Путин о пенсиях: ямы демографические и логические

Выступление главы государства по пенсионной реформе было подано к нашему столу в густом, наваристом бульоне событий. Только что вступили в силу новые американские санкции, и рубль вновь покатился по наклонной плоскости. На очереди – масштабные российские военные учения на Дальнем Востоке и угроза новых ударов США по Сирии. А еще и учебный год на носу. Опять же, всем миром отпеваем Джона «Катона» Маккейна. Вдобавок куда-то «пропал» Дмитрий Медведев – вернее, кто-то ухитрился «заметить» отсутствие этого персонажа и организовать недельные пересуды по этому вопросу. 
 
А вот Владимир Путин, напротив, очень ярко был продемонстрирован на отдыхе в Туве, среди живописных скал и озер. Вернувшись на рабочее место, он уже во вторник, 28 августа, высказал желание обратиться к народу по поводу пенсий в скором времени, пожалуй что прямо вот завтра.  Тут же и верный информационный оруженосец Песков подтвердил и уточнил: да, официальное телеобращение будет в среду, ровно в полдень. А между делом и Медведев нашелся, синим костюмом своим оживив краски будней. 
 
В этой несколько нервической обстановке с обращением Путина, несмотря на его четко очерченную тему, некоторые стали связывать нездоровые, фантастические ожидания. Вот возникнет Путин в телевизоре и скажет: «Братья и сестры!» Или, сообразуясь с обстоятельствами: «Дедушки и бабушки!» И ко всеобщей радости возьмет и снимет Медведева – не зря же тот скрывался от народа. Таких кремленологов мы, конечно, назовем наивными. Люди более ушлые тут же сообразили: вот она, давно ожидаемая корректировочка пенсионного курса. Правительство взяло линию намеренно зверскую, а Отец Нации явится и умягчит ее, сохранив, впрочем, главное. Два шага вперед, один назад. Ожидали такого кунштюка с самого 14 июня, когда весть о пенсионной реформе свалилась на занятые футболом головы соотечественников. 
 
И вот отдохнувший и постаревший лидер предстал перед нашими очами. Ни слова о Медведеве, разумеется. Обращение Путина композиционно было разделено на две части. В первой, аргументирующей части он безоговорочно поддержал позицию правительства. Во второй, постановляющей, была явлена та самая милость, которую предсказывали аналитики.
 
Аргументы президента производят впечатление какой-то недоговоренности, какого-то недостатка логики. Он обрисовал нам две демографических ямы, в которые попала страна: во-первых, во время Великой Отечественной войны, а во-вторых, в «лихие/святые» 90-е, когда, как назло, малочисленное поколение «внуков войны» входило в трудоспособный возраст. Из-за этого падает отношение плательщиков пенсионных взносов к получателям пенсий: на одного пенсионера теперь приходится не 1,7 работающих, а 1,2. С этим не поспоришь, но ведь страна в целом – не беднеет. У нас, несмотря на все эти ямы, есть какой-то экономический рост, и тот же президент постоянно требует еще большего роста – а куда нам расти, если у нас демографическая яма? Тем не менее, экономический рост мы планируем, инвестиции в цифровое государство планируем, великие стройки идут одна за другой, а вот пенсионеров содержать не можем.
 
Затем следует очень красивый аргумент: раньше мы жили плохо, поэтому пенсионный возраст ни в коем случае нельзя было повышать, а теперь мы живем лучше, поэтому… да, поэтому люди старшего возраста должны жить похуже. Особенно весело смотрится объяснение Путина: я обещал, что пенсионный возраст не будет повышен до истечения срока моих полномочий, и смотрите, в самом деле – до 2008 года, когда президент сменился, пенсионная система оставалась неизменной. Наш президент редко выступает несолидно, но увы, это был как раз тот самый случай. По жанру - объяснительная записка злостного прогульщика классной руководительнице.
 
Далее лидер нации предложил нам ряд рассуждений, иллюстрирующих раблезианские аппетиты наших пенсионеров. Мол, Пенсионный фонд у нас, конечно, жирует, настроил себе элитной недвижимости, но если ее всю продать, то хватит всего на шесть дней пенсионных выплат. Да и нефтегазовых доходов – на каких-то два месяца. 
 
В общем, из президентских выкладок вообще непонятно, как до сих пор еще стоит государство, в котором завелись столь многочисленные орды прожорливых стариков и старух. Поэтому вторая часть обращения выглядит неестественно, да что там – сверхъестественно, волшебно. Ведь вот же только что денег совсем не было, причем по совершенно объективным причинам – и тут же они откуда-то взялись, причем на меры довольно значимые. 
 
Снизить пенсионный возраст для женщин обратно на три года, с 63 до 60 – это весомая мера, требующая денег. Его дополнительное снижение для женщин с тремя и более детьми – менее дорогое удовольствие, но тоже стоит денег. Решение сохранить льготы, исходя из старого пенсионного возраста – это тоже серьезная финансовая нагрузка. Наконец, предоставление права на получение пенсии исходя из трудового стажа (37 лет для женщин, 42 года для мужчин), а не пенсионного возраста фактически означает сохранение прежнего пенсионного возраста для миллионов людей (например, 60 лет для любого мужчины, который начал работать в 18). Возникает вопрос: у нас действительно за период с 14 июня появились какие-то лишние деньги, или правительство все это время ломало комедию: в Думу представило заведомо ужесточенный вариант реформы, а президенту – немного иные, «гуманизированные» расчеты?
 
На самом деле в путинском обращении не хватало третьей части, так сказать, покаянной. Все-таки речь идет о дефолте государства по своим социальным обязательствам. Мы правили, правили, и наконец доправились до того, что пенсии нечем платить стало. Чем не интегральный результат экономической политики?  Помнится, в прошлый дефолт Немцов и Кириенко водки купили, пошли к шахтерам, поговорили по душам. Теперь же власть, заняв строго наступательную позицию, не только не определила виновных, но и не высказала ни малейшего предположения о собственной ответственности за произошедшее. Во всем виноват народ: слишком плохо размножается, слишком долго живет.  Конечно, никуда это правительство и его экономические гуру не денутся ни завтра, ни послезавтра, вопрос лишь в том, нужно ли им наше доверие?
 
Сам факт обращения президента показывает, что возникший дефицит доверия его беспокоит. Но те слова, с которыми он к нам обратился, увы, восстановить это доверие не смогли. 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter