Порошенко утверждает военное положение, но проигрывает

Нечто подобное инциденту в Керченском проливе было запрограммировано. Ведь еще в 2016 году стало очевидным, что политическая линия Киева -- показывать своему населению позитивную динамику конфликта с Россией, частью которого подается и война в Донбассе, и борьба с русским миром внутри страны. Главный критерий позитивности в том, что сегодня можно делать то, чего нельзя было делать вчера. Так, в 2014-м Украина еще поставляла электроэнергию в Крым (в обмен на поставки российской электроэнергии через свою территорию) и невозможно было представить ни блокаду Донбасса ни запрет российских соцсетей, ни многое другое. Разумеется, наращивание конфликта имело для Киев и негативные последствия, но баланс-то продолжал оставаться для него – с его собственной точки зрения -- позитивным. Но проведение той же линии предполагало, что Украина и дальше будет тестировать пределы возможного для нее, а следовательно – когда-нибудь Россия не вытерпит. 
 
Последний инцидент не дал ответа на вопрос, окажется ли он поворотным пунктом. На мой взгляд не станет – только тестировать пределы возможного Украина будет сдержанней. Однако объективно захват трех украинских кораблей инициировал зондаж состояния дел в Киеве, который принес для России и хорошую и плохую новость.
 
Зондажом был очевидно невольным, ибо не думаю, что в Москве предполагали, что следствием инцидента станут настолько драматические события в Киеве. Также неясно, сознательно ли Порошенко пожертвовал тремя кораблями, чтобы инициировать военное положение, или же он просто воспользовался российскими действиями. Но первый вариант означал бы, что украинский президент заранее предвидел неожиданное закрытие Россией акватории Черного моря у входа в пролив, хотя в конце сентября украинские военные корабли проходили по тому же маршруту. Не думаю что Порошенко имеет такой дар предвидения, но у него есть чутье как выжимать выгоды из сложившихся ситуаций. А эта ситуация давала повод для военного положения, выгода которого для украинского президента была очевидной. 
По законодательству Украины военное положение означает три безусловных запрета: на изменения конституции, на выборы всех органов власти и на «забастовки, массовые собрания и акции». Процедура же президентских выборов начинается с объявления Верховной Радой их даты. По закону между объявлением и датой голосования должно быть не менее 100 дней, а за 90 дней до голосования начинается сам избирательный процесс. Поскольку конституционная дата выборов -- 31 марта, введение военного положения на 60 дней, то есть до 25 января, как первоначально предполагалось указом Порошенко, означало невозможность своевременно начать избирательную процедуру. Следовательно, выборы могли бы состояться не раньше 6 мая. Но возможно, успех первого шага вдохновил бы Порошенко идти дальше. А это привело бы и к отмене парламентских выборов, запланированных на будущий октябрь. Ведь военное положение можно продлевать по той же процедуре, по которой оно вводится. Лимитов на продление, в отличие, например от Турции, на Украине нет, а создать поводы в нынешней обстановке проще простого.
 
Даже можно попробовать без всякого обострения на суше или море, установить военное положение не на пару месяцев, а на неопределенный срок. Достаточно обратиться в КС Украины, чтобы тот разъяснил правовые последствия установленного законом о реинтеграции Донбасса факта «российской агрессии». А именно, обязывает ли этот факт президента к вводу военного положения на период до прекращения этой агрессии (то есть до предусмотренной данным законом констатации Минобороны и МВД Украины факта вывода российских войск). Украинские конституционные судьи уже доказывали в свое время, что второй срок президента Кучмы является первым. А в нынешней ситуации при необходимости они легко бы сделали нужный вывод, тем более что законодательство Украины уравнивает понятия «агрессия» и «война», и некоторые из судей давно пишут в особых мнениях по другим делам, что де-факто военное положение есть в стране с 2014 года. А если б утверждение военного положения сейчас прошло без особых проблем, вероятность такого сценария заметно увеличилась бы. 
 
По украинскому законодательству указ о военном положении вступает в силу после утверждения парламентом. Но Порошенко имел основания думать, что Рада легко поддержит документ. И не только потому, что до сих пор у него почти всегда находились голоса для необходимых решений. Ведь так открывалась перспектива и для отмены парламентских выборов, которые очень многим депутатам объективно невыгодны. Например, входящей вместе с Блоком Порошенко (БПП) в правящую коалицию партии «Народный фронт» (НФ). У нее ведь с начала 2016 рейтинг на уровне 1% -- что отражает оценку народом отставленного тогда премьера Арсения Яценюка, который остается партийным лидером. Десяткам беспартийных мажоритарников, которые обычно голосуют вместе с властью, также на первый взгляд лучше сохранять мандат, не тратясь на кампанию. А БПП, НФ и союзные им мажоритарники имеют в совокупности устойчивое большинство. То есть теоретически можно было даже обойтись и без голосов трех фракций националистической оппозиции «Батькивщины», Радикальной партии и «Самопомощи». Но и от них можно было ожидать слов о том, безопасность важнее выборов. Да военное положение и не объявлялось даже во время кровавых боев лета 2014 года, но и аналогов керченскому инциденту до сих пор не было. К тому же у «Самопомощи» рейтинг просел и ее попадание в будущую Раду не гарантировано.
 
Но закончилось всё пшиком. Президента поддержала лишь собственная фракция. А «Народный фронт» вместе с националистической оппозицией выставил ему условия: ограничить ВП во времени и в пространстве и гарантировать проведение выборов в ранее намеченный срок. Этот срок в итоге гарантировала сама Рада, приняв 26 ноября постановление о назначении президентских выборов на 31 марта. Президенту же пришлось подавать депутатам Раду новый указ, где военное положение устанавливается на 30 дней в 10 регионах, граничащих с Россией (в том числе по морю) и Приднестровьем
 
Таким образом, президенту дали сохранить лицо, но не дали перенести выборы. А думается, без связанного с ними смысла военное положение совсем не интересно для Порошенко
 
Пока неизвестно, как будет работать режим военного положения в смысле ограничения прав и свобод. Теоретически можно ограничивать очень многое: неприкосновенность жилища, тайну переписки и телефонных разговоров, свободу передвижения и т.д. Можно также вводить трудовую повинность и изымать (с последующей компенсацией) собственность граждан. Согласно закону принятие всех эти меры не обязательно (в отличие от запрета выборов и забастовок), а лишь возможно. Решение остается за военным командованием. А Порошенко обещал в Раде, что все ограничения будут приниматься лишь в зоне боевых действий. 
 
Конечно, его обещаниям привыкли не верить, и общество достаточно напугано. Но с другой стороны выгодно ли Порошенко сейчас кошмарить широкие слои общества, тем более что кошмарить антивоенных активистов власть вполне может без всякого военного положения?
 
Напротив, ему объективно выгодно создавать ситуацию при которой с одной стороны демонстрируются военные усилия, с другой – не создаются новые проблемы для простых граждан. Теперь понятно что и в отсутствие таких проблем Рада не продлит этот режим, чтобы не срывать выборы. Тем не менее, если 30 дней военного положения пройдут спокойно, то Порошенко окажется человеком, который успешно решил проблему им самим же созданную. Большого выигрыша, однако, все равно не получится, поскольку военное положение во внешнем мире воспринимают похоже серьезнее чем в Киеве и это создает незапланированные проблемы. Так полтавский болельщики не увидят в родном городе матч «Ворсклы» с лондонским «Арсеналом»: хотя Полтавщина вне зоны военного положения, УЕФА перенесла матч лиги Европы в Киев. Еще серьезней то, что некоторые инвесторы нервничают, выводят валюту, а в результате курс гривны подупал.
 
Но главный результат для Порошенко в том, что ситуация с введением военного положения показала, что он имеет куда меньшую опору в Раде, чем казалось еще накануне. Эта неожиданная демонстрация слабости президента не только отражает его низкий рейтинг, но и становится причиной, которая будет опускать его еще ниже. 
 
То есть инцидент в Керченском проливе показал, что Порошенко слабее, чем можно было предположить. И для России, которая не связывает с ним никаких надежд – это хорошая новость. 
 
Однако отказ «Народного фронта» подыграть Порошенко нельзя объяснять любовью партии к демократическим процедурам, ибо политики не любят процедур в ущерб своим интересам. Следовательно, «фронтовики» нашли способ политического выживания без Порошенко и потому не боятся выборов, несмотря на нулевой рейтинг. И не так уж важно идет речь о будущем партии или конкретных ее деятелей вроде Авакова, Яценюка и Турчинова. Оба варианта означают, что ключевые фигуры украинской «партии войны» останутся при власти и при смене президента ( кстати все эти фигуры -- бывшие члены партии Тимошенко). И это -- плохая для России новость.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter