Иностранные студенты в российских вузах: предыстория и современность

Предисловие


 

В 1985-1986 учебном году (в 1985-м Генеральным Секретарём ЦК КПСС стал Михаил Горбачёв) в наш 7-й "Б” класс одной из средних школ города Свердловска (Екатеринбурга) с разницей в несколько месяцев пришло два новых ученика – девочка Таня и мальчик Андрей, их семьи переехали в Свердловск из Алма-Аты, столицы Казахской ССР (до прихода к власти в России большевиков это был русский город Верный, столица Семиреченского казачьего войска). Эти двое русских детей говорили по-русски без акцента и без проблем влились в коллектив класса. Мы с Андреем вместе ходили в секцию классической борьбы, однажды я спросил у него: "Андрей, а почему ваша семья переехала в Свердловск из Алма-Аты?” Андрей ответил: ”Потому, что не хотим, чтобы нам азиаты перерезали горло…”


 

В декабре 1986-го, после назначения на пост руководителя Казахстана русского свердловчанина Колбина, в Казахстане вспыхнули волнения: специально завозимые в города жители казахских аулов били русских и требовали убрать русского Колбина, а на его место поставить казаха. Много лет спустя бывший глава администрации Свердловской области Алексей Страхов в одном из интервью рассказывал, что Колбин ему характеризовал тогдашнего своего заместителя Назарбаева как главного казахского националиста. Вскоре после волнений в Казахстане вместо русского Колбина был поставлен казах Назарбаев.


 

Летом 1987-го, после окончания мной 8-го класса, мы с семьёй на 10 дней ездили к бабушке, проезжали через Казань, ехали в плацкартном вагоне, весь вагон с жаром обсуждал горбачёвскую "перестройку”. Мой отец тогда был горячим сторонником "демократизации”. Одна татарка, ехавшая в том вагоне, почему-то увидела в моём отце родственную душу и вклинилась в разговор. Она поддержала отца, после чего стала рассказывать о своём сыне-татарине, который летом 1986-го поступил в военное училище в Казахстане (дама подчеркнула, что её сын – "настоящий тюрок”, поэтому решил поступать в военное училище, находящееся в "тюркском государстве” Казахстан) и в декабре 1986-го был свидетелем казахских погромов русских. Дама заявила, что её сын (курсант военного училища) был горячим сторонником погромщиков, никаких погромов – не было, просто "казахи показали русским, кто хозяин в тюркской стране”. Позже я узнал, что зачинщиками среднеазиатского антирусского восстания 1916 года были учителя – казанские татары…

Тем же летом я попал в свердловскую больницу с бронхитом. Вместе со мной в палате оказался мой ровесник, русский парень, приехавший из Киргизии поступать в свердловское ПТУ (профессиональное техническое училище). Он, как и я, закончил 8 классов на одни пятёрки, тат же, как и я, он закончил музыкальную школу (только я – по классу аккордеона, а он – по классу баяна). Он, русский парень, родился и вырос в каком-то киргизском сельском населённом пункте Киргизской ССР, в его классе были только киргизы, русский был он один, по-русски он говорил с сильным акцентом. Этот мой сосед по палате рассказал характерный пример из школьной жизни. В то время СССР вёл войну в Афганистане. Учитель-киргизка спросила учеников, кто из них хочет по окончании школы пойти служить в советскую армию и оказаться в Афганистане. Поднялся лес рук. Учитель спросила первого, поднявшего руку: "А почему ты хочешь служить в Афганистане?” Мальчик ответил: "Чтобы перейти на сторону душманов и убивать русских!” Весь класс засмеялся. Учительница спросила: "Кто из вас думает так же?” Весь класс поднял руки. Я спросил русского парня: "А почему ты, отличник, решил не идти в 9-10 классы, после чего – в вуз, а идти в свердловское ПТУ?” Он ответил: "Лучше быть живым в Свердловске и как можно быстрее получить рабочую профессию, способную тебя прокормить, чем пойти в 8-10 класс в Киргизии и во время учёбы в этих классах умереть с перерезанным горлом!”.


 

Мои одноклассники из Алма-Аты спешили жить: Татьяна сразу после окончания школы вышла замуж и через год родила, Андрей после 8 класса ушёл в ПТУ, хотя он учился без троек…

 

В осенние каникулы 1987 года наш 9-й "Б” класс ездил на экскурсию в Казань. Меня и ещё пару парней из моего класса в казанской гостинице на первые сутки пребывания подселили в номер к командировочному казаху из Уральска (он обладал характерной казахской внешностью и говорил по-русски без акцента), бывшей столицы русского Уральского казачьего войска. Узнав, что мы – из Свердловска-Екатеринбурга, он поприветствовал нас: "Привет землякам!” На наш недоумённый вопрос, что Уральск – это Казахстан, наш казахский сосед ответил: "Я бы сказал, что Уральск – это Южный Урал!”.


 

Вместе со мной в средней и музыкальной школах учился Дмитрий Клёнов, звёзд с неба он не хватал, был твёрдым "хорошистом”. В 8 классе он покинул нашу школу (нам сказали, что он переехал в другой город). После этого мы виделись с ним единственный раз – в конце июня 1989-го, после окончания средней школы. Встретились случайно на улице Свердловска-Екатеринбурга. Оказалось, что его родителей перевели по работе в отдалённый сельский район Дагестана, где Дмитрий и закончил школу. В учёбе он не напрягался, но, несмотря на это, он стал лучшим учеником района и закончил школу с золотой медалью. Русских там практически не было, а местные считали учиться ниже своего достоинства. За эти два с половиной года Дмитрий стал говорить по-русски с сильным акцентом… Он понимал, что знания у него – никакие, но надеялся, что золотая медаль поможет ему поступить в вуз, он искал вуз, где легче всего сдать единственный экзамен для медалиста…
 

 

Один из моих одноклассников, Юрий Патрушев, после 8 класса закончил ПТУ на сварщика, после чего служил старшим сержантом в Советской Армии, сначала – в ГДР, а после тяжёлого ранения (вооружённые немцы пытались проникнуть на территорию советской воинской части) в 1990-1991 году служил в части ПВО в Верхней Пышме. В Верхней Пышме он в своей роте был единственным русским! Остальные солдаты его роты были из таджикских и узбекских кишлаков, среди этих кишлачников нашёлся единственный человек, который говорил по-русски, к тому же он владел узбекским и таджикским. Этого кишлачника Юрий сделал своим заместителем и переводчиком, этот кишлачник, по факту, был командиром роты. И это – часть ПВО! Этот пример говорит, что даже в позднем СССР сельская часть населения советской Средней Азии совсем не владела русским языком…


 

 

Граждане нерусских советских республик и постсоветских государств в российских вузах


 

 

Я в 1989-м поступил на физико-технический факультет Уральского Политехнического института, нас на 1-м курсе было 210 человек. Сдавали три экзамена. Для гарантированного зачисления из трёх экзаменов можно было сдать один на четвёрку, остальные два – на пятерки. Среди тех, кто получил одну пятерку – две четвёрки иди две пятерки – одну тройку, половина оказалась за бортом ВУЗа. Представителей среднеазиатских национальностей на нашем потоке не было совсем, среди кавказцев был только один армянин (его родители плохо говорили по-русски, приехали в Свердловск из армянской деревни, работали рабочими на заводе, их сын родился в Свердловске, говорил по-русски без акцента), который на 3-м курсе уехал в США. А вот русских из городов Казахстана было несколько человек – все они не выделялись из остальной массы русских студентов, после окончания вуза они остались в Екатеринбурге и перевезли сюда своих родственников из Казахстана. В УПИ в то время учились ещё граждане Монголии и арабских стран, но на физико-технический факультет иностранцы не допускались. Преподаватели говорили нам, что студенты из Монголии учатся неплохо, только слегка хуже русских (с этими студентами я сталкивался в вузе, они говорили по-русски хорошо, почти без акцента), а вот арабские студенты учатся кое-как…
 

 

Мои русские однокурсники из Казахстана после крушения СССР в первой половине 1990-х годов без проблем получили российское гражданство. Проблем у русских с получением российского гражданства не было до тех пор, пока президентом РФ не стал Владимир Путин. Путин резко усложнил для русских процесс получения российского гражданства, нерусские же, при попустительстве российских властей, стали неформально решать вопрос с приобретением российского гражданства. В этой связи характерен пример моей двоюродной племянницы. Она – русская, оба её родителя – русские, племянница родилась в Москве в 1978-м году, когда её мать училась на 5 курсе МГУ. После окончания МГУ жена двоюродного брата уехала с детьми (она родила двойню – мальчика и девочку) к мужу в Харьков. После крушения СССР они оказались гражданами "украины”. Племянница с отличием закончила харьковский ВУЗ (несколько лет назад на сайте этого вуза я видел её имя среди почётных выпускников), после чего переехала в Москву, где получила второе высшее образование – закончила Плехановскую академию народного хозяйства с отличием и подала заявление на получение российского гражданства. Работала в Москве несколько лет на разных работах, но в российском гражданстве ей отказывали до тех пор, пока она не устроилась секретаршей в посольство Армении. Исключительно благодаря хлопотам армянского посла племянница получила российское гражданство. Это показывает, насколько Армения влиятельна в РФ.
 

 

Не так давно несколько моих хороших знакомых, доцентов и профессоров российских вузов, рассказали мне о современных проблемах, связанных с иностранными студентами в вузах РФ. Сейчас вузы РФ набирают иностранных студентов по нескольким причинам. Во-первых, чем больше в вузе иностранных студентов – тем выше рейтинг этого вуза – тем выше государственное финансирование этого вуза. Во-вторых, в последние годы в РФ наблюдается демографический провал (резко сокращается число граждан РФ студенческого возраста), многие вузы не могут набрать студентов на бюджетные места даже без всякого конкурса. Чем меньше студентов – тем меньше государственное финансирование вуза. Государства Средней Азии и Закавказья вовсю пользуются этим, требуя от РФ финансировать за счёт госбюджета РФ учёбу граждан этих государств в вузах РФ, имеющих государственную аккредитацию. Недавно, к примеру, президент РФ Путин объявил о резком увеличении финансирования из бюджета РФ учёбы в российских вузах граждан Таджикистана. При этом недавно моя учитель по географии пожаловалась мне, что её внук боится, что ему не достанется бюджетного места в российском вузе (отец этого мальчика – бывший офицер Российской Армии, дед – доцент российского вуза).


 

Мой однокашник, ныне являющийся профессором Физико-Технологического института УрФУ, пару лет назад пожаловался мне, что теперь туда набирают студентов из Таджикистана и Узбекистана (в советское время на этот факультет, готовящий атомщиков, иностранцев не брали). По его словам, уровень подготовки таджикско-узбекского студента 5 курса – на уровне российского старшеклассника, оценки ниже тройки таким горе-студентам начальство ставить запрещает (поставишь двойку – вылетишь с работы), а эти "специалисты” готовятся работать в атомной отрасли! Причём иностранный студент, закончивший российский вуз с государственной регистрацией (неважно, получил ли он диплом бакалавра или магистра) и отработавший год на территории РФ, имеет право на получение гражданства РФ!

 


О той же проблеме принуждения преподавателей руководством вуза ставить иностранным студентам оценки не ниже тройки говорила мне моя знакомая доцент-химик. Недавно она была научным руководителем одной cтудентки киргизской национальности из Киргизии. Девушка получила диплом бакалавра в Киргизии и приехала в РФ за дипломом магистра в области химии. РФ она выбрала только потому, что за аналогичную учёбу в Киргизии и Турции нужно платить, а обучение в РФ для киргизских студентов оплачивается из бюджета РФ. Первые месяцы учёбы девушка старалась учиться, но когда поняла, что может получить диплом магистра не учась – бросила учиться. Руководство вуза вынудило преподавателей не ставить ей двоек и написать ей дипломную работу.


 

В СССР летом после окончания первого курса мы с несколькими однокурсниками работали на складе УПИ грузчиками, бригадиром грузчиков был азербайджанец Ахлеман. Ахлеман был из азербайджанской деревни, он ещё до армии женился, имел в этой деревне дом с женой и детьми. После армии он уехал в Свердловск-Екатеринбург, где поступил на работу в УПИ грузчиком, одновременно поступив на заочное отделение в Свердловский институт народного хозяйства (СИНХ); время от времени он навещал жену и детей в Азербайджане, в Свердловске он постоянно менял русских любовниц. Ахлеману доставляло большое удовольствие рассказывать нам, восемнадцатилетним русским парням, о своих победах над русскими женщинами. Летом 1990 года он защитил в СИНХе диплом и стал обладателем высшего образования. Он нам объяснил, что является представителем бедного азербайджанского рода, а за абсолютно любое место в вузах Азербайджанской ССР нужно платить взятки. Единственная возможность для азербайджанцев из бедных родов повысить свой социальный статус – уехать на заработки и за высшим образованием в РСФСР. В середине 1990-х я случайно встретил Ахлемана на Колхозном рынке Екатеринбурга, он имел там свою собственную торговую точку.


 

Из двух последних примеров (современная киргизская студентка в РФ и советский азербайджанский студент в РСФСР) видно, что инородцы выбрали обучение в российских вузах только потому, что за это обучение платили за них русские. СССР уже нет, а советская практика жизни за счёт русских – продолжается.


Несколько лет назад мой знакомый член-корреспондент Российской Академии Наук рассказывал мне о своём сыне, тогда – студенте одного из ведущих московских технических вузов. Этому русскому молодому человеку руководство вуза поручило ‘взять шефство” над одним казахским студентом этого вуза (отец этого студента был высокопоставленным чиновником Казахстана); шефство заключалось в написании курсовых работ русским студентом студенту казахскому. За эту работу отец казахского студента хорошо платил студенту русскому. Оба студента и руководство вуза были довольны.


 

Аналогичный пример из советской жизни рассказал мне мой коллега по работе, 1946 года рождения. Он сдал все вступительные экзамены в аспирантуру в Свердловске-Екатеринбурге на отлично, но его приняли в аспирантуру только при условии, что он напишет кандидатскую диссертацию одному аспиранту из Закавказья. Если он будет жаловаться и раздувать скандал – то будет иметь дело с КГБ СССР. Мой коллега очень хотел учиться в аспирантуре и согласился. Перед тем, как написать свою диссертацию – он написал диссертацию кавказцу, сразу после защиты диссертации кавказец был назначен директором специально созданного под него института в Закавказье…

Оба последних случая очень похожи, в обоих случаях происходит систематическое унижение русских: русские работают, а инородцы пользуются плодами их работы и властвуют.

 

Мой знакомый доцент-историк рассказал мне, что львиная доля иностранных студентов, обучающихся в РФ, – обучается техническим специальностям. Иностранные студенты-гуманитарии предпочитают обучаться у себя на родине, в США, Турции, Арабских странах, в Великобритании и государствах Евросоюза. Ведь основа государственной власти – люди с гуманитарным образованием, а контролировать таких людей Российской Федерации ни одно, даже самое низкоранговое государство не дозволяет. Отсюда можно сделать вывод о реальном мировом статусе Российской Федерации.


 

Ещё, когда я учился в вузе, нам преподаватели рассказывали об одном казахском студенте, родом из Акмолинска-Целинограда, который до нас учился на нашей кафедре (по-моему, он был единственным казахом-выпускником нашего факультета в советское время), который работал в Целинограде и принимал студентов нашего факультета к себе на практику. С кончиной СССР закончилась практика наших студентов в Казахстане. Несколько лет назад этот бывший наш выпускник был на юбилее нашего факультета в Екатеринбурге. Оказалось, что этот человек говорит по-русски совсем без акцента (русский – его родной язык). Один из его сокурсников, сотрудник института, где я работаю, привёз его в наш институт. Они разговорились с нашим завлабом и нашли общий интерес: Казахстан выделяет большие деньги на научные исследования, а казахские учёные не в состоянии освоить эти средства, поэтому с тех пор наша лаборатория регулярно заключает контракты через этого человека с главным вузом Казахстана…


 

Как я заметил, казахи-уроженцы русских исторических городов (Верный, Акмолинск, Уральск) – говорят по-русски без акцента, русский для них – родной язык, они толерантны к русским. Антирусские наcтроения распространены в основном среди азиатских уроженцев сельской местности. А если русский живёт по несколько лет в азиатских аулах – то резко теряет качество родного языка… Вывод: среди азиатов русских исторических территорий нужно отдавать предпочтение уроженцам русских исторических городов.


 

И напоследок – о хорошем. В нашем институте проходит практику русская студентка магистратуры УрФУ из Казахстана. На днях она получила российское гражданство. На получение российского гражданства у неё ушло около года. Для получения российского гражданства ей понадобился диплом бакалавра российского вуза, имеющего государственную регистрацию, и включение в программу возвращения соотечественников. Российское гражданство она получила по упрощённой схеме.
По ещё более упрощённой схеме получил российское гражданство в этом году мой родственник, русский студент из Харькова. Через месяц после начала СВО он смог выбраться на территорию РФ, где менее чем за месяц был переведён из харьковского вуза в вуз московский, российское гражданство он получил в течение месяца...
Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter