Молдова и Приднестровье в плену геополитических недоразумений

«Россия и непризнанные государства» – тема эта вновь попала на центральные полосы СМИ, на этот раз в связи с Приднестровьем. Политика Кремля в отношении этого «непризнанного государства», населенного в значительной степени этническими русскими отличается от политики в отношении Южной Осетии или Абхазии. С одной стороны – Москва де-факто поддерживает независимость ПМР. С другой - периодически звучат заявления российских официальных лиц о том, что на самом-то деле Россия совершенно не против того, чтобы Приднестровье полностью перешло под контроль Молдавии, и что Россия считает Молдову целостной страной. Последним таким заявлением стало интервью Чрезвычайного и Полномочного Посла Российской Федерации в Республике Молдова Валерия Кузьмина молдавскому Info-Prim Neo. Посол сказал, что «значительная часть населения ПМР» хочет воссоединения с Молдавией. Это интервью вызвало бурю возмущения в приднестровских СМИ.

Значит ли это, что Россия «сдает» Приднестровье, и что на самом деле происходит в этом непризнанном государстве – отвечает журналист и политолог из Приднестровья, директор Аналитического бюро «Consulting Mobile» Роман Коноплев:

Роман Коноплев - Действительно, российская дипломатия говорит с Кишиневом сегодня в весьма почтительном тоне. Молдова находится в границах т.н. «постсоветского пространства», и, разумеется, Москва любую цену готова пожертвовать для того, чтобы сохранить свое влияние там, где когда-то располагалась Молдавская ССР.

По результатам общения с высокопоставленными россиянами, периодически бывающими в здешних краях, мне примерно прояснилась картина желаний властей РФ. Там всё ещё любят почитать на сон грядущий что-нибудь про геополитику. Многие чиновники не прочь порассуждать у себя на кухнях и в тиши кабинетов по поводу осей, Хартленда, различных форм экспансии и т.п. При этом есть рутинные достаточно детали, которыми в ходе подобного рода экспансии, якобы, можно жертвовать, или совершать всевозможные глупости.

Вспомним, к примеру, о судьбе русских.

В Молдове у нацменьшинств есть определенные сложности – единицы, которые нашли свою нишу в бизнесе, чувствуют себя относительно сносно. Абсолютное же большинство славян подвергается различным формам дискриминации – и в быту, и при трудоустройстве.

Авраам Шмулевич - Политика РФ в отношении Приднестровья не грешит последовательностью

Вместе с тем, многие, в том числе и в России, говорят о несхожести конфликтов в ЮО и Абхазии с Приднестровьем.

Роман Коноплев – Мне сложно судить на расстоянии о том, к примеру, как обстоят дела с межнациональными отношениями в Грузии, легко ли, к примеру, в Тбилиси найти работу русскому или абхазу, и мешает ли там национальность при трудоустройстве.

Авраам Шмулевич – Я недавно побывал в Тбилиси и имел возможность ознакомиться с ситуацией там именно в области национальной политики, говорил и с официальными лицами и с простыми людьми. Никакой дискриминации славян в Грузии и близко нет. Отношение к русским на личном уровне очень дружественное, и в отношении этнических осетин и этнических абхазов нет никакой дискриминации или личной враждебности. А правительство Тбилиси, к тому же, прилагает усилия для сохранения и развития их языка и культуры.

Роман Коноплев – А вот в Молдове славянам делать нечего – их выдавливают из этой страны 20 лет.

При этом официальная Россия рассуждает просто по поводу русских – «мы сами нуждаемся в людях, приезжайте к нам, если вас притесняют, живите, работайте в России, и не мешайте нам заниматься большой геополитикой».

Авраам Шмулевич - В чем вам из ПМР видится причина различия в отношении Кремля к конфликту вокруг Абхазии и ЮО с одной стороны, и к Приднестровью - с другой?

Роман Коноплев - Есть определенные силы, которые, вероятно, на уровне Садового Кольца лоббируют идею о геополитическом реванше в регионе, убеждая руководство РФ, что Молдова - не "отрезанный ломоть". Что нужно лишь "чуть-чуть" подбросить деньжат, подключить какой-нибудь фонд, и настроения в Молдове магическим образом изменятся - там вдруг всё станет пророссийское, появится свой Янукович, и вот уж он-то присовокупит Молдову к Таможенному союзу, военным проектам. А вот за это можно будет преподнести им ценный приз в виде Приднестровья. На роль подобной политической силы долгое время рассматривалась ПКРМ Воронина. То есть, по факту, у независимого Приднестровья в мире не очень много сторонников. В общем-то, за эти иллюзии дороже всех придётся платить обычным людям - Россия если и не получит здесь результата, то есть если соединит Молдову с ПМР, и в результате потеряет и одно, и другое - не слишком много потеряет - не тот ущерб, о котором можно вообще вести речь. А вот люди, живущие здесь, рискуют, и они все это давно понимают, даже в каком-то смысле привыкли к периодическим холодным ветрам, дующим с Востока. Уже и танки резали на металл... В общем, история длинная, много всякого было...

Авраам Шмулевич - Многие жители Приднестровья и собственно Молдовы, как и жители ЮО и Абхазии, получили российские паспорта. Причем делалось это по инициативе властей РФ.

Роман Коноплев - Эта тема весьма болезненна – все эти российские паспорта, и тому подобное.

Так уж вышло, значительная часть населения постсоветского пространства воспринимала эту игру с паспортами и гражданством как некое развлечение. Паспорт какой-то страны – это вроде футболки любимого клуба – «а у меня вот Спартак», «а у меня – киевское Динамо». Примерно по такому же принципу люди принимали то, или иное гражданство. Это был, как правило, неосмысленный до конца процесс. И чиновники различных государств по разным причинам ничего людям не спешили объяснить. К примеру, никто не говорил, что в Молдове будет в 2011 году очень проблематично выживать человеку, в особенности пенсионеру, если у него вместо паспорта Молдовы в кармане лежит российский паспорт.

Почему так поступали чиновники?

Потому что МИД РФ через различных посредников вроде общин по сути торговал этими самыми паспортами – как поддельными дипломами. Это было время очень больших денег, заработанных дельцами на всех этих документах. От ста до тысячи долларов платили люди за свою любовь к России. Конечно, при этом далеко не все планировали в Россию уезжать, но принципиально хотели иметь именно российский паспорт – спрос формировали слухи, СМИ, какие-то ностальгические разговоры...

Как и почему приобретались бессарабцами и приднестровцами российские загранпаспорта? Через общины, которые, к примеру, в Молдове возглавляли в том числе и кадровые офицеры спецслужб РМ. Господа офицеры, как и другие смертные, хотели заработать. Сегодняшняя статистика ведёт учет граждан Молдовы, которые находятся в РФ в статусе гастарбайтера, это несколько сотен тысяч. Но реальная цифра гораздо выше – более миллиона молдаван живут в России сегодня уже в статусе полноценных её граждан, с документами, и т.п. В Приднестровье количество населения уменьшилось приблизительно на 250- 350 тысяч человек. Это также те, кто переехал в Россию, получив гражданство. Насколько были законными основания его получения? В каждом случае – своя ситуация, законодательство тоже менялось. Часто доходило до того, что значительные суммы в долларах требовалось заплатить тем, кто по законам РФ вполне обладал правом получения российского паспорта, к примеру, по рождению. Но получить паспорт можно было только через общину. А там нужно платить доллары. Даже отслужившим в российской армии одно время не разрешалось получить паспорт РФ – у меня здесь, в Приднестровье, одноклассник, отслуживший и тут в российской части, и потом несколько лет в «горячей точке», воевал на границе с моджахедами-наркодилерами, - ему российский паспорт так и не дали, пришлось довольствоваться молдавским. А у кого были деньги, вопрос решался…

Это был горячий бизнес, паспорта РФ разбирались одно время как пирожки с печи – никто ж не верил, особенно в девяностых, что вся эта история с Молдовой и её независимостью – надолго, ну как без России-то… Считалось, что такое паспорт Молдовы? Это ж просто бумажка! Разве ж это страна? Вот у России есть много чего – не только нефть, газ и ракеты, есть и дипломатия с вековыми традициями, и интересы во всех частях земного шара, в конце концов некая фундаментальная идея – «русские на войне своих не бросают». А у Молдовы что есть? К тому ж паспорт Молдовы – это паспорт страны, армия которой воевала против пророссийского Приднестровья. Многие из убеждений не хотели брать гражданство Молдовы, хотя его давали без жестких требований, не так, как в Прибалтике. Но аргументов не брать этот паспорт хватало. В конце концов, это паспорт страны, где русских местное население, положа руку на сердце, не любит совершенно.

Затем начались кухонные разговоры о борьбе за признание, о том, что вот-вот, надо только подождать, и Россия признает ПМР, и включит как область в свой состав. Приднестровцы – народ запасливый, оптимистичный. Вот, все, кто мог, стали «запасаться» российскими документами. Тем более, что как-то нужно было пересекать границу с Украиной, чтоб летом отдыхать на море…

Доходило до того, что одно время фальшивые российские паспорта продавали даже в церкви. Был случай, когда органы госбезопасности разоблачили в Приднестровье целого главу русских общин – местного священника, который поставил на поток торговлю поддельными документами России. Сейчас он где-то там, в России, благополучно прячется по церквям, замаливает грехи.

В итоге, спрос породил предложение.

При этом людям никто из дипломатов не объяснял, что они – жертвы собственных заблуждений, а паспорта – это просто товар, на котором кто-то неплохо зарабатывает. Что эти все надежды на вхождение ПМР в состав России – это просто надежды…, и что паспорт может быть полезен только в одном случае – если вы собираетесь уехать в РФ, и у вас там есть жильё и работа. И, конечно же, российские дипломаты, как и всевозможные посредники – торговцы паспортами, никому не сообщали, что по большому счёту российским чиновникам совершенно безразлично, какие права есть у граждан РФ в той же Молдове.

Сегодня за свою наивность расплачиваются в первую очередь русские старики, которые из принципиальных соображений получили российские паспорта. В Молдове для них законом не предусмотрено бесплатное медобслуживание, т.к. они – иностранцы.

В Приднестровье есть свои старики – граждане России. Тут бы и рады помочь, но система здравоохранения год от года становится всё хуже, специалистов всё меньше. А для медучреждений Кишинева они тоже иностранцы, тем более что без вида на жительство могут и оштрафовать, и депортировать – законодательная база уже готова.

Авраам Шмулевич - А как соотносятся права граждан РФ в Молдове и граждан Молдовы на территории РФ?

Роман Коноплев - К сожалению, данное соотношение не симметрично. Начиная от сроков пребывания. В РФ лицо с молдавским паспортом может проживать 12 месяцев в году, в Молдове гражданин РФ может проживать лишь 3 месяца из каждых 6. Очень много нюансов, где российская дипломатия, в общем-то, сбросила свои козыри Кишинёву. Наверное, принцип простой – «будьте нашими друзьями, и можете делать с русскими и гражданами РФ всё, что заблагорассудится». В общем-то, так и происходит.

Авраам Шмулевич - Связана ли каким-то образом дискриминация в отношении славян со сменой власти в Молдове?

Роман Коноплев - Молдова – бедная страна с туманными перспективами. Уже не первое поколение политиков всё это тянется. Несмотря на некоторую положительную динамику в экономике, всё равно это беднейшая страна Европы. Вопрос отношения к русским стоит в Молдове крайне остро – на самом деле, от русских уже давно никто не требует какой-то интеграции, языковой, культурной, и тому подобное… Требуется одно – чтобы русские «куда-нибудь» делись.

Разумеется, это не государственная политика, министры и лидеры партий выражаются современным политическим языком, весьма сдержанно и умеренно. Но на лестничных площадках, в офисах и учреждениях жизнь течёт совершенно другая – бедные люди нуждаются в поиске виноватых в своих бедах. Им просто нужно кого-то ненавидеть, и они ненавидят инородцев, в первую очередь русских. Бедность порождает ультраправые настроения.

При этом, казалось бы, сходные по этническим пропорциям Молдова и Румыния, отличаются друг от друга. Румыны и цыгане – граждане Румынии – считаются дискриминируемой этнической общиной в рамках ЕС – над ними смеются, депортируют, ловят на воровстве в магазинах – и, в общем-то, в Румынии уже давно нет таких радикальных настроений, как в Молдове. Да, там есть свои ультраправые, Noua Dreapta – ну, это «системные» националисты местного розлива, аналоги в России найдёте сами, они есть.

Дискриминация русских в Молдове связана и с проблемами политического класса РФ.

Тема прав русских там, мягко говоря, не котируется. Приходится иногда слышать из России, что и русских-то, собственно, не существует, что это синоним слова «православные», или ещё нечто в этом роде, вроде того, что русский – это тот, кто знает русский язык.

Молдова вот, как и Румыния, - тоже православные страны. Но здесь никто не говорит о том, что «православный» - это синоним слова «русский», или, скажем, «румын». Кого надо «не любить» - коренному населению Молдовы, увы, дополнительно объяснять не надо, - они и так знают. Они в курсе, кто больше всех «виноват» в том, что им живётся плохо.

Если взять во внимание интересы русских, проживающих в Молдове, то в их интересах было бы объединение Молдовы и Румынии, поскольку в этом случае у русских появился бы коридор – они бы смогли переехать в другие регионы ЕС, где к русским относятся более лояльно, и где существуют механизмы интеграции. Понятно, что вряд ли кто-то сможет принудить Молдову воспитывать своих граждан, которые учились ненавидеть русских многие десятилетия, занимаясь этим где-то на кухнях. Никто там никого воспитывать не будет. Коренные выходцы из Молдовы хорошо относятся к русским только тогда, когда они сами живут где-нибудь в Брянской области, или в Подмосковье. То есть, когда не живут у себя дома. Хотя, возможно, и находясь в России они считают русских в чём-то виноватыми… В том, например, что это из-за козней «плохих русских» им пришлось в Россию переехать, потому что «оккупанты» занимают рабочие места…

Авраам Шмулевич - Приходится иногда слышать о «молдавском» и «румынском» национализмах. Какой их них направлен против русских?

Роман Коноплев - Я бы, скорее, разделил отношение к русским по территориальному признаку, а не по названию, с которым себя идентифицируют те, или иные граждане. Коренное население бывшей Бессарабской губернии, которое русские дореволюционные историки и полицмейстеры называли «молдаване или румыны», - оно последние 20 лет усиленно ищет виноватых.

Виноватых в том, что в отличие от сегодняшней Румынии, нынешняя Молдова – это отсталый, унылый регион. Взять любой румынский городок – он даже внешне будет выглядеть более привлекательно, Румыния и по своей природе, и по архитектуре – очень красивая страна. Сейчас уже никто не помнит, какая нищета царила в Румынии при Чаушеску, никто не помнит, что русские и румыны были союзниками в первой мировой войне, что у наших народов общая религия. Просто жители Молдовы смотрят на Румынию, видят, как там красиво, какая там архитектура и высокий культурный уровень населения на фоне бессарабской дикости и беспросветности, и считают, что в этом виноваты нацменьшинства.

Как себя современные молдавские политики ни называют – одни «румынами» как Филат и Гимпу, другие «молдаванами» как Лупу и Воронин, - это их внутренние разборки, всё это не имеет отношения к происходящему на бытовом уровне.

Что же до их отличия между собой… Скажем так, «молдовенисты» делают больше реверансов в адрес Москвы, «румынисты» - в адрес Бухареста. Такова разница. В адрес русских они говорят – «станьте румынами, как и мы», а другие – «станьте молдаванами, мы – молдавский народ». Даже как политическая риторика – это ужас, но для Молдовы норма даже не это. Это политики просят русских в дипломатической форме кем-то «стать», общество менее дипломатично. Оно хочет иного – чтобы русские «просто куда-нибудь делись».

Политикам в Молдове, кстати, всё это хорошо известно. Но ни один политик при всём своём желании не способен перевоспитать миллионы, объяснить им, что такое европейские ценности, что такое уважение к другой национальности.

Авраам Шмулевич - Что России следовало бы сделать для русских из Молдовы?

Роман Коноплев - В России должна быть полноценная программа приёма русских беженцев. Это, конечно же, в идеале. Я считаю, что каждый русский, проживающий за пределами РФ, должен иметь возможность приехать в Россию, и получить там жильё и поддержку. Государство должно ему помочь документами, с рабочей профессией, с работой в конце концов. В любом возрасте, но особенно если речь идёт о семьях с детьми, о пенсионерах. Посмотрите, как работает программа по приему беженцев в странах ЕС. Там чужих сомалийцев принимают лучше, чем в России – русских.

Принимать беженцев - конечно, труднее, чем держать «точки» по торговле загранпаспортами. Но я считаю, что российские власти должны взять на себя заботу об этих людях – они жертвы распада СССР. Хотим мы или не хотим, но в отдельных странах бывшего СССР свою прошлую историю население рассматривает как экспансию Российской Империи, а русских – как оккупантов. И никакой эзопов язык дипломатов, никакие увещевания и ноты протеста уже давно не работают.

Авраам Шмулевич - Что, на Ваш взгляд, происходит с Приднестровьем? Каковы перспективы отношений ПМР и Москвы, особенно в свете последних демаршей российской дипломатии (Российский посол в Молдавии Валерий Кузьмин в интервью бессарабским журналистам недавно заявил, что «население ПМР хочет в Молдову»)?

Роман Коноплев - Здесь в своё время бойко шла торговля российскими паспортами, на этом всевозможными «общинами» зарабатывались баснословные деньги. В результате здесь сегодня проживает 150 тысяч обладателей российских загранпаспортов, 100 тысяч – с загранпаспортами Украины. 250 тысяч – с паспортами Молдовы, многие из которых тоже мечтали о российском паспорте, но, возможно, не собрали нужную сумму. При этом следует обратить внимание, что в основном здесь остаются пенсионеры, для этих людей любая проблема с документами решается мучительно, многие по состоянию здоровья не могут хлопотать. В случае какого бы то ни было объединения с Молдовой половина населения автоматически превращается в людей второго сорта – власти Молдовы смогут их в любое время выпроводить вон, просто из-за отсутствия вида на жительство. Их перспективы в какой бы то ни было «объединенной Молдове» крайне плачевны.

Некоторые статусные россияне сегодня, заигрывая с разными политическими силами в Молдове, думают, что присоединением Приднестровья они укрепят некий «пророссийский вектор» в единой Молдове.

К примеру, в Приднестровье набирает вес местная Компартия – это филиал Компартии Молдовы и партнер КПРФ и КПУ. В Москве кто-то рисует красивые графики, как объединённая коммунистами Молдова будет успешно противостоять чему-нибудь, например Румынии и тем политикам в Бессарабии, которые смотрят на Бухарест и на Евросоюз.

Объединенная руками Москвы Молдова, будет какое-то время беседовать с Кремлём в уважительном тоне, но русским в ней жить будет невозможно.

Теперь о ПМР.

В Приднестровье нет этнического доминирования, и при соединении с Молдовой нынешний баланс будет разрушен. Но в то же время в Приднестровье отсутствует какое-либо развитие, нет внешних частных инвестиций. Республика год от года становится всё более отсталой, по всем критериями – и экономическим, и социальным. Это очевидно для многих, и та же молодежь не связывает свое будущее с ПМР.

Несет ли Россия ответственность за это? Думаю, да. Нельзя на публику говорить про целостность Молдовы, а в кулуарах, нервно озираясь по сторонам, дабы никто, не дай Бог, не увидел и не подслушал, трясти ладошку с шептанием на ухо о том, что «мы вместе» и «Приднестровье – русская земля».

У Японии есть «День северных территорий», а будет ли когда-нибудь у России «День Приднестровья»?

Нужна какая-то разумная политика в отношении ПМР, русских, граждан РФ, проживающих здесь… Чёткая, прозрачная, с расчётом на перспективу. Либо твердое заявление – «У России ЕСТЬ территориальные претензии к Молдове. Приднестровье – русская земля, ни пяди которой мы никому не отдадим». Либо уже перестаньте морочить людям голову своими намёками.

Между тем, сегодня в Приднестровье жить с российским загранпаспортом, мягко говоря, не удобно. Масса проблем возникает с документами. Получилось так, что те, кто нашел в своё время 1000 долларов на покупку паспорта РФ из патриотических соображений, остались в проигрыше на фоне тех приднестровцев, кто получил гражданство Молдовы. А дипломаты РФ тем временем продолжают выражать бурный оптимизм по поводу территориальной целостности Молдовы.

По поводу заявления Посла РФ Кузьмина… Возможно, он компетентен в оценке общественных настроений, не могу оценивать его источники, он их не раскрывает. Послу, наверное, уже известно, какие именно условия устроят МИД РФ для окончательного решения «приднестровского вопроса». Надеюсь, жители ПМР всё скоро узнают…

Но что делать в случае насильственного объединения тем приднестровцам, у кого российские, а не молдавские документы? Если МИД РФ готов вот так, с ходу, объединить Молдову с Приднестровьем, быть может, они уже придумали, как решить проблему 150 тысяч обладателей российских паспортов, проживающих в ПМР? Для них готово в России жильё, рабочие места, деньги на переезд? Или им просто, по-душевному скажут, опять же, где-нибудь в кулуарах, мол, «лоханулись вы, ребята, сами – сами и расхлёбывайте свои проблемы с документами, не заставляли ж мы вас насильно паспорта РФ покупать». Какой-то замкнутый круг.

Авраам Шмулевич - Получается, что Кремль сначала побуждал граждан Молдовы принимать российское гражданство, а затем, поиспользовав их в своих играх, просто бросил, подставив при этом?

Роман Коноплев - «Кремль» - это слишком уж многогранное понятие, обобщать, пожалуй, не стоит.

Время бежит, чиновники сменяют друг друга, меняются их интересы, вкусы, амбиции. Раньше, наверное, был интерес заниматься реализацией паспортов, сейчас, возможно, более интересны беседы о геополитике, экспансии на рынке углеводородов, расширении мирового влияния. Об этом сейчас можно регулярно слышать на разных мировых площадках, в Шанхае и других местах. Просто модны другие тенденции, и нужно демонстрировать некие особенные результаты, а не количество граждан РФ, проживающих «где-то там». Наверное, это сегодня уже не показатель успеха внешней политики…

В Молдове двадцать лет назад среди площадной интеллигенции был актуален лозунг «Русских – за Днестр, евреев – в Днестр». Эта идея времен румынского диктатора Антонеску, один из его лозунгов, который помешали реализовать до конца неудачи на фронте. Существовала программа, по которой должны были депортировать за Днестр всех славян и цыган, евреев предполагалось уничтожить.

Выходит, что маршал Антонеску, коллаборационист и палач, признавал, что румынская земля кончается на берегах Днестра, что за Днестром – русская земля. А сегодня российские дипломаты, получается, добровольно готовы уступить её Молдове – фактически, второму румынскому государству. И прямо-таки уверены, что на то есть воля приднестровцев. Почему? Только лишь потому, что Воронин и Лупу решили называть себя «молдаванами»? Эта история с конфликтом вокруг терминологии «молдаване против румын» была выдумана Котовским и беглыми румынскими большевиками, которые в 20-х годах прошлого столетия лоббировали перед Сталиным создание Молдавской автономной республики на территории советской Украины. Якобы, это было необходимо для продвижения идей мировой большевистской революции…

Румыны совсем не дураки, и сегодня им мировая революция без надобности, - но зачем отдавать им Приднестровье?

Авраам Шмулевич - РФ и Украина официально выступают за единую Молдову с предоставлением некоего статуса Приднестровью. Из Кишинёва часто раздаются голоса, что они согласны предоставить автономию Приднестровью. В Кишиневе считают, что во всём виноват Смирнов… Западные дипломаты и политологи предлагают разные варианты, например, недавно ими были сделаны намеки на возможность варианта Аландских островов. Напомню, о чем речь:

Аландский архипелаг с населением 27 тыс. человек расположен в Ботническом заливе Балтийского моря между Финляндией и Швецией. Сейчас он входит в состав Финляндии, но населяют его шведы, точнее «шведоязычные» - сами аландцы считают себя отдельной общностью, хотя говорят именно по-шведски. До в 1809года, последней русско-шведской войны это и была Швеция, затем острова отошли вместе с Финляндией к России. В 1917 г. после обретения Финляндией независимости представители всех аландских коммун подали петицию шведскому королю с просьбой восстановить государственность в пределах Шведского королевства. Финское правительство предложила им остаться в составе страны, обещая самоуправление. Ныне острова имеют широкую автономию в составе Финляндии – и самый высокий уровень жизни в Европе, ВВП островов почти вдвое выше и шведского, и финского.

Роман Коноплев - Проблема не в том, что вариант Аландских островов чем-либо плох.

Нет механизма гарантий того, что любые соглашения между сторонами не будут нарушены в дальнейшем. Молдова – нецивилизованный переговорщик. Это бедная и непредсказуемая страна. Приднестровье вправе не доверять Молдове и не верить громким словам. С этим, думаю, в Приднестровье согласятся и сторонники, и противники Смирнова. С бедной страной, население которой «обижено» на русских, очень по-крупному «обижено», - с ней не хочется иметь каких-либо дел.

Да, приходится слушать иногда и от отдельных европейских политиков и дипломатов, например, что русские – это чемодан, который Россия, уходя, забыла захватить, - это эдакое колониальное наследие, и Молдова имеет право о них не думать, и не заботиться об их правах. Конечно, подобные высказывания не прибавляют оптимизма и надежд на быстрое разрешение всех проблем…

Авраам Шмулевич - Пишут, что в Приднестровье существует некая скрытая политическая сила «румынофилов», или какая-то группа во власти и околовластные структуры, которые поддерживают идею румынизации Молдовы…

Роман Коноплев - Я не раз говорил о том, что русским, проживающим в Молдове, объединение с Румынией принесло бы больше плюсов, чем минусов. Да, в Кишиневе, в коммунистической прессе о Приднестровье пишут, как о силе, которая сталкивает Молдову в румынский котёл, и злорадствует, к примеру, когда набирают очки политики типа Михая Гимпу.

Часто приходится читать в зарубежных СМИ о Приднестровье и кое-что другое, что здесь чуть ли не зомби-население живёт, которое думает одинаково, ненавидит Европу, заповедник СССР, и тому подобное…

Думаю, не правы ни одни, ни другие.

В Приднестровье живут разные люди. Да, официальные СМИ пока ещё крутят одну и ту же шарманку, отдающую временами позднего Совдепа – про «проклятый Запад», и т.п. Но в то же время многие семьи здесь живут за счет родственников, которые работают в ЕС, кто-то едет туда учиться, люди путешествуют, и антагонизму не находится места, скажем, у молодого поколения. Они воспринимают мир как одно целое – Россия, Европа, Австралия, США – у современных приднестровцев нет образа врага.

Приднестровье вступает в эпоху кардинальных перемен. Постепенно уходит поколение политиков, которые создавали республику. Здесь будет рождаться что-то новое. Хоть пока и сложно предсказать итог всего этого, хочется верить в лучшее.

Да, есть неразрешенный военный конфликт, который продолжается, только в несколько иных формах. И как его решать – вопрос этот весьма непрост.

Ну а если взять, к примеру, идею углубленной интеграции Молдовы и Румынии, то какое же здесь злорадство? Приднестровцы не могут желать Молдове худшей ситуации, чем сегодня – потому что хуже чем сейчас в Молдове просто быть не может. И очевидно, что Румыния всё же член Евросоюза, и там права нацменьшинств защищены в большей степени…

Я бы сравнил эту ситуацию со школьным кабинетом, где «двоечнику» не мешало бы хотя бы временно посидеть с «отличником» за одной партой. Хуже от этого населению Молдовы точно не станет. Может быть, когда коренное население Молдовы научится вести себя подобающе, придет время поговорить о каких-то перспективах цивилизованного сожительства.

У Молдовы значительные проблемы с обществом, а не с политиками, кандидатами на пост президента или премьер-министрами. Поэтому в Приднестровье вряд ли кто-то кусает локти, когда у правительства «прорумынского» политика Филата что-то получается в экономике. Очень хорошо, что получается.

В Кишиневе есть разные политики. Есть те, кто продвигает идею безвизового режима с ЕС, более широкую интеграцию Молдовы в европейское пространство. Если взять приднестровскую молодежь и местный средний класс, то они, скорее всего, хотели бы видеть рядом с собой крепкую и сытую страну ЕС, а не нынешнее геополитическое недоразумение…

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter