Украина и Россия: Не отрекаются, Googlя

Украина на законодательном уровне закрепила статус России: «государство-агрессор». Наиболее активная часть украинского общества настроена антироссийски. Но Интернет у нас общий. И спрашиваем мы об одном и том же. Почему они всячески противопоставляют себя нам, но никак не могут уйти?


Так часто бывает в личных отношениях. Вы расстались. То, что происходит у неё в душе, тебе неведомо. Но ты, конечно, уверен, что в разговорах с подругами под вино она каждый раз говорит, что свет белым клином сошёлся именно на тебе, потом плачет и едва-едва удерживает дрожащий над смартфоном палец, чтобы не позвонить тебе с мольбами вернуться.


Публичное ты наблюдаешь, и оно совсем другое. Каждый раз на общей встрече друзей она отворачивается от тебя, как жизнь от Кощея, поломавшего иглу. Она бесконечно язвит и передразнивает. По совместным фото на компьютере проехался бульдозер ShiftDelete, ссылки на них в соцсетях не работают. Общее прошлое, иногда признававшееся ею счастливым, частые разговоры о будущем, может быть, и союзе, названы ею заблуждениями.


Между вами произошло что-то такое, что заставляет её публично доказывать всем, что она – совершеннолетняя европеизированная женщина, которая сможет прожить без азиатского твоего покровительства. При разрыве, который был скандальным и быстрым (ни разу не смотря на долгое время, проведённое вместе), ты потребовал назад когда-то подаренное. Она обиделась ещё сильнее. Теперь не жди никакого союза с ней. Не смотри на общие фото, вспоминая совместные праздники и поездки к родителям. Но и ей нужно время, чтобы отпустить тебя. До поры она всеми силами будет показывать, как ты ей безразличен. С тем же успехом, с каким Ева не ела яблоко, зная, что нельзя.


С 2013 года Украина пытается настойчиво доказать России, что она не просто не с нами, а против нас. Украинские власти перестали качаться на лингвистических качелях имени Гоголя-Шевченко, то обещая сделать русский вторым государственным, то заверяя, что украинским в этом качестве будет единственным. Россия сначала официально была объявлена агрессором и оккупантом, потом стала таковой законодательно. Сомнения относительно проживания в едином государстве (под защитным зонтиком империи или в тюрьме народов) считаются теперь явным признаком коллаборационизма. Описывающий мазепинские суверенные стремления автор цитирует «Полтаву»: «Но независимой державой Украйне быть давно пора», вынуждено оправдываясь «…и пусть это написал Пушкин».


И кажется уже, выбросить бы украинцам из головы всё постимперское наследие, избавиться от комплексов младшего брата да и идти в Европу под лозунгом «Прощай, немытая Россия», но есть проблема. В момент расставания память не выключается. Ни у них, ни у нас, у которых в этом смысле комплексов в отношении самих себя и окружающего пространства отнюдь не меньше.


Власть всячески сужает пространства использования русского языка, но украинское общество продолжает его использовать (на хорошем русском языке в современной Украине вполне можно ненавидеть Россию). Молодая мама-билингв растит дочь и хочет, чтобы у той первым языком был украинский. Но с трудом соглашается, что лишает таким образом её доступа к мировой классике, переведённой на русский. Автор, цитирующий «Полтаву» и надеющийся на будущих украинских нобелевских лауреатов, вынужденно признаёт, что «Тостоевские» дали миру много больше, чем Шевченко. Популярный украинский блогер и телеведущий, уехавший из Крыма, объясняет аудитории смысл российских танцев на костях Михаила Задорнова. Я с искренним удивлением спрашиваю, зачем он комментирует повестку страны, с которой и его общество, и его аудитория, и лично он всеми силами пытается порвать? Он отвечает про историческую инерцию. Президентская избирательная кампания идёт уже и на Украине – раньше 2019 года – накал страстей вокруг заявлений российских кандидатов на главный пост опять возвращает к мысли об общности повестки. Таких примеров много – казуистика представляется прекрасной помощницей, способной объяснить любую теорию. Как можно при помощи объективных цифр исследовать общность повестки и доказать, что Украина по-прежнему имеет общее с нами культурное пространство?


Google в помощь. В конце каждого года компания публикует тренды – иерархию конкретных поисковых запросов, которые были самыми популярным (похожий сервис есть и у Яндекса, но в мае 2017 года украинские власти запретили российские поисковики и мэйл-сервисы в пределах страны).


Общность нашего Интернет-пространства прослеживается по нескольким направлениям. Во-первых, Украина спрашивает, прежде всего, о нас, а не о себе (речь идёт о запросах на обоих языках: и русском, и украинском). Это очень удивительно (по крайней мере, для меня), но «персоной года» в украинском Интернете стала Диана Шурыгина. На втором месте оказался Михаил Задорнов, на третьем – Дмитрий Марьянов и лишь на четвёртом – украинка Ирина Бережная. На пятом – Вера Глаголева. Четверо из пяти – россияне, четверо из пяти умерли – этим и был обусловлен рост запросов. Украинский политик Михаил Саакашвили лишь на девятом месте, американский политик Дональд Трамп – строчкой ниже. «Почему… Малахов ушёл с первого канала?» - третий по популярности запрос в стране, декларирующей полный разрыв с Россией. За рамками интереса к личностям запрос №1 на Украине – «сериал Физрук 4 сезон», на втором месте – украинское шоу «Холостяк», на третьем – сайт Национального агентства по борьбе с коррупцией.


Во-вторых, украинцы спрашивают о том же, о чём и мы. «Что такое… спиннер?» - запрос номер один в 2017 году на Украине и номер два у нас. «Что такое… майнинг?» - пятый по частоте запрос у украинцев, «как начать… майнить?» - первый в России. На пятой строчке у нас «что такое… антикитерский механизм», он же на второй строчке у украинцев. Общность языка определяет степень технологической открытости наших обществ – новинки гаджетов и технологий приходят к нам одновременно.


В-третьих, украинцы совсем не согласились со своей властью в части запрета российских соцсетей и поисковиков. Вопрос Гуглу «как… обойти блокировку ВК?» - первый, «как… зайти в одноклассники?» - пятый. «Что такое… vpn?», т.е. один из видов обхода блокировки, - на третьем месте. «Почему… не работает вк?» - на первом месте среди всех «почему» и важнее даже чем «почему… подорожал газ?» Нежелание уходить из российских соцсетей прослеживалось и по косвенным признакам. По данным TNS-UA сразу после майского запрета, наиболее популярным сайтом по росту динамики был Opera.com – браузер позволяет устанавливать VPN-соединение. Крайне интересная тенденция наблюдалась при анализе возрастных групп. Молодые (14-20 лет) люди компенсировали запрет, в большинстве своём переходя в Facebook: их соотношение с Opera по росту охвата в сравнении с «дозапретной» неделей составлял 74 / 463 %. Напротив, старшая возрастная категория (46+) настойчиво старалась сохраниться в российских соцсетях: 24 % роста охвата Facebook против 2900 % роста охвата Opera.com.


Три эти тренда, сохраняющиеся с течением времени, явным образом свидетельствуют о сохранении общности социолкультурного пространства и наличии во многом общей повестки дня. Несмотря на потерю русским языком функции политического маркера, он остаётся основным инструментом если не влияния, то поддержания общности. Очевидно, со временем при сохранении антироссийских трендов украинской политики её уровень будет понижаться. Да и сейчас её наличие отнюдь не детерминирует чувства украинцев к нашей стране. Можно ненавидеть соседа, который заливает твою квартиру, но с одинаковым рвением каждый раз садиться перед телевизорами на разных этажах с одинаковым желанием смотреть футбол. Приведённые запросы фиксируют лишь общие интересы. Как их использовать – дело каждого из государств.


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter