Белоруссия: между дезинтеграцией и слиянием

За выборной суматохой многие из нас и не заметили, что в Сочи прошла встреча президентов России и Белоруссии. А слова Александра Лукашенко после неё – «было не просто сложно, а тяжело», лучше всего характеризуют сложившуюся обстановку в отношениях между двумя государствами.
Активизация националистов в Белоруссии и потворство им со стороны официальных властей не может не беспокоить некоторых людей в Кремле. Вряд ли они, проводя параллели с Украиной, «обжегшись на молоке, дуют на воду». Ситуация в РБ действительно внушает опасения. Болельщикам перестали запрещать проносить на стадионы бело-красно-белую националистическую атрибутику, улицы городов заполнены билбордами с призывами говорить на «мове», по всей стране воздвигаются памятники литовским князьям и польским повстанцам. Некоторые высказываются в духе, что, мол, власть решила задействовать националистов для увеличения своего влияния на оппозицию и пресечения «внутренней российской угрозы». И что в рамках подобной «реалполитик» всё останется под строгим контролем Батьки. Данный тезис весьма сомнителен.
Несомненно, Лукашенко подошел к проблеме белорусского национализма чисто инструменталистски. Однако он не учел двух вещей: государственная поддержка националистов приведет к росту популярности их идей в условиях необеспеченного транзита власти. Некоторые источники сообщают, что Кремль предупредил Лукашенко не только о недопустимости его выдвижения в президенты в 2020 году, но и запретил это делать старшему сыну белорусского вождя – Виктору. Вообще ситуация с будущим главой государства – тот еще «черный ящик». Весьма жесткий и бескомпромиссный глава МВД Игорь Шуневич не может выдвигаться в президенты, так как родился не на территории Белоруссии, а ближайший к Лукашенко товарищ – глава МИД Владимир Макей лишь немногим младше Батьки, да и имидж самого прозападного из всего белорусского руководства политика вряд ли устроит Кремль. Видимо, чем ближе будут выборы нового руководителя страны, тем больше интересного мы узнаем про отношения в элитных кругах наших соседей.
Порвать с Москвой, хоть с Макеем, хоть с самыми отмороженными самостийниками из «Белого легиона» во главе страны, будет крайне сложно. Но возможно. Самое поразительное, что рост национализма в Белоруссии обратно пропорционален её экономической независимости от России. В 2016 году 46,5% экспорта приходилось на РФ, в то время как в 2010 – только 39,4%. Импорт товаров из России в 2010 году составлял 51,8%, а в 2016 году – уже 55,4%. Доля товарооборота с другими странами у Белоруссии в разы меньше. Даже Китай на белорусском рынке не способен конкурировать с Россией. Не будет излишним отметить, что Минск экономически висит у Москвы на крючке.
Впрочем, нечто подобное было и на Украине, и, насколько мы знаем, экономическая зависимость от России не остановила Майдан. Однако Белоруссия отличается от Украины характером экономики: соотношение рынка и государства находится в несколько иных пропорциях, чем в Незалежной. Любое политическое потрясение в стране, не знавшей ни революций, ни переворотов, учитывая особенности экономического строя, приведет к последствиям куда более значимым, нежели чем на Украине. Впрочем, как мы знаем из истории, разного рода «внешние и внутренние обстоятельства» никогда не смущали революционеров. Вряд ли мы увидим что-то иное в Белоруссии.
Экономический шантаж – плохая компенсация отсутствия «мягкой силы» России. Тысяча пророссийских активистов была бы лучшей заменой остановок беспошлинных поставок и финансовых траншей Минску. Обстоятельства, сделавшие невозможным в Белоруссии переворот по типу украинского – отсутствие развитой культуры сопротивления России (отчего доморощенным националистам приходится молиться на польских панов, бузивших против Российской империи в XIX веке) и более жесткий и авторитарный режим, заставивший националистов стартовать в менее благополучных, чем на Украине условиях, постепенно теряют свою значимость. 70 лет пребывания в отдельной республике в составе СССР, три десятилетия постсоветского суверенитета и  набирающий силу санкционированный верхами национализм могут переломить ситуацию в самый неожиданный момент.
Не очень хочется жить с мучительным чувством вины оттого, что видя и ощущая пришествие беды, мы ничего так и не смогли сделать, чтобы её остановить.
Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter