Приход православного постмодернизма. Часть 1

11 октября 2018-го претендует на звание даты смерти общемирового Православия. В истории этот день займет не меньшее место, чем 1054-й - год разделения мирового христианства.
 Буквально за несколько недель последняя из конфессий, стоявшая на казалось бы незыблемом двухтысячелетнем фундаменте, растеряла цельность и единство и в канонической, и в морально-нравственной сферах.
 Беспощадная бессмыслица происходящего разрушила последние островки христианского рацио, да и элементарного здравого смысла как такового. 
 Воцарившийся в мировом духовном пространстве постмодерн, предусматривающий принципиальную эклектику и манифестацию алогичности, прошел в последний оплот традиции и здравого смысла – православное христианство. 
 11 октября 2018 года синод Вселенского патриархата, руководящий орган Константинопольской православной церкви, - «первой среди равных» 15 (по Константинопольскому патриархату 14-ти) Поместных Православных Церквей, - объявил о решении отменить собственное решение 1686 года о передаче под юрисдикцию Московского патриархата Киевской митрополии, желании вернуть ее под свое начало и, в связи с этим, установить каноническое общение с никем не признаваемыми раскольническими организациями: «Украинской православной церковью Киевского патриархата» (УПЦ КП) и «Украинской автономной православной церковью» (УАПЦ). 
 Было объявлено по скором предоставление томоса, - документа предоставляющего «украинской церкви» автокефалию, т.е. канонически признанное полное самоуправление. 
 Так же было объявлено о решении Фанара, - так именуют Вселенский патриархат по названию района Стамбула, где он располагается, - отменить анафему и иные прещения (наказания) наложенные Русской православной церковью на «патриарха» Филарета «предстоятеля» УПЦ КП и на «митрополита» Макария, главу УАПЦ.
 Фактически в октябре 2018 года Константинопольский патриарх Варфоломей произвел «каноническую революцию», узурпировав общецерковную власть и присвоив себе права, равные правам Римского папы. Как то: суда с масштабах всего мирового Православия, созыва общецерковных Соборов, предоставления и даже отъема автокефалии и т.п. 
 В ответ на идущие вразрез с двухтысчелетней традицией действия Вселенского патриархата на прошедшем в Минске заседании Священного Синода Русской Православной Церкви возглавляемом Святейший Патриархом Московским и всея Руси Кириллом 15 октября было обнародовано решение о невозможности дальнейшего евхаристического общения с Константинопольской православной церковью. 
 В Заявлении Синода РПЦ, в частности, говорилось: «Принятие в общение раскольников и анафематствованного в другой Поместной Церкви лица со всеми рукоположенными ими «епископами» и «клириками», посягательство на чужие канонические уделы, попытка отречься от собственных исторических решений и обязательств, — все это выводит Константинопольский Патриархат за пределы канонического поля и, к великой нашей скорби, делает невозможным для нас продолжение евхаристического общения с его иерархами, духовенством и мирянами».
 РПЦ обвинила Фанар в противозаконности и не каноничности «отзыва» собственной грамоты 1686 года о принадлежности Киевской митрополии Московскому Патриархату и фальсификации содержащихся в ней данных: в 2018 году Константинопольский патриархат завил о якобы наличие в документе 300-летней давности положения о том, что передача носила «временный» характер. 
 «Это действие Фанара является откровенной фальсификацией как исторических событий, так и исторического документа. В выданной более 300 лет назад грамоте 1686 года, равно как и во всех последующих документах, не содержится ни одного слова о временной передаче Киевской митрополии в управление Московскому Патриархату».
 РПЦ так же заявила о вопиющем нарушении церковных законов и традиций, предусматривающих не проникновение на чужую каноническую территорию, совершенном еще в начале сентября 2018 года. Тогда Фанар назначил епископов Панфильского Даниэля из США, а также Эдмонтонского Илариона в качестве своих экзархов на Украину.
 Объявленный 15 октября разрыв связей РПЦ и КПЦ предусматривает запрет на упоминание Вселенского патриарха на церковных службах, запрет служителям церкви и мирянам на контакты с клириками ВП и, даже, «не рекомендацию» посещения храмов подчиненных Вселенскому патриарху: «Отныне и впредь до отказа Константинопольского Патриархата от принятых им антиканонических решений для всех священнослужителей Русской Православной Церкви невозможно сослужение с клириками Константинопольской Церкви, а для мирян — участие в таинствах, совершаемых в ее храмах». 
 Объявленное Константинополем предоставление украинского томоса пока не состоялось. Скорее всего, по причине невозможности созвать «Объединительный собор» с представителями, (хотя бы в более-менее значимом количестве) УПЦ МП, УПЦ КП и УАПЦ (планы объединения и создания «Единой украинской поместной православной церкви» (ЕУППЦ) существуют давно), а так же по причине отсутствия видения, каким должно быть «новообразование», особенно, кто и в каком звании будет «это» возглавлять. 
 Снятие прещений и анафемы Константинопольским патриархатом означало лишь восстановление лиц, на которых они были наложены в первоначальном чине. То есть Филарет должен был вернуться в сан митрополита, Макарий – простого священника. 
 Но сразу после «снятия» с него анафемы «первое лицо» УПЦ КП Филарет категорически отказался от снятия присвоенного им самому себе «сана»: «Я был, есть и буду патриархом». Однако глава УАПЦ Макарий не менее категорически отказался переходить под власть «Киевского патриарха», как и признавать его таковым. 
 Отказался признавать «сан» Филарета и иерарх Московского патриархата, давний сторонник украинской церковной автокефалии Митрополит Черкасский Софроний. При этом он остался сторонником созыва Объединительного собора с участием Киевского «патрирахата» и автономистов
Проблема титулования Филарета стала «головной болью» и для Фанара. «Патриархии Киевской» в истории никогда не существовало. Константинопольская церковь, либо должна признать факт самосознания «из ничего» нового патриархата с полным разрывом с традицией (хотя куда уж дальше) либо делать, что либо иное.
 Пытаясь выйти из тупиковой ситуации, Филарет через две недели после «снятия» с него анафемы сделал оригинальнейший, никогда за две тысячи лет истории христианства не виданный, истинно постмодернисткий ход. По постановлению его Синода от 20 октября, у Филарета появлялись разные титулы, так сказать «внешний» – где он всего лишь «митрополит» и «внутренний» – где он уже «патриарх». 
 На Украине он должен титуловаться как «Святейший и Блаженнейший, Архиепископ и Митрополит Киева – Матери городов Руських, Галицкий, Патриарх всея Руси-Украины, Свято-Успенских Киево-Печерской и Почаевской Лавр Священноархимандрит», в отношениях с другими Поместными Православными Церквями допустимой формой является «Блаженнейший Архиепископ, Митрополит Киевский и всея Руси-Украины и производные от нее».
 Однако самой большой проблемой в планах создания «украинской церкви» стала позиция Украинской православной церкви Московского патриархата возглавляемой митрополитом Онуфрием. Без перехода в «новую украинскую церковь» хотя бы части подчиняющих Москве приходов, создание реально значимой «ЕУППЦ», либо чего иного, просто невозможно, и никакой томос не выведет «новообразование» из маргинального статуса. 
 Если попытаться насилием (а такие планы были, в частности в отношении Киево-печерской лавры) «перевести» храмы и приходы в «новую украинскую церковь», то результатом будет религиозная война и ли уход верующих в подпольную «катакомбную церковь», которая нелегально существовала в СССР.
 УПЦ МП - самая большая по численности на Украине конфессия, превышающая по числу приходов «филаретовцев» более чем в три раза, а автономистов более чем в десять. Украина даже не по грамоте 1686 года, а по факту – каноническая территория Московского патриархата. Переломить мнение миллионов верующих и принудить их перейти в «нову правильну церкву» не получится. 
 Это, в конце концов, поняли и два иерарха Московского патриархата, сторонники автокефалии: митрополиты Черкасский Софроний и Переяслав-Хмельницкий и Вишневский Александр (Драбинко).
 Последний, видимо сгоряча, даже объявил себя клириком Константинопольского патриархата, но вскоре, видимо узнав мнение глав подчиненных ему приходов, «отыграл назад» заявив: «Я не принимал пока решений и не делал заявлений. Это интерпретация моего теоретического комментария». 
 Руководство Русской православной церкви с заявлением 15.10.2018 о разрыве канонического общения с Констанитнополем попало в крайне сложную ситуацию на международном уровне. Будучи абсолютно правым в каноническом отношении Московский патриархат, видимо надеялся на поддержку других поместных церквей в деле осуждения действий Константинополя. 
 «Если одна из Церквей поддерживает раскольников, если одна из Церквей нарушает каноны, то она перестает быть Православной Церковью», – заявил 28 октября патриарх Московский и всея Руси Кирилл. 
 Но мир изменился. «Духовное соглашательство» и «моральный конформизм» стали нормой. Принципиальность позиции стала архаизмом. Из Поместных Церквей никто не захотел идти на конфликт с Вселенским патрирхатом, а вернее, с «мировым глубинным правительством», чьим орудием лишь является Фанар. 
 Позицию РПЦ, несмотря на всю ее правоту, поддержали лишь отдельные иерархи, и то на словах. Руководство Поместных церквей на конфликт с Фанаром не пошло. Никто не захотел ссорится с «управителями миром».
 В ситуации «украинского церковного тупика» прошел октябрь 2018 года. Но «православный театр абсурда» свое представление не закрыл. В ноябре постмодрнисткий Константинополь решил разрубить все гордиевы узлы просто «обнулив» все существующие православные и псевдоправославные конфессии на Украине, добив последние остатки каноничности на этой территории. 
 3 ноября 2018 года высокопоставленный клирик Вселенского патриархата архиепископ Иов (Геча) сделал заявление: «Отменой акта 1686 отменена администрация Московской церковью Киевской митрополии и всех епархий в Украине. С канонической точки зрения это означает, что сегодня в Украине УПЦ МП больше не существует. Все архиереи теперь в Украине де-факто, согласно этому решению синода, являются архиереями Вселенского престола, и они теперь должны ждать директиву Вселенского патриархата о своей дальнейшей судьбе». 
 Фанар решил «свести к нулю» не только УПЦ МП, но и всех раскольников. Архиепископ Иов сказал, что Константинопольский патриархат, отменив анафему предстоятелей УПЦ КП и УАПЦ Филарета и Макария, не признал каноничными церкви, которые они возглавляют.
 В ответ на заявления клирика Вселенского патриархата пресс-секретарь главы РПЦ патриарха Кирилла священник Александр Волков написал в фейсбуке: «Звучат очень тревожные заявления архиепископа Иова (Гечи). Мы серьезно обеспокоены состоянием его душевного и духовного здоровья. При необходимости мы готовы помочь собрату с лечением». Но лечить, видимо, надо очень многих. 
 3 ноября Вселенский патриарх Варфоломей и президент Украины Петр Порошенко подписали соглашение о создании «независимой украинской церкви». «Объединительный съезд» запланирован на конец ноября. Украинской же православной церкви Московского патриархата Порошенко посоветовал «убираться из Украины».
Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter