому что весь перекопан. В этом году местные власти собрались полностью заменить ВСЕ местные коммуникации: водопровод, канализации, газ… Не мудрено, им уже более полувека. Раскопать – раскопали, трубы – проложили, и даже – засыпали. Но вот на асфальт уже не хватило сил. Почему: у каждого жителя юго-осетинской столицы свой ответ на этот вопрос. Либо не хватило времени, либо – денег, либо – деньги просто разворовали. Что же, будущее покажет. А пока мечта многих приезжих – сменить свои фасонистые ботиночки на старые добрые кирзовые сапоги.

А снег, как-то удивительно рано, засыпал Осетию аккурат накануне нашего приезда. Но горы Кавказа, по-прежнему, неизъяснимо прекрасны. А восьмое чудо света, осетинские пироги с сыром, по-прежнему, неимоверно вкусны. Знатоки говорят, что вкуснее могут быть только пироги с молодой свекольной ботвой, но – не довелось, не сезон…

А вот активная фаза политических страстей к 13 ноября, дню выборов Президента Южной Осетии, уже миновала и страна пошла делать свой выбор к избирательным урнам. Оставляя политиков и политологов биться над вопросами: а есть ли такая страна? И могут ли в ней проводиться честные выборы? И кому они нужны – эти выборы? Ответ на некоторые из этих вопросов пока теряются в пелене осетинских метелей.

А есть ли такая страна?

Немного истории... Южная Осетия (РЮО) – это государство, появившееся в 2008 году, как результат зеркального ответа России на признание 43-мя государствами (в том числе – США, Канадой и странами Евросоюза) независимости Республики Косово. Косово было автономной и, чего греха таить, мятежной частью исторической союзницы России на Балканах – Сербии.

Южная Осетия была такой же частью ситуативного сателлита ЕС на Кавказе – Грузии. И после попытки Грузии (в августе 2008 гда) разобраться с Южной Осетией «своими методами» - «Смерчами», «Градами», танками – Москва особо не церемонилась. 14 тысяч российских солдат 58-й армии, а также две роты 291-го мотострелкового полка 42-ой гвардейской мотострелковой дивизии МО России (более известные как чеченский батальон «Восток» Сулима Ямадаева) очень быстро «принудили к миру» грузинского президент Саакашвили. Европа покричала в гневе, но в канун надвигающегося финансового кризиса быстро затихла.

26 августа Россия признала Республику Хуссар Ирыстон, Южную Осетию.

Осетинам, с прагматической точки зрения, этого вполне достаточно. Страна имеет общую границу только с Россией и Грузией. Тбилиси, в соответствии с законом «Об оккупированных территориях» установил режим экономической блокады Хуссар Ирыстон. С другой стороны – российские субвенции составляют около 90% южноосетинского ВВП. Два года назад российский премьер Путин озвучил эти цифры:

«На восстановление по инвестиционной программе в 2008 году было направлено около 1,5 млрд рублей, в 2009-м - уже 7 млрд рублей, а в 2010-м планируется 5 млрд 700 млн.». В таких условиях симпатии осетин, даже их капризной элиты, безусловно – на стороне России. Хотя многие в стране признают, что после 2008 года жить стало намного трудней – все дорого. Ведь после катастрофической деиндустриализации 90-х годов основная товарная масса ввозилась именно со стороны Грузии. А через Рокский тоннель (всего две дорожных полосы в скальном коридоре длинной 3660 метров, на высоте 2500 метров, с сумасшедшим «серпантином» на спуске и ежегодными двумястами сходами снежных лавин в окрестностях), единственную автотрассу, связывающую Россию и Южную Осетию, много не провезешь.

Но кроме бытовых сложностей есть историческая память. Почти у каждого села, от Цхинвала до Знаура, можно увидеть вдоль обочины «скелеты» сожженных легковых автомобилей. Я потом спросил у Коста Дзугаева, в 1997-1999 годах – Председателя Парламента РЮО, «почему не убирают». И услышал: «Что бы помнили. Эти машины были сожжены грузинскими танками. Нередко – вместе с пассажирами».

Война не знает пощады. Недалеко от Хетагурово, мы проезжали мимо села Убиат. Большое разрушенное село, где восстановлены только несколько домов – они принадлежат осетинам.

- А остальные? – спросили мы.

- Это грузинские дома. Грузины сюда не вернуться, а восстанавливать их мы не хотим. Когда дойдут руки – снесем и восстановим здешние сады! – таков был ответ, и он не прибавлял оптимизма по поводу светлого будущего грузино-осетинских отношений. Когда-то Анатолий Солженицын заметил, что для восстановления России необходимо «три непоротых поколения». Для восстановления исторического добрососедства, очевидно, что бы хотя бы одно поколение прожило - нет, не в дружбе – хотя бы в мире, что бы затянулись раны отцовских обид. А пока: «Грузины сюда не вернуться» - и это был рефрен, сопровождавший нас от Цхинвала до Знаура. А каково грузинам?

Могут ли в Осетии проводиться честные выборы?

Вне зависимости от того, признает ли мир (ООН, США, Евросоюз, Грузия) результаты южноосетинских выборов (а они уже «не признали»), это государство уже получило высшую степень легитимности – одобрение своего народа. Это не газетное клише – так написано во всех учебниках политологии. Да, государство это не признано большинством мирового сообщества. Но ведь непризнанных стран не так уж и мало: начиная от «азиатского тигра» Тайваня и заканчивая «отморозками Индийского Океана» - сомалийскими автономными формациями.

Но ведь государство – это не только карта в геополитическом преферансе глобальных игроков, но и форма существования населения, народа на определенной территории. И каким будет это существование – то диапазон очень широк. От демократии и высокого уровня экономического развития Тайваня (а оно именно «фантомное», спросите у китайцев) до чудовищного пиратского хаоса «фантомов» на территории Сомали. Ведь надо как-то жить. Организовывать безопасность, коммуникацию населения, хотя бы какое-нибудь социальное обеспечение. А для этого необходима власть. Вне зависимости от признания ее где-то там, далеко…

И эту власть необходимо избрать. И надо отдать должное осетинам: 13 ноября они свою власть избирали чисто. В этом мы убедились, объехав 8 (из 84) избирательных участков на запад от Цхинвала.

Мы – это группа международных наблюдателей из миссии CIS-EMO: россиянка, поляк и украинец. И нарушений на участках мы не нашли. Да, бедно… Да, холодно… Но «шеф группы», россиянка Алла Лекарева шустрой мышкой забиралась во все углы избирательных помещений в поисках хотя бы чего-нибудь неправильного. И по-детски обрадовалась, заметив, что в селе Артнет переносной информационный стенд с портретами кандидатов оказался повернут к стене. С гордостью «исполнившего Долг» она потребовала явить лики кандидатов избирателям. Таким образом «к стене» были повернуты образцы бюллетеней, расположенных на другой стороне стенда.

Вообще-то на осетинских выборах было предложено несколько новаций избирательного процесса. Так на внутренней стороне обложки паспорта избирателя ставился штамп о получении бюллетеня. Конечно, нельзя портить паспорт посторонними записями, но такое нарушение, наверно, гораздо менее греховно, чем так знакомые нам здесь, в Украине, появления мертвых душ или пропажа целых улиц в избирательных списках.

Особенности осетинских выборов бросились в глаза не только нам. Олега Верника, известного украинского юриста, эксперта CIS-EMO в области конституционного права, впечатлила другая «осетинская новация, связанная с самой формой избирательного бюллетеня. Он двусторонний, причем на одной его стороне указаны фамилии кандидатов в президенты, а на другой предоставлено место для обязательных подписей представителей ВСЕХ кандидатов. Я рассматриваю такой вариант бюллетеня как чрезвычайно демократический и чрезвычайно транспарентный».

И действительно: везде по 9 политических конкурентов – и ни на одном из восьми участков, на которых мы были, не случилось ни одного скандала или встречной претензии. С ума сойти!!!

Кому они нужны – эти выборы?

Вопрос, конечно, риторический! Конечно, они были нужны всем, имевшим политические амбиции и желание припасть к тому потоку субсидий, который ежегодно изливается из Москвы в Цхинвал.

В республике эти средства расходовали, ну, очень нерационально. Настолько нерационально, что уже в декабре 2008 года Счетная палата РФ предложила создать федеральную дирекцию для координации работ по восстановлению Южной Осетии. Ее так и не создали: ведь Южная Осетия для России – не бизнес-проект, а политическая игрушка. Ведь именно Цхинвал остается сейчас единственным опорным пунктом РФ в горах Большого Кавказа и именно благодаря своему присутствию в Южной Осетии Россия полностью контролирует транскавказскую автомагистраль с ее Рокским тоннелем. Что такое Рокский тоннель показала «пятидневная война» 2008 года: через два дня после прохода тоннелем российские танки стояли в двадцати километрах от Тбилиси.

Кроме того, РЮО полностью зависим от России. Даже в большей степени, чем Абхазия: там есть несколько портов, куда приходила турецкая гуманитарная помощи в годы экономической блокады Сухума.

Поэтому все кандидаты на цхинвальских «выборах-2011» являются кандидатами пророссийскими. Даже в программе «главного оппозиционера»ж Аллы Джиоевой, где сближение с Россией не упоминается ни разу, ключевым обещанием является создание специальной комиссии, которая будет следить за расходованием российских денег. То есть, в том, что деньги будут, она уверена.

Все остальные кандидаты соревновались, в той или иной степени, в «преданности Кремлю». И немножко – себе.

Окружение действующего президента Эдуарда Кокойты долгое время продвигало генерального прокурора Южной Осетии Таймураза Хугаева, швагера в семье Кокойты. Одно время президент даже официально называл генпрокурора своим преемником. Однако, под давлением Москвы, он отказался от такой «семейственности» и поддержал кандидатуру 41-летнего генерал-майора и министра МЧС Анатолия Бибилова. Генерал тоже считается «человеком Кокойты», но не входящим в его «ближний круг». Кремль оказал максимальную поддержку Бибилову, вплоть до визита в Цхинвал, в сентябре этого года, руководителя администрации российского президента Сергея Нарышкина, явно продемонстрировавшего российские симпатии.

Но не тут-то было. Окружение президента («хугаевцы») выдвинуло целый букет кандидатов на высший пост (Вадима Цховребова и Георгия Кабисова), которые, «потоптавшись» на электоральном поле Бибилова, отобрав у него, в первом туре, не менее 24,5% голосов.

Сложившаяся ситуация – это результат совсем не цхинвальских «разборок». Скорее – московских. Все претендеты заявляют о себе как о «настоящих кандидатах Кремля». Хотя более похожи на ставленников определенных российских медиаресурсов, ведущих свою игру. Так Кабисова всеми силами «проталкивает» Модест Колеров, в недавнем прошлом - начальник управления Президента России по межрегиональным и культурным связям, а сейчас - главный редактор информационного агентства REGNUM и координатор предвыборного проекта «Интернациональная Россия». Посол РЮО в России Дмитрий Медоев, на встрече с нами, так охарактеризовал ситуацию: «Это спекуляция. Модест Колеров выставляет свои идеи как стержень чьей-то политической кампании в Южной Осетии, они даже провели неформальный съезд, и на данный момент эта непонятная организация поддерживает кандидата в президенты Георгия Кабисова».

Может быть, посол и прав. Но, скорее всего, осетинский демарш – это просто эпизод подковерной борьбы Модеста Колерова с нынешним начальником управления Президента по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами Сергеем Винокуровым. Это становится ясным даже при беглом знакомстве с публикациями REGNUMа (http://www.regnum.ru/news/polit/1439076.html)

А «Республика Хуссар Ирыстон» - так, под горячую руку попалась.

И вот, на фоне далекой московской интриги, восходящей звездой на политический небосклон Цхинвала взлетела Алла Джиоева, экс-министр образования республики. Джиоева позиционирует себя как «оппозиционер режиму», хотя основная ее поддержка – очень авторитетный в РЮО главный тренер сборной России по борьбе Джамболат Тедеев (кстати, брат украинского народного депутата). Тадеев тоже хотел выдвигаться кандидатом, но 30 сентября ЦИК отказал ему в регистрации, а потом, по словам самого Джамболата «силовики штурмом брали мой дом и людей, которые меня поддерживали».

Так что в истеблишменте Южной Осетии царит некоторая растерянность. По мнению московского эксперта Евгения Минценко «хугаевцы» сейчас «вынуждены выбирать между Бибиловым, который обещал посадить коррупционеров, и человеком Дзамболата Тедеева, который может и еще жестче с ними поступить, припомнив свое публичное унижение с отказом в регистрации кандидатом на пост президента и осадой в родовом селе».

Выбрать будет сложно. В первом туре Бибилов и Джиоева пришли «ноздря в ноздрю» (25,44% против 25,37% в пользу генерала). Но 27 ноября все решится. И, может быть, тогда положат новый асфальт на цхинвальские улицы. Или начнут стрелять.

Киев – Цхинвал – Киев.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter