Уловка-282

У меня зазвонил телефон. Кто говорит? Закон.

Точнее, его представитель — сотрудник такой-то из Отдела по борьбе с организованной преступностью моего родного Юго-Западного округа (ОБОП КМ УВД ЮЗАО).

– Игорь Александрович, мы хотим пригласить вас для дачи разъяснений.

– Разъяснений по поводу чего?

– По поводу размещения вами стихов экстремистского содержания в электронной сети Интернет. Когда вам будет удобно к нам прийти?

– Ну… сегодня работы много, а завтра, наверное, смогу.

– Хорошо, как соберетесь — позвоните.

Испугался ли я? Поначалу — вовсе нет.

Скорее, я почувствовал досаду: работы вагон, домашних дел тележка, а меня тут какой-то ерундой отвлекают. Потом, конечно, фантазия стала брать свое, подсказывая мне разные картины насилия и попрания прав, встречающиеся в застенках. Например, будут ли бить сапогами? Задержат ли меня, и с кем я окажусь в одной камере? Уголовная малограмотность новоиспеченного мафиози лишь подстегивала фантазию. К тому же я не знал, о каких именно стихах идет речь. Мог лишь предполагать, что вопросы у органов вызывает стихотворение «Убей, убей Каспарова, ОМОН», написанное и широко разошедшееся в сети в мае прошлого года. (В итоге так оно и оказалось.)

Конечно, я написал об этом в ЖЖ. Получил десятки советов от самых разных людей, включая даже легендарную Ирину Ратушинскую, сидевшую за стихи еще при советской власти.

В основном советы сводились к тому, чтобы оттягивать встречу с органами как можно дольше. Нельзя ходить по звонку, нужно требовать повестку, и если дело несерьезное, то ОБОП повестку прислать поленится, а если серьезное, то меньше возможностей для беззакония. Некоторые советовали вообще не вступать в контакт с органами, залечь на дно. Звучали трогательные предложения политического убежища и уютной раскладушки в странах ближнего и дальнего зарубежья.

Меньшинство говорило, что все-таки надо пойти, потому что (а) пока приглашают всего лишь для разъяснений, и не стоит дожидаться, чтобы пригласили для дачи показаний; и (б) любопытно же, наверное, посмотреть, как у них там всё устроено.

В итоге любопытство и желание поскорее всё выяснить (не люблю быть в подвешенном состоянии) взяли верх, и я отправился на улицу Академика Пилюгина.

В приземистом сером здании, окруженном престижными домами с охраняемой территорией, меня встретили спокойно. Чаю-кофе не предложили, но и паспорт почему-то не спросили.

Сотрудника, который должен быть мною заняться, на месте не было, и меня провели в кабинет, где сидели двое борцов с оргпреступностью.

Два стола. На одном — ноутбук Toshiba, на другом гламурный телефончик и пачка дамских сигарет ESSE. Аксессуары обоповца.

Сами люди…. это радость узнавания. «Улица разбитых фонарей», те самые типажи.

Симпатичные русские мужики. Усталые, но жизнерадостные лица.

О моем «деле» все знают; говорим без протокола.

Оказалось, заявление на меня написал известный Рубен Искандарян, который до этого запугал 282-й статьей поэта Евгения Лесина. Мне он тоже сватал 282-ю, за «экстремистские призывы к убийству граждан Каспарова Г.К., Лимонова (Савенко) Э.В. и Касьянова М.М»..

Милиция смеется: ко мне они претензий иметь не хотят, а вот от Искандаряна вся правоохранительная Москва просто стонет. Мне говорят: ну вы бы хоть собрались, все пострадавшие, и написали на него коллективное заявление.

Обсудили 282-ю статью и Закон об экстремизме. «Не знаю, нужна ли статья об экстремизме», — сказал мне один из обоповцев, — «но пока она есть. А по-моему, скорее все-таки не нужна». Но к скинхедам у этих людей отношение самое лютое.

Кроме того, заметим, что именно ОБОП Юго-Западного округа арестовал Андрея Морозова, создателя и, кажется, единственного члена то ли «Красного блицкрига», то ли «Черного».

Наконец, пришел «мой» сотрудник.

Чтобы вас всех так встречали в органах!

«Позвольте пожать вашу мужественную руку», — сказал он. — «Отличное стихотворение!» Совместными усилиями мы составили и отпечатали на компьютере протокол, в котором я признался в авторстве злополучного текста, пояснил, что написал его в сатирическом духе с целью высмеивания отдельных экстремистских настроений, еще, к сожалению, бытующих в нашем обществе, и заверил, что не покушаюсь на жизнь граждан Каспарова Г.К., Лимонова (Савенко) Э.В. и Касьянова М.М.

Кроме того, мне предлагалось подписаться в том, что я не посягаю на основы конституционного строя и политики государства.

За строй я подписался, а вот за политику не стал, пояснив, что добиваться изменения политики есть мое право и даже обязанность как гражданина.

Прощаясь со мной, оперативники сожалели, что я не принес им в подарок своих книжек. Я пообещал, что в следующий раз — непременно.

* * *

Стихотворение Игоря Караулова «Убей, убей Каспарова, ОМОН».

Убей, убей Каспарова, ОМОН,
убей его под колокольный звон,
либералиста, жалкого армяшку,
пиндосам обещающего Рашку.
Тут не фигуры двигать на доске,
тут не помогут штатовские ксивы.
Лупи, ОМОН, дубинкой по башке,
тех, кто на наши зарится активы!

Убей, убей Лимонова, ОМОН,
его мозги похожи на лимон
и запахом, и вкусом, и размером.
Ему не быть для юношей примером.
Кто отверзал для ниггера анал
и брызжет матом стилус чей убогий,
тот не дает построить нам канал,
тот саботажник нанотехнологий.

Убей, ОМОН, Касьянова, убей,
ужель эстонских соколов слабей
родной осины верная когорта?
Пускай трещит его свиная морда!
Щиты вперед, космическая рать,
не убоимся «Миши два процента».
Процентов десять надо было брать,
тогда б он был похож на президента.

ОМОН, простри свой кованый сапог!
За нами Путин, значит, с нами Бог.
Фрадков, Медведев, Патрушевых стая,
короче — Русь простая и святая.
России быть единой надлежит,
ну, может быть, на четверть справедливой,
чуть-чуть великой — пусть себе блажит,
но не другой, не лживой, не визгливой!
Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter