Уроки катастрофы

Причины трагедии - игнорирование инноваций и погоня за прибылью

 

Праздничный день 9 мая для жителей Междуреченска в Кемеровской области оказался вовсе не праздничным. В ночь на 9 мая в 23:55 местного времени на шахте "Распадская" произошел мощный подземный взрыв. В этот момент под землей находилось и работало от 312 до 370 шахтеров (точных данных так и не было обнародовано).

Спасатели из Военизированной горно-спасательной части (ВСГЧ) прибыли на шахту и приступили к выводу шахтеров на поверхность. Всего было выведено 282 человека, как в 4:25 местного времени 9 мая произошел второй взрыв. Этот взрыв был намного мощнее первого. По свидетельству очевидцев, пламя вырвалось из всех скважин шахты. Было сильно разрушено несколько надшахтных зданий, рухнули стены и стальные перекрытия, выведена из строя система вентиляции, энергоснабжения, дренажа. Под землей остались три отряда спасателей, всего 18 человек, связь с которыми была потеряна. В шахте осталось на 6:30 местного времени 54 шахтера и 18 спасателей.

Спасательная операция на "Распадской" возобновилась только почти через сутки, уже после того, как на шахту прибыли губернатор Кемеровской области Аман Тулеев и министр по чрезвычайным ситуациям РФ Сергей Шойгу. В 2:55 по местному времени 10 мая спасатели в изолирующих противогазах спустились в шахту и стали осматривать главную выработку. Запаса кислорода хватило на то, чтобы осмотреть 1600 метров из 3500 метров тоннеля. Вскоре спасатели обнаружили тела своих коллег. Спасотряд, выводивший шахтеров, полег почти в полном составе, из 19 человек выжил только один, которого сразу после взрыва смогли вытащить из шахты.

Работы на шахте продолжаются. Пока еще неизвестна судьба остальных шахтеров, оставшихся под землей. Скорее всего, они погибли, поскольку вскоре после первого взрыва шахта заполнилась смесью метана и угольной пыли. У шахтеров есть с собой самоспасатель - изолирующий противогаз с запасом кислорода в "сидячем режиме" на 5 часов, но если кто и выжил после второго взрыва, то их самоспасатели давно пусты. Однако, горноспасатели полагают, что у некоторых шахтеров, оказавшихся на других участках, в стороне от эпицентра взрыва, могли быть шансы. "Распадская" - это большая шахта, около 360 км подземных выработок. Впрочем, и это ненадолго, поскольку не работает водоотлив, и шахту топит. Вскоре многие выработки будут заполнены водой. Думается, что вскоре станет известно, выжили ли шахтеры или нет.

Итак, на момент написания статьи, взрывы на шахте "Распадской" унесли жизнь 43 человек. 54 человека с ранениями и сильными ожогами находятся в больницах. Вот такой вышел День Победы в Междуреченске.

Причины взрыва

Шахта "Распадская" была самой большой шахтой с подземной добычей в России, и была оснащена новейшим оборудованием. "Распадская" добывала коксующийся уголь марок ГЖ (газовый, жирный, 30-36% летучих веществ, теплота сгорания - 7900-8700 килокалорий на килограмм), который широко применяется для производства металлургического кокса. "Распадская" снабжала углем Магнитогорский и Новолипецкий металлургические комбинаты, поставляла уголь на Украину, в страны Восточной Европы, и в небольших объемах в Китай.

Пущенная в 1973 году, в конце 1990-х и в начале 2000-х годов она была модернизирована. Руководство компании, в особенности генеральный директор шахты Геннадий Козовой (занимающий 68-е место в списке 100 самых богатых людей в России Forbes), утверждал, что в развитие шахты было вложено около 1 млрд. долларов. Говорилось, что на шахту приезжали учиться специалисты с других угледобывающих предприятий. В общем, самая большая, самая лучшая шахта в России, но она взорвалась.

На вторые сутки спасательной операции специалисты заспорили о причинах взрывов. Часть специалистов считает, что причиной был выброс метана из подземных пластов. Другая часть считает, что взорвалась угольная пыль, которая в определенном соотношении с воздухом превращается в аналог взрывоопасного газа. Вскоре версии объединились. Сергей Шойгу, опираясь на мнения ряда профессионалов, в том числе бывшего главного энергетика "Распадской" Юрия Ольховикова, заявил, что первый взрыв был метановый, а второй - взрыв большого количества метана и угольной пыли. Ольховиков считает, что после первого взрыва в завалах остался очаг горения. Спасатели для обеспечения выхода шахтеров подавали в шахту воздух, что привело к увеличению очага пожара, и от него воспламенился остальной метан и угольная пыль. Мощный взрыв разрушил основной ствол, надшахтные сооружения, вывел из строя системы шахты и причинил пока еще неоцененные разрушения под землей.

Игнорирование инноваций

Метан в "Распадской" мог выделяться из пластов не только в ходе разработки. Как следует из письма горного инженера-геофизика Николая Торгаева, адресованного Аману Тулееву еще в 1998 году, все шахты и карьеры Междуреченска находятся в зоне геологических разломов. При их активизации в ходе подвижек пород или землетрясений, выделяется метан, и возможен залповый выброс газа, который скорее всего и стал причиной первого взрыва в "Распадской".

Горный инженер-геофизик пишет, что шахтоуправления прямо игнорировали физическое состояние горных пород на шахтном поле. В Кузбассе уголь добывается глубоко под землей, в сейсмоактивном районе, и от анализа геофизики пластов зависит жизнь шахтеров и сохранность шахт. Но все исследования Торгаева в 1990-е годы зарубались с одной и той же формулировкой: "нет денег". Между тем, в 1996 году предотвращение взрыва на шахте "Зыряновской" стоило бы 50 тысяч рублей, а только прямые расходы на восстановление добычи составили 50 млн. рублей. Как нетрудно догадаться, работы Торгаева широкого применения не нашли. Шахты же продолжались взрываться.

Следующий эпизод был связан с одной из крупнейших катастроф на кузнецких шахтах, когда в июне 2007 года взорвалась шахта "Ульяновская", и в ней погибло 110 шахтеров. Трагедии можно было бы избежать, если бы вместо устаревшей системы локализации взрывов, основанных на использовании сланцевой пыли (сланцевый заслон), применялись куда более совершенные автоматические системы взрывоподавления-локализации взрывов (АСВП-ЛВ). Суть дела заключается в следующем. Сланцевый заслон - это пассивная система подавления взрыва, когда на ее пути в выработке распыляется под воздействием ударной волны взрыва пыль негорючего вещества. Пламя гаснет и взрыв останавливается. Но эти заслоны неэффективны против метановых взрывов, а также против мощных взрывов с большой скоростью распространения ударной волны. На шахте "Ульяновская", мощный взрыв просто снес все сланцевые заслоны.

АСВП-ЛВ - это устройство, которое силой сжатого воздуха распыляет в выработке пламегасящий порошок, если датчики зафиксировали взрыв. Скорость срабатывания - 15-20 миллисекунд. Устройство ставит мощную завесу, которая способна остановить взрыв со скоростью ударной волны до 800 метров в секунду. На шахте "Ульяновской" было установлено 10 таких устройств, из них пять сработали в запредельных условиях, но все же сбили ударную волну, и за ними ни один человек не погиб. Сланцевые заслоны же никого не защитили.

Казалось бы, получив такое устройство, руководство шахт должно было немедленно оснастить ими все участки, какие только возможно. Но вы ошибаетесь. ФГУП ННЦ ГП-Институт горного дела им. А.А.Скочинского, который внедряет эту систему, встретился с сильным противодействием территориальных сотрудников Ростехнадзора, который всеми силами препятствовал установке этих систем. Доходило даже до демонтажа. В итоге, на шахте "Распадская" не было ни одной такой системы. Были только пассивные сланцевые заслоны. И мы видим, что произошло два взрыва, причем взрыв дошел до поверхности. Пассивные сланцевые заслоны были сметены. Снова десятки погибших шахтеров, хотя уже после катастрофы на "Ульяновской" в 2007 году уже была ясна и оплачена кровью шахтеров неэффективность этих пассивных завес. Сколько еще нужно трупов, чтобы руководство наконец начало использовать более эффективные системы?

Погоня за прибылью

В день трагедии был опубликован видеролик о шахте "Распадской", посвященный развитию и модернизации. Там рассказывалось много о чем: о новых дизельных тягачах, о новых машинах, об анкерной крепи (закрепление пород от расслоения с помощью металлических штанг до 2-3 метров длиной с расклинивающим замком на конце; анкеры "подшивают" более слабые породы к более крепким), и все с одним и тем же лейтмотивом - "сокращение расходов", "снижение затрат". То есть, руководство шахты, в первую очередь Геннадий Козовой, проводили модернизацию шахты только в одном направлении - ставили то, что "снижает издержки" и увеличивает добычу. Максимизация добычи, тем более, что хороший уголь шахты имел прекрасный сбыт и в России, и за границей.

Непосредственно перед катастрофой Кузбасс ставил рекорды:

"Угледобывающие предприятия Кемеровской области за первые четыре месяца этого года добыли 61,5 млн. тонн угля. Это на 15,8% больше показателя аналогичного периода прошлого года. В том числе, было добыто 18 млн. тонн углей коксующихся марок. За январь-апрель текущего года угольщики области отгрузили 60,9 млн. тонн, в том числе, на экспорт – 26,8 млн. тонн", - сообщает Международный промышленный портал.

"Распадская" была впереди. За первый квартал 2010 года шахта добыла 3,03 млн. тонн угля, увеличив добычу на 61% по сравнению с первым кварталом 2009 года. Шахта продала 2,23 млн. тонн угля, по средней цене 100 долларов за тонну, то есть получила порядка 223 млн. долларов выручки. Был увеличен объем экспорта, причем 60% экспортного угля пошло в Азию, в частности, в Китай. Положение компании было весьма хорошо, и 6 мая ИК "Финам" присвоило 12-месячную целевую цену обыкновенным акциям ОАО "Распадская" 8,2 долларов с рекомендацией "держать". Итак, бурный рост добычи угля, из-за чего шахтеры на "Распадской" работали без выходных и праздников. Когда "вся страна с небывалым размахом отмечала День Победы", шахтеры продолжали рубить уголь.

Не находите ничего общего с еще одной катастрофой? На Саяно-Шушенской ГЭС непосредственно перед катастрофой тоже были рекордные выработки электроэнергии. Но и это еще не все.

В сообщении ИК "Финам" содержится и такая фраза: "В условиях кризиса "Распадская" сократила удельную денежную себестоимость производства тонны концентрата на 40%, до 18,5 долларов, – говорит стратег ИК "Финама" Владимир Сергиевский. – Данный показатель вдвое ниже, чем у "Мечела", и в три раза ниже, чем у "Белона". Эти сведения наводят на невеселые размышления о том, что руководство шахты, должно быть, пошло на рискованные эксперименты со "снижением себестоимости" за счет безопасности. Мы вряд ли узнаем, что именно делалось на "Распадской", но нам достаточно и конечного факта - взрыв подвел жирную черту под этими экспериментами. Пока еще не оценен ущерб, но думается, что в восстановление "Распадской" придется вложить сотни миллионов долларов.

В общем и целом, снова встает картина безудержной погони за прибылью, ценой безопасности, ценой жизни шахтеров и спасателей. Та же самая картина, что и на Саяно-Шушенской ГЭС: от родственников погибших пытаются откупиться компенсациями, уже заговорили о том, что "шахту нужно восстановить", и небедный человек – Геннадий Козовой получит, должно быть, щедрое вспомоществование на восстановление. Интересно, обвинят или хотя бы включат в круг подозреваемых его, генерального директора и совладельца шахты, который по всем правилам должен нести ответственность за случившееся? Или почти миллиардер по версии Forbes отделается легким испугом?

Техногенные катастрофы пока что продолжают победный марш по России. К самой большой и самой совершенной Саяно-Шушенской ГЭС, теперь добавилась самая большая и самая совершенная шахта "Распадская". Погоня за прибылью, пренебрежение правилами безопасности, опасные эксперименты шаг за шагом выбивают самые крупные и самые важные узлы промышленной инфраструктуры России. Это уже не теоретическая проблема, а прямой вызов нашему обществу.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter