Раменский водораздел

В антиутопии «Час быка» палеонтолог и по совместительству писатель-фантаст Иван Ефремов представил модель  благоустройства гипотетической планеты Торманс. От живой природы там сохранились несколько «чахлых рощ», а основной ландшафтный дизайн – сплошная застройка, «однообразная повсюду и в головном, и в хвостовом полушариях». В стандартных термитниках копошится население, разделённое на касты, но, по сути, одинаково бесправное и бессмысленное.


В Западном округе столицы есть не фантастический, а вполне реальный район Раменки, названный в честь одноименного притока Сетуни и деревни на его берегу. Название отсылает к тем временам, когда Родина наша была покрыта непроходимыми чащами, а предки занимались подсечным земледелием. «Раменье» - «лес, соседний с полями», «глушь лесная непроезжая, без дорог, где только по опушке есть починки и росчисти».


На берегу Раменки археологи обнаружили две группы курганов.  В погребальном инвентаре запечатлен очень интересный (и непростой) процесс приобщения славянского племени вятичей к христианству[1].


Новейшая история этих мест – архитектура, которая ещё не стала археологией, по ней можно отслеживать другой фазовый переход, от сельского быта к городскому.  В 60-70-е годы прошлого столетия на обоих берегах нашей речки  – и слева, где Матвеевское, и справа, где была деревня Раменки – появились многоэтажные дома вместо изб. Впрочем, две матвеевские усадьбы уцелели до сих пор. В одной дом недавно сгорел (может быть, не случайно), в другой ещё держат оборону.


Итак, урбанизация района началась в советское время. У тогдашнего руководства довольно грехов, но его сознание не было деформировано коррупцией до такой степени, чтобы не воспринимать очевидного: застройка в городе не должна быть сплошной.


«По генплану Москвы 1935 года предусмотрено создание так называемых «зеленых клиньев» и лесопаркового защитного пояса вокруг всей Москвы. Все последующие генпланы тоже предусматривали сохранение этих самых зеленых клиньев и развитие защитного пояса».


Одним из таких «клиньев» как раз и стала долина реки Раменки. Зелёная зона не декоративная (как сейчас: отдельные деревья среди плитки и бритого американского газона), а такая, какой ей положено быть в нашем климатическом поясе, и использовалась она советскими гражданами по прямому и естественному назначению. Школа № 38 проводила здесь уроки физкультуры, а в свободное время ее питомцы катались на санках и лыжах. Потом, в период  «реформ» граждане, не допущенные к залоговым аукционам, устроили на склонах огороды, чтобы выращивать себе пропитание. Ландшафт обогатился  изгородями и сарайчиками из подручного материала. Особого ущерба флоре и фауне они не нанесли, а остатки этой экономической самодеятельности – тоже памятник эпохе, по-моему, намного более адекватный, чем Ельцин – центр.


А дальше в бюджете появилось много – много лишних денег, и местным жителям пришлось отбиваться от девелоперов – редевелоперов, которым костью  в горле встали ивы и берёзы посреди загазованной Москвы.


Мы привычно, на автопилоте, противопоставляем 90-е годы – «лихие», «гнилые», «разрушительные» - дальнейшему, пусть непоследовательному, но выздоровлению. К сожалению, экологическая статистика по Москве в общую жизнеутверждающую закономерность никак не вписывается: «за период с 2000 по 2014 гг. площадь зеленых насаждений в Москве сократилась на 636 га. Среднее сокращение в год составило 58 га». Что все эти годы спасало Раменку от «развития территории»? Может, древние боги, которым поклонялись вятичи, а может, особенности рельефа, из-за которых вредительство здесь было намного менее выгодно, чем, например, в Кусково или в парке Дружбы на Речном.


Факт остается фактом: сохранилась уникальная экосистема, как с гордостью сообщают местные жители на сайте района, «настоящий оазис, заповедник посреди современного города».


В долине реки к 2012 году были зарегистрированы 14 видов растений и 11 видов позвоночных животных, занесённых в Красную книгу города Москвы. Ответственный редактор Красной книги Г.В. Морозова уточняет: «горностай и чёрный хорь, заяц-русак, водяная полёвка, пустельга, коростель, ушастая сова, вертишейка, жулан, речной сверчок, северная бормотушка. К сожалению, долина р.Раменки до настоящего времени не обследована энтомологами, поэтому данных о краснокнижных насекомых, обитающих здесь, нет. В 2011 году были обнаружены только стрекоза красотка-девушка, жук бронзовка золотистая и дневная бабочка червонец непарный».


Обследование 2011 г. проводилось специалистами-биологами не просто так, а в связи с подготовкой материалов, обосновывающих придание долине р.Раменки  статуса особо охраняемой природной территории (ООПТ).  Такой статус ей положен не по настроению каких-то общественных организаций, а по закону, конкретно - по Закону города Москвы № 37 от 6 июля 2005 года «О схеме развития и размещения особо охраняемых природных территорий в городе Москве». Открываем Приложение № 2 (перечень планируемых к созданию особо охраняемых природных территорий) и под номером 6 читаем: «ландшафтный заказник "Долина реки Раменки" (два участка)».


Вдохновившись этим законом, в 2014 году на левом (матвеевском) берегу начали убирать мусор, разогнали  бомжей, ночевавших в старых огородных сараях, построили штук 6 беседок и расставили урны, а также воздвигли столб с указателем. Надписи на нём то ли не было изначально, то ли она стерлась от времени, но стрелка решительно указывает куда-то на северо-восток, к развалинам старого советского мостика через Раменку.  На правом (крутом) берегу появилась лестница, по которой удобно спускаться из городских кварталов в заповедную зону.


То, что здесь заповедная зеленая зона – очевидный эмпирический факт. Чтобы в нем убедиться, достаточно приехать на Винницкую улицу, пройти дворами к реке, а по лестнице можно даже не спускаться, сверху откроется фантастическая панорама живой зелёной Москвы (если, конечно, глаза наблюдателя не заклеены купюрами).


Почему документы на ООПТ  до сих пор не оформлены официально должным образом – отдельный вопрос.


Но к кому?


Ведь не к прибрежным ивам, не к ушастой сове и не к жителям обоих районов, выходящих на Раменку, а только к чиновникам, которые саботировали исполнение закона и свои прямые обязанности. Почему они так поступили, по забывчивости и безалаберности, оттого что они - хиппи по жизни, или по другим, более материальным причинам – конечно, тоже интересно было бы знать. Но заповедная зона на данный момент существует просто по факту, независимо от любых бумажек и нашего любопытства, почему они выписаны или не выписаны.


Представьте, что в архиве обнаружен автограф Петра Первого, затерявшийся среди листов какого-нибудь судебного дела. Или в музейных запасниках – не оприходованная картина Рафаэля. Что с ней делать директору? Вынести и продать частным коллекционерам?


Если он так поступит, его отдадут под суд.  Любой нормальный человек понимает: ценную находку нужно немедленно зарегистрировать и положить (повесить) на ее законное охраняемое место.  В нашем реальном случае на карте Москвы обнаруживается природное сокровище, сохранившееся каким-то чудом без особых забот и затрат. К тому же, по счастливому совпадению, 2017 год указом В.В. Путина объявлен в России годом экологии.


Что должно было сделать руководство города во исполнение президентского указа и собственного забытого законодательства?


А вот что оно сделало.


«Градостроительно-земельная комиссия Москвы согласовала проект планировки территории площадью 160 га в Раменках под строительство недвижимости различного назначения. Речь идет об участке земли, ограниченном улицей Лобачевского, Мичуринским проспектом и рекой Раменкой. На этой территории планируется возвести порядка 1.3 млн. "квадратов" недвижимости различного назначения: жилой, коммерческой и социально значимой».


Это, собственно, первая масштабная инициатива, которой столичное начальство отметило всероссийский год экологии. Нельзя сказать, что оно просто послало подальше родного президента. Нет. Природоохранная тема тоже озвучена. Среди «недвижимости различного назначения» предусмотрено «создание озелененной территории» с велодорожками.


Понимаете? Они у нас, оказывается, создатели. До них озелененной территории в долине Раменки не было. А эти господа снизойдут с бульдозерами - и создадут. Правда, «проект планировки» еще должен пройти общественные слушания, но в свете того, как подобные мероприятия проводятся в других районах столицы, местные жители не имеют оснований надеяться, что их интересы будут хоть как-то учтены.


Позиции заявлены с предельной откровенностью. Не просто градостроительные или экологические – политические.


Народ у нас сейчас начитанный, охотно предъявляет покойным деятелям претензии. Зачем Петр Алексеевич подчинил священников светской администрации? Разве не понятно было, что таким образом подрывается их авторитет в народе? А Владимир Ильич предоставил автономиям право на отделение. Заложил мину под государство.  Вот она и сработала в 1991 году. При такой постановке вопросов предки выглядят людьми недалёкими, не то, что мы, прозорливые задним числом. А если поискать мины под государство не в музее, а в программе новостей? Ведь они красуются у всех на виду. И для осознания их разрушительной силы не нужно ждать ХХII столетия.


Нет никаких рациональных аргументов за продолжение застройки столичной агломерации новыми и новыми «миллионами квадратов». Всё экономическое обоснование сводится к бесперебойной работе административного насоса. Он перекачивает в Москву ресурсы из тех самых регионов, которые действительно нуждаются в развитии (без кавычек), в реализации масштабных строительных проектов и в привлечении нового населения.


В чём цель? Стравить матушку Россию с ее собственной столицей – так, чтобы слова «ребята, не Москва ль за нами…» стали образцом чёрного юмора?


Злокачественное расширение и уплотнение столицы обессмысливает полезные дела ее же собственной мэрии. Вот открыли кольцевую железную дорогу. Отлично. Можно построить еще две (и воздушную впридачу) – ради чего? Чтобы было, куда направить постоянный приток населения из ближнего зарубежья? Ограничили автотранспорт платной парковкой. Зачем? Чтобы навтыкать где можно, и где нельзя еще 666 многоэтажек, в которых разместятся владельцы новых машин?


Одной рукой запрещают курение в общественных местах, другой уничтожают ту самую зелень, которая является естественным фильтром, освобождающим воздух от мелкодисперсной канцерогенной пыли (и эта ее способность прямо пропорциональна суммарной площади живого листа). То есть, снижают онкологическую заболеваемость – и тут же обратно повышают.


Формируемая таким образом городская среда лишена культурно-исторического своеобразия (всего того, чем отличаются друг от друга районы, города и страны) и принципиально несовместима с экологией.


На всякий случай поясняю, что под экологией имеется в вину не один из компонентов вагинального шествия против Трампа, а вполне серьёзная наука об отношениях организмов и образуемых ими сообществ между собой и с окружающей средой. Её закономерности касаются каждого: станете ли вы и ваши близкие пациентами онкологических отделений, и в каком возрасте это произойдёт. К застройщикам и их чиновным покровителям тоже относится. Лечиться они, конечно, поедут в Германию или Израиль, а особо эффективные в Швейцарию, но работать (осваивать бюджет) им все равно приходится на родине (кто ж их допустит к цюрихской городской казне?), соответственно, они вынуждены дышать той самой взвесью, которую сами создают.


Вернемся на берега Раменки. Застройка их, во-первых,  незаконна. Как справедливо отмечает Г.В. Морозова, ссылаясь на статью 8 Закона города Москвы "Об особо охраняемых природных территориях в городе Москве", пока не будет принято решение о создании и границах ООПТ , никакие строительные и даже проектные работы вести нельзя. Во-вторых, эта застройка не нужна никому: ни местным жителям, ни городу, ни России в целом".


Альхен, схваченный за руку при перечислении казенных денег в никуда, подлоге протоколов общественных слушаний, оптовой госзакупке  по двойной цене (против розницы) или при каком-нибудь другом подобном подвиге во славу Отечества, тут же начинает верещать, что он – жертва деструктивных сил, которые сами не имеют предложений, как обустроить Россию, только другим мешают. Предупреждая такую реакцию, сформулируем простую и не обременительную для бюджета конструктивную программу.


Главное: немедленно, без болтовни и бюрократических проволочек, оформить предусмотренные законом г. Москвы документы на ООПТ «ландшафтный заказник "Долина реки Раменки». Границы установить по факту, то есть зафиксировать на карте реально существующую зелёную зону от улицы Лобачевского до места впадения в Сетунь.


Поскольку «ландшафтный дизайнер» (с плиткой) для природы не намного полезнее застройщика (с бульдозером), следовало бы свести работы на этой территории к необходимому минимуму, взяв за образец то, как она выглядела в советское время и как тогда использовалась. Санки, лыжи, бег, прогулки на свежем воздухе. Не нужно навязывать берегам речки Раменки ничего лишнего, на что будут попусту растрачены казённые деньги: ни качелей, ни тренажеров, ни каких-то специальных «велодорожек», всего этого довольно в городской застройке. Главное «рекреационное» достоинство заказника – возможность общаться с живой природой и максимальная суммарная площадь вышеупомянутого зеленого листа.


Всё это вполне осуществимо до окончания года экологии. Прекрасная возможность отчитаться перед Президентом, как исполнен его указ, перед жителями обоих берегов за чистый воздух и, наверное, перед предками, что мы не полные идиоты.


Постскриптум. Если верить прессе, возле той же Раменки -  ниже по течению, на Минской улице -  проживает наш премьер – министр,  Надеюсь, Дмитрию Анатольевичу Медведеву не всё равно, что будет в долине реки, зелёный оазис или очередной уголок планеты Торманс. И он присоединится к патриотическому движению в защиту Раменки.


[1] См.: Латышева Г. П. Раскопки курганов у ст. Матвеевская в 1953 году // Археологические памятники Москвы и Подмосковья: Сб. статей. М., 1954, с. 41–56.
Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter