Казахстанская «религиозная ООН»

В наше время что могут сделать слова? Когда в мире явно усиливается военная напряженность и по ближневосточному региону прокатилась длинная череда войн, в которой одна из воюющих сторон использовала религиозную риторику, такой вопрос не может не возникать. Однако же, слова могут многое, и вообще любое важное дело начинается со слов, с речей, диалога. 
 
Вот 10-11 октября 2018 года в Казахстане, в Астане, во Дворце мира и согласия (в просторечии, в "Пирамиде") прошел Съезд лидеров мировых и традиционных религий и также Совет религиозных лидеров. Съезд был шестой по счету, а Совет - третий. 
 
Насколько я могу судить, по поводу этого собрания сложилось несколько легковесное мнение, что мол, это все казахстанский государственный пиар, с помощью которого президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, не имея особенно большого веса в мировой политике, по крайней мере по сравнению с признанными тяжеловесами, пытается сказать свое слово. Будем честными, что такая точка зрения весьма распространена, и она выражается, в частности, в том, что этому событию уделялось очень мало внимания. 
 
Эта точка зрения основывается, на мой взгляд, на двух отправных тезисах. Во-первых, примирительный тон вообще не будоражит публику. То ли дело конфликт между Русской православной церковью и Константинопольской патриархией, привлекший большое внимание и множество комментариев. Во-вторых, скепсис по поводу того, что религии могут между собой о чем-нибудь договориться. Отсюда и мнение, что представители ведущих религий мира воспользовались гостеприимством Назарбаева, поговорили, да и разъехались. 
 
С этой точкой зрения нельзя согласиться. Главный контраргумент против нее состоит в том, что Съезд лидеров мировых и традиционных религий (если быть точным, то полномочных представителей мировых религий; скажем, Русскую православную церковь представлял на съезде председатель Отдела внешних церковных связей Московского патриархата Митрополит Волоколамский Иларион) собирается уже в шестой раз. История съездов, проводимых раз в три года, насчитывает уже пятнадцать лет. Стало быть, у ведущих религий все же есть нужда собираться за одним столом и обсуждать общие насущные проблемы. Если бы этой нужды не было, то и съезды собрать было бы невозможно. 
 
Эта нужда была отражена в декларации VI Съезда лидеров мировых и традиционных религий в достаточной яркой форме, и она состоит в необходимости решительной борьбы с терроризмом и экстремизмом, принимающим религиозную окраску. Этому вопросу посвящена большая часть пунктов декларации. Например, пункт 8 гласит: "призвать политических деятелей и мировые СМИ отказаться от практики отождествления терроризма с религией, так как эти идеи оскорбляют наши религии, наносят вред их мирному сосуществованию, подрывая взаимодоверие и взаимодействие между последователями одной и разных религиозных общин". 
 
Этот пункт направлен, конечно, в наибольшей степени, против привычного наименования "исламский терроризм". В действительности же, нельзя найти ничего более антиисламского и противоисламского, чем этот самый "исламский терроризм". Он базируется не только на крайне вольной и натянутой трактовке понятия джихада, но и состоит почти целиком из харама - деяний, прямо и однозначно определяемых Кораном и хадисами как запретных, от которых любой добропорядочный мусульманин должен немедленно отвратиться. К хараму, например, относится самоубийство, производство, продажа и употребление наркотиков. Но и это - мелочи по сравнению с тем, что так называемые "исламские" террористы убивают почти исключительно мусульман же, доходя до зверских и массовых убийств мусульман, собравшихся для молитвы в мечети, которые случаются в Афганистане и Пакистане. 
 
Это, собственно, наиболее яркий современный пример того, чем опасен терроризм, натягивающий на себя религиозные лозунги, для самих религий. Такой терроризм, что бы он ни провозглашал, в первую очередь бросается на единоверцев в попытке их запугать и сделать из них таких же террористов. Терроризм разрушает религию, которой он прикрывается, дробит ее на враждующие группировки, и в конечном итоге превращает своих приверженцев в трупы, оставляет после себя истерзанную войной землю. 
 
Идеологи терроризма под религиозной маскировкой, конечно, черпают обоснование для своих разрушительных действий в истории, в которой хватало примеров острой межрелигиозной вражды. Съезд лидеров мировых и традиционных религий собирается в Астане в том числе и для того, чтобы выбить из рук идеологов терроризма этот аргумент. Он демонстрирует, что между религиями нет вражды и конфликтов, что религиозные лидеры собираются за одним столом и обсуждают общие проблемы, и что остальные верующие должны последовать примеру своих духовных лидеров. 
 
Нужда в том, чтобы отстоять религиозное наследие (внесшее мощный вклад в смягчение нравов) от разрушения - это ли не веская причина, чтобы собираться в астанинской пирамиде?
 
Успеху астанинских съездов немало способствует то, что съезд имеет выраженный политический характер и его главная задача состоит в сохранении мира. В этом смысле Съезд лидеров мировых и традиционных религий следует за идеями, положенными в основание ООН, и его вполне можно назвать "религиозной ООН". Богословские моменты оставлены в стороне и в программе съезда совершенно не присутствуют. На мой взгляд, это правильно, поскольку это единственная основа, на которой можно собрать вместе представителей ведущих религий. Такие попытки были и раньше, например, созыв в 1893 году в Чикаго Всемирного конгресса религий. Но та попытка была неудачной, поскольку инициаторы этого конгресса, теософы, пытались объединить религии на основе суперэйкуменизма, то есть на основе унификации. Переход на позиции суперэйкуменизма потребовал бы столь значительной реформации во всех религиях, что неизбежно породил бы череду расколов и вверг бы верующих в длинную цепь острых религиозных конфликтов. 
 
Итак, мир - важнее всего, и в этом состоит главный программный тезис Съезда лидеров мировых и традиционных религий. 
 
Какую же задачу ставит перед собой президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, принимая в своем государстве религиозных лидеров? Об этом он ясно сказал в своей речи на съезде: "Межцивилизационные конфликты выглядят абсурдно на фоне научно-технологического прогресса. Однако именно сейчас формируется облик будущего человечества. В каком состоянии мы сможем передать нашу общую планету грядущим поколениям – это главная цивилизационная проблема". Он тоже подчеркнул, что центральным вопросом является безопасный и справедливый мир. 
 
Это мировоззренческая позиция, в которой Назарбаев выступает как проповедник идей прогресса, просвещения и гуманизма. Его обращение к межрелигиозному диалогу объясняется тем, что именно религии в мировой истории, да и во многом сейчас, выступали и выступают наиболее сильными и влиятельными институтами, устанавливавшими основные принципы морали и правила отношений между людьми. Вклад религий в моральный прогресс велик и совершенно неоспорим. С кем еще сейчас можно выступить в защиту идеалов прогресса, просвещения и гуманизма, как не с ведущими религиями? Другой такой международной силы сейчас нет и не просматривается. 
 
Если мировые религии примут и утвердят принципы взаимного уважения, мирного сотрудничества и диалога, а также сумеют наставить на этот путь своих многочисленных последователей, то будут созданы мощные предпосылки для дальнейшего прогресса. Другого пути реализовать эти идеалы просто нет. 
 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter